Надо Знать

добавить знаний



Битва под Прохоровкой


Bundesarchiv Bild 101I-219-0553A-36, Russland, bei Pokrowka, russischer Panzer T34.jpg

План:


Введение

п ? о ? р
Курская битва
Курск - Прохоровка - Орел - Белгород-Харьков

Битва под Прохоровкой - сражение между немецкими и советскими войсками во время военной фазы Курской битвы, считается крупнейшей в истории битвой с применением бронетанковых сил [ ].


1. Силы сторон

До начала операции "Цитадель" (вечером 4 июля) в составе 2-го танкового корпуса СС было 327 танков Pz III, IV, VI, Т-34 и 129 штурмовых и противотанковых САУ Stug и Marder (боеготовых). Из танков - всего 35 исправных "Тигров" и ни "Пантеры" (все 200 "Пантер" в то время были переданы дивизии "Гросс Дойчланд" 48-го ТК). Также в корпусе было 54 самоходных гаубиц Wespe и Hummel и 24 самоходных орудий Grille, однако они применялись против танков только в крайнем случае. На конец 11 июля в составе этого корпуса СС было 211 боеспособных танков (Pz III, IV, VI, Т-34) и 100 штурмовых и противотанковых САУ (Stug и Marder), а также 49 самоходных гаубиц Wespe и Hummel и 24 самоходных орудий Grille . Среди танков - 15 исправных "Тигров" и само собой никакой "Пантеры". "Фердинанд" не только во 2-м тк СС, но и вообще в Е. Манштейна быть просто не могло - это прославленная советскими военными САУ была выпущена немцами единичной партией (90 штук), все они применялись на северном фасе Курской дуги, и, кстати, Э. Манштейн назвал эту САУ такой, что не оправдала себя. В составе советских 18-го и 29-го тк на утро 12 июля находилось готовыми к бою 368 танков и САУ. Вся эта техника использовалась на направлении главного удара двух корпусов против дивизии "Лейбштандарт". Так, соотношение в танках и САУ было 1:3,5 в пользу советских войск.


2. Ход битвы

12 июля 1943 в районе железнодорожной станции Прохоровка в 56 километрах к северу от Белгорода произошла крупная танковая битва, ставшая одним из острых и решающих боев битвы на Курской дуге - битва между наступающим 2-м танковым корпусом СС ( 4-я танковая армия Германии) и советскими войсками, наносили контрудар.

Командующий 5-й гвардейской танковой армией Ротмистров бросил два своих танковых корпуса, 18-й и 29-й - 336 танков и 20 САУ) на дивизии СС Лейбштандарт СС "Адольф Гитлер" (56 танков и 30 САУ), которая практически уничтожила эти два корпуса.

Одновременно дивизия СС "Тотенкопф" успешно наступала против дивизий 5-й гвардейской армии Жадова.

Дивизия "Рейх" также успешно наступала против 2-го гвардейского и 2-го танковых корпусов армии Ротмистрова.

  • на центральном участке (18-й и двадцать девятый танковые корпуса и 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия против дивизии СС "Лейбштандарт") - советское наступление было остановлено, после ожесточенных боев в районе совхоза "Октябрьский" немцы остались на прежних позициях, однако восемнадцатый танковый корпус вклинился на узком участке (2 км по фронту) на глубину 5 км между дивизиями "Тотенкопф" и "Лейбштандарт", а двадцать девятого танковый корпус занял ничейную полосу перед "Октябрьским" (вопрос о занятии этого совхоза советскими частями остается темным пятном)
  • на северном участке (девяносто седьмой, 95-а, 52-а, 42-я гвардейские стрелковые дивизии и 24-я гвардейская танковая бригада против дивизии СС "Тотенкопф") - немцы продвинулись на 5 км, на участке 6 км по фронту;
  • на южном участке (2-й гвардейский и 2-й танковые корпуса, 183-я стрелковая дивизия против дивизии СС "Райх") - немцы продвинулись на 2 км, на участке 8 км по фронту.

3. Результат боя

Под Прохоровкой советские войска численно преобладали немецкие по разным оценкам в два-три раза, но немецкие войска имели превосходство в качестве техники и в его боевых возможностях, к тому же немецкие войска оборонялись и были хорошо подготовлены и оснащены. В бою приняли участие около 700 (часть, вероятно, отстала на марши, "на бумаге" армия имела более тысячи машин) советских танков. С немецкой стороны было около 350 танков и САУ, из них 35 "Тигров". В бою танки с немецкой стороны сыграли значительную, но не решающую роль, поскольку основной груз боя на себя взяли укрепленные позиции, которые состояли как из танков, так и со значительного количества противотанковых орудий. Столкновение танковых масс все же было, но не носило массового характера со стороны немцев.

Группировка, которые наступали утром 12 июля 1943 двигались навстречу друг другу не "в лоб", а под заметным углом. Немцы первыми заметили советские танки и успели перестроиться и приготовиться к бою. Легкие и большая часть средних немецких танков атаковали с фланга танки П. Ротмистрова, которые вынуждены были на ходу менять направление атаки. Это вызвало неизбежно смятение и позволило роте ?тигров? при поддержке самоходок и части средних танков неожиданно атаковать с другой стороны. Советские танки оказались под перекрестным огнем, причем откуда ведется вторая атака видели лишь некоторые танкисты (из-за задымленности поля боя).

Танковая битва имела место лишь на направлении первого удара немцев, "тигры" вели огонь без помех, как в тире (отдельные экипажи заявили до 30 побед). Это был не бой, а избиение. Тем не менее, советские танкисты сумели вывести из строя четверть немецких танков. Технические преимущества немецкого оружия советские танкисты восполняли героизмом. Корпус немцев вынужден был остановиться на двое суток. К тому времени начались контрудары советских войск по флангам немецких ударных группировок и дальнейшее наступление враждебного корпуса становился бесперспективным. Интересен тот факт, что ни один немецкий мемуарист или очевидец не назвал в своих воспоминаниях эту битву встречной танковой и крупнейшей в войне, часть из них просто отмечала только колоссальные потери советских бронетанковых войск под Прохоровкой.

Возникает вопрос: была Прохоровская битва крупнейшее встречное танковое сражение Второй мировой войны? Эта битва действительно была грандиозной по своим масштабам и по концентрации механизированных сил с обеих