Надо Знать

добавить знаний



Алтайские языки



План:


Введение

Распространение алтайских языков в Евразии

Алтайские языки - макросемья языков, которая включает микроалтайську семью: тюркские языки, монгольские, тунгусо-маньчжурские около 66 живых языков, макроалтайську семью, кроме перечисленных также: корейский и японский языки (принадлежность японского к алтайской языковой семье является дискуссионной) около 74. Mикроалтайська семья имеет около 348 000 000 говорящих, макроалтайська семья около 558 миллионов.

Распространена в Азии и Восточной Европе на обширной территории от Балкан до Магаданской области и от Таймыра до Фарса (Иран) и островов Рюкю (Япония). Генетическое родство составляющих ветвей не является общепризнанной: некоторые ученые считают ее приобретенной в результате интенсивных языковых контактов на уровне праязыка.


1. Внутренняя классификация

По наиболее распространенному мнению алтайская семья включает тюркские языки, монгольские языки, тунгусо-маньчжурские языки, в максимальном варианте также корейский язык и японско-рюкюськи языка (родство с двумя последними группами гипотетически).

По данным глоттохронологии, распад алтайского праязыка датируется приблизительно 5 тыс. до Р. Х. (17 совпадений в 100-языковом списке Сводеша). Традиционно предполагалось деление на японо-корейский и тюркско-монгольско-тунгусо-маньчжурскую (захидноалтайську или материковую) пидсимьи. Но более подробный лексикостастичний анализ и сравнительный распределение около 2000 л 2000 лексических изоглосс (пидсумувани в Алтайском этимологическом словаре [2003]) говорят в пользу того, что алтайская семья делится скорее на 3 пидсимьи:

  • западную (тюрко-монгольскую), распавшуюся в сер. 4-го тыс. до Р. Х. на на тюркскую и монгольскую ветви (25 совпадений в 100-словно списка);
  • центральную, включающую тунгусо-маньчжурскую ветвь;
  • восточную (японо-корейскую), распавшуюся в сер. 3 тыс. до Р. Х. на корейскую и японо-рюкюськи ветви (33 совпадения в 100-словно списке). Исторические данные свидетельствуют, что в III тыс. до Р. Х. японо-корейцы и тунгусо-маньчжуры составляли единство, расколотое созданием Глазковской культуры и королевства Кочосон. Раскол японо-корейцев произошел лишь в IV веке до Р. Х., когда часть из них переселилась в Японию и ассимилировав местных айнов, создала протояпонские культуру Яей

Но дальнейший распад утворившихся ветвей происходит гораздо позднее, что является одной из причин того, что некоторые ученые не признают алтайским семьей генетического статуса.

  • Тюркская ветвь - 72% между отдельными составляющими (примерное время распада - начало эры от Р. Х..)
  • Монгольская ветвь - 90% (X век);
  • Тунгусо-маньчжурская ветвь - 65% (IV век до Р. Х.)
  • Японско-рюкюська ветвь - 74% (II век до Р. Х.)
  • Корейская ветвь - 91% (XI век).

Западные лингвисты нередко объединяют корейскую и японо-рюкюськи ветви в одну пуйоську ветку, в которую включают также ряд мертвых языков: древнеяпонской, древние языки Корейского полуострова (когурьоська, Силла, Пэкче, ПУЭ и др.) [1] [2] [3]


2. Прародина

Название "алтайские" указывает на предполагаемую прародину семьи ( Алтай), которая, впрочем, по последним данным находилась южнее, на территории нынешнего Северного Китая.

3. Внешняя родство

В современной макрокомпаративистици алтайская семья включается в ностратической макросемьи. Предположение об особой близости алтайских языков с уральскими (гипотеза урало-алтайской семьи языков существует с XVIII в.) может сниматься в рамках ностратической теории; специфические схождения уральских и алтайских языков в обл. лексики, словообразования и типологии объясняются похожим местом обитания и многочисленными контактами на разных хронологических уровнях.

Некоторые ученые пытаются связать микроалтайською группу культурой Карасук и появления северных монгольских элементов в динлины. Предполагается что культура Карасук это основанная мигрантами восточной ветви Дилинь. Ее влияние распространялось на Ордосские регион Китая и на всю Маньчжурию и Северную Корею. Представители карасукская культуры имели постоянные поселения и дома. Экономика была сложной. Они разводили крупный рогатый скот, лошадей и овец. Разработали высокий уровень бронзовой металлургии. Характерные для культуры Карасук обширные кладбища. Могилы были огорожены каменными плитами, уложенными на гребень.

Другие ученые связывают культуру Карасук с карасукская языках - недавно предложенной языковой семьи, которая включает Енисейские языки и бурушаски, но не с алтайскими языками. Привязка языка к археологических открытий при отсутствии письменных доказательств всегда является деликатным вопросом. Сейчас предлагается связь енисейских языков с языками на-дене Северной Америки в единую языковую семью Дени-Енисейске (Bulletin of the Society for the Study of the Indigenous Languages ​​of the Americas 264, 31 March 2008).

Считается, что тюркские и монгольские языки более тесно связаны друг с другом, чем с Тунгусским. Если это так, раскол между тюркскими и монгольскими языками состоялся последним в алтайский группе. Предполагается, что это произошло незадолго до периода Хунну.


4. Грамматическая характеристика праязыка и ее развитие

4.1. Фонология

Фонологические системы совр. алтайских языков имеют ряд общих свойств. Консонантизм: ограничения на встречаемости фонем в позиции начала слова, тенденция к ослаблению в начальной позиции, ограничения на сочетаемость фонем, тенденция открытого состава. Громкие взрывные противопоставлены обычно по силе-слабости или по звонкости-глухости; глоттализацию не встречается. Отсутствуют фонологически релевантные поствелярни (увулярни в тюркских языках - аллофонов велярный при гласных заднего ряда). Эти системы являются развитием следующей системы фонем, восстанавливаемой для праалтайскои языка.

Праалтайский консонантизм реконструируется в следующем виде:

p h p b m
t h t d n s z r l
č h č ǯ ń j ŕ ĺ
k h k g ŋ

Вокализм включал 5 монофтонгов (* i, * e, * u, * o, * a) и 3 дифтонги (* ia, * io, * iu), которые возможно были упередненнимы монофтонги: * * . Дифтонги встречаются только в первом слоге. Для праалтайськои восстанавливается отсутствие сингармонизма. Для вокализма большинства алтайских языков характерен сингармонизм различных типов; сингармонистични системы реконструируются по крайней мере для пратюркськои и прамонгольскои языков. В части языков является долгие гласные, а также восходящие дифтонги (в тунгусо-маньчжурских, некоторых тюркских языках, для определенного периода развития монгольских языков).

В алтайских языках практически отсутствует фонологически значимое силовое упор. Для языков японско-корейской ветви характерны системы с музыкальным ударением; реконструируется пракорейсько-японская система тонов. В отдельных тюркских языках отмечены тоновые и фонационного просодические различия. Для праязыка, очевидно, релевантно было противопоставление гласных по долготе-краткости (по тюркско - тунгусо-маньчужрским соответствиям) и по тону (высокий-низкий, по японо-корейским соответствиям).

Общие тенденции в фонетическом изменении алтайских языков - склонность к установлению сингармонизма различных типов, сложные позиционные изменения, редукция фонологической системы в анлаути, компрессия и упрощение сочетаний, что приводит к уменьшению длины корня. Это вызвало резкое увеличение числа омонимичных корней, компенсируется сращением корней с аффиксальными элементами затрудняет выделение праоснов, установления их значений и их сравнение в рамках алтайской теории.


4.2. Морфология

В области морфологии для алтайских языков характерна агглютинация суффиксального типа. Есть и определенные типологические различия: если западные тюркские языки являются классическим примером аглютинативности и почти не фузии, то в монгольский морфологии находим ряд фузионных процессов, а также не только морфонологические, но и морфологический распределение аффиксов, т.е. явное движение в направлении флексии. Восточные тюркские языки, которые попали в сферу влияния монгольского, также развивают мощную фуге.

Грамматические категории имени в алтайских языках материковой ветви - число, принадлежность, падеж; в японский и корейский - падеж. Для аффиксов числа характерно большое разнообразие и тенденция к нанизывания в пределах одной словоформы нескольких показателей множества с последующим склеиванием их в один, много показателей обнаруживают материальное сходство с суффиксами коллективных имен, от которых, вероятно, и происходят. Легкий переход значения аффикса от деривационного собирательного к грамматической множественности связан с характером употребления множественного числа в алтайских языках: оно выражается лишь в маркированном случае, иногда только лексически. Для праалтайскои восстанавливается большое количество аффиксов соборности с разнообразными оттенками значений.

Аффиксы вещи в монгольских и тунгусо-маньчжурских языках происходят от постпозитивный личных местоимений, а в тюркских образуют особую систему (возможно, также восходящую к личных местоимений) особый аффикс принадлежности 3-го лица-ni, не сводится к местоимений 3-го лица , а восходит к праалтайськои языка. В тунгусо-маньчужрських языках аффиксы принадлежности 1-го лица множественного различают, как и личные местоимения, инклюзивность и эксклюзивность. Во всех трех материковых семьях форма принадлежности 3-го лица используется для выражения определенности.

Практически для всех алтайских падежных систем характерен именительный падеж с нулевым показателем, форма с нулевым падежным показателем используется также при многих послелогов. Такая форма восстанавливается и для праязыка. Реконструируются также аффиксы винительного, родительного, партитивного, дательного и творительного падежей. Есть ряд общих показателей по локализационного, направлювальнимы и подобными значениями, частично задействованных по языкам в именных парадигмах, частично проявляются в наречных образованиях. Эти показатели часто присоединяются друг к другу и к падежных аффиксов "основных" падежей, первоначально для выражения оттенков Локализационно направлювальних значений, затем тонкие различия стираются и возникают этимологически сложные падежные показатели.

Личные местоимения тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языков обнаруживают существенные совпадения (сравните отличие прямой (bi-) и косвенной (m-) основ в местоимений 1-го лица, основание местоимений 2-го лица в монгольских языках (* t-> n -) отличается от тюркской и тунгусо-маньчжурской (s-). В монгольских и тунгусо-маньчжурских различаются инклюзивные и эксклюзивные местоимения 1-го лица мнпожины. Притяжательные местоимения являются производными от личных, у монгольских и тунгусо-маньчжурских языках есть возвратно - притяжательные местоимения . Указательные местоимения совпадают формально и семантически в монгольских и тунгусо-маньчжурских языках; в тюркских древняя система (имеются три степени дальности). В корейский есть общие с монгольскими и тунгусо-маньчжурскими указательные местоимения i (* e) 'этот' и te 'тот '. Восстанавливается два вопросительных местоимения с противопоставлением по личности / неличные. В монгольских языках есть особая категория видзайменникових глаголов (этимологически - глаголы, производные от указательных и вопросительных местоимений) к этой же категории относят негативное глагол е-, общее для монгольских и тунгусо - маньчжурских языков.

Вопреки часто висловлювальнои мысли, для алтайских языков реконструируется система общих числительных от 1 до 10.

В Алтайском глаголе находят две исконно глагольные формы: повелительное наклонение (в форме чистой основы) и желаемый образ (на-s-). Другие финитные формы этимологически представляют собой различные отглагольные имена, которые стоят на предикативный позиции, либо оформлены аффиксами предикативности (обычно выражают лицо и число). Показатели этих отглагольных имен (ныне играют роль видо-временных и здийснювальних) обнаруживают значительное материальное сходство, но их первоначальная семантика и употребление сильно затемнены внутрисистемные изменениями. Категория залога в алтайских языках является скорее словообразовательной, при общей структурной близости она сохраняет мало материально тождественных показателей. Для тюркских и тунгусо-маньчжурских языков характерно включение в глагольную парадигму категории отрицания, но показатели ее не совпадают. Есть несколько общих модальных показателей. Личное согласование глагольных форм представлено в языках внутреннего круга, его показатели достигают в конечном счете к личных местоимений. В японский и корейский как функциональный аналог личного согласования выступает развитая категория вежливости.

Алтайские языки демонстрируют значительное число общих словообразовательных показателей, главным образом имен от глаголов и глаголов от имен.


4.3. Синтаксис

Алтайские языки - языки номинативных строения с преимущественным порядком слов SOV и препозиции определения. В тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языках встречаются изафетни конструкции с посесивним показателем при определенном слове. Применяется главным образом бытовой способ выражения владения (т.е. "у меня есть", а не "я"), кроме монгольских, где обладание выражается с помощью особого прилагательного на-taj (типа "я есмь лошадний"; прилагательные владения и не владение есть и в других материковых алтайских языках). В японском и корейском предложении обязательно формально выражено актуальное членение. Термин "алтайский тип сложноподчиненного предложения" связано с преобладанием, предоставляемых алтайскими языками абсолютным конструкциям с глаголом в нефинитний форме перед придаточными предложениями.


5. История исследования

Возникновение научной алтаистикы связано с именем Б. Я. Владимирцова, Г. И. Рамстедта и Н. Н. Поппе. Г. Рамстедт обосновал родство не только тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языков, но и корейского. Впоследствии Р. Миллер выдвинул, а С. А. Старостин окончательно обосновал принадлежность к той же семье японского языка. Ряд исследователей (А. М. Щербак, А. Вовин, C. Георг, Г. Дерфер, Ю. Янхунен) считает родство алтайских языков недоказанным, оставляя за алтайским общностью лишь локальный и типологический статус. Основные претензии вызывает введенная в алтаистику сравнительная лексика: утверждается, что все алтайские лексические сопоставления могут быть объяснены разновозрастными заимствованиями и что общими для алтайских языков оказываются как раз слова, по своему значению связаны с "проницаемым" частям лексической системы. Реальная основа такого взгляда состоит в следующем: компаративистских процедуре в алтайских языках действительно приходится сталкиваться с возмущающим фактором многократно возобновляются тесных контактов между тюрками, монголами и тунгусо-маньчжурами, вследствие которого лексика любого материковой алтайского языка полна заимствований из других алтайских языков. Дополнение алтайского сравнения японской и корейском языках значительно повышает надежность лексического сопоставления, уменьшая вероятность объяснения лексических совпадений ранними контактами.


Примечания

  1. " " 2006. "Methodological Observations on Some Recent Studies of the Early Ethnolinguistic History of Korea and Vicinity". Altai Hakpo 2006, 16: 199-234.
  2. " " Alexander Vovin, 2005. "Koguryǒ and Paekche: Different Languages ​​or Dialects of Old Korean?" Journal of Inner and East Asian Studies, 2005, Vol. 2-2: 108-140.
  3. " " http://www.upkorea.net/news/photo/5017-2-4633.pdf - www.upkorea.net/news/photo/5017-2-4633.pdf


п о р Алтайские языки
1 Классификация этих языков является дискуссионной
п о р Список основных языковых семей
Африка
Афразийских Австронезийский Жу-чоанськи Каду КХО Команский Манде Нигеро-кордофанской Нило-сахарские Сонгайськи Да-апрель Убангийськи.
Изолированные: хадза Сандаве
Евразия
Абхазо-адыгских Афразийских Айнские Австроазийськи Австронезийский Чукото-Камчатские Дэн-енисейские Дравидийские Эскимосско-Алеутские Андаманские Мяо-яо Хуррито-урартские Индоевропейские Японские Картвельских Тай-кадайськи Монгольские Нахско-дагестанские Сино-Тибетские Тунгусо-маньчжурские Тюркские Уральские Юкагирськи.
Возможно, также: Алтайские Тірренські.
Ізольовані: Баскська Бурушаскі Еламська Ніхалі Корейська Кусунда Нівхська Шумерська
Новая Гвинея
Amto-Musan Austronesian Baining Bayono-Awbono Border (Tami) Central Solomons East Bird's HeadSentani East Geelvink Bay Eastern Trans-Fly Fas Kwomtari Lakes Plain Left May Mairasi Nimboran North Bougainville Piawi RamuLower Sepik Senagi Sepik Skou South Bougainville South-Central Papuan Tor-Kwerba Torricelli TransNew Guinea West Papuan Yawa Yuat.
Можливо також: YeleWest New Britain.
Ізольовані: Abinomn Busa Isirawa Kol Kuot Pyu Taiap Yal Yuri and maybe Sulka
Австралия
Bunuban Burarran Daly Giimbiyu (Mangerrian) Gunwinyguan Iwaidjan Jarrakan Limilngan Mirndi Nyulnyulan Pama-Nyungan Tankic Tasmanian Worrorran.
Ізольовані: Enindhilyagwa Gaagudju Laragiya Ngurmbur Tiwi Umbugarla
Северная Америка
Algic Alsean Caddoan Chimakuan Chinookan Chumashan Comecrudan Coosan Dene-Yeniseian Eskimo-Aleut Iroquoian Kalapuyan Keresan Kiowa-Tanoan Maiduan Muskogean Palaihnihan Plateau Penutian Pomoan Salishan Shastan Siouan-Catawban Tsimshianic Utian Uto-Aztecan Wakashan Wintuan Yokutsan Yuman-Cochim.
Можливо також: Yuki-Wappo.
Ізольовані: Chimariko Haida Karuk Kutenai Siuslaw Takelma Timucua Washo Yana Yuchi Zuni
Мезоамериканські
Mayan Misumalpan Mixe-Zoque Oto-Manguean Tarascan Tequistlatecan Tolan Totonacan Uto-Aztecan.
Ізольовані: Cuitlatec Huave Lenca Seri Xinca
Южная Америка
Alacalufan Arauan Araucanian Arutani-Sape Aymaran Barbacoan Bororoan Cahuapanan Cariban Catacaoan Chapacuran (or Wamo-Chapakura) Charruan Chibchan Choco Chon Guaicuruan Guajiboan G (J) Harakmbut Jirajaran Jivaroan Kariri Katembri-Taruma Katukinan Maipurean (Arawakan) Mascoian Matacoan Maxakalian Muran Nambikwaran Otomako-Taparita Pano-Tacanan Peba-Yaguan Puinavean (Mak) Purian Quechuan Saliban Tucanoan Tupian Uru-Chipaya Witotoan Yabutian Yanomaman Zamucoan Zaparoan.
Можливо також: Chimuan Esmerelda-Yaruro Hibito-Choln Lule-Vilela Macro-G Tequiraca-Canichana.
Изолированные: Aikana? Andoque? Camsa Canichana Cofan? Huaorani Irantxe (?) Itonama Joti Movima Taushiro Tequiraca (Abishiri) Ticuna Trumai Warao Yamana Yuracare
См.. также
Изоляты Неклассифицированные языки Креольские Пиджины Смешанные Искусственные Языки знаков


код для вставки
Данный текст может содержать ошибки.

скачать

© Надо Знать
написать нам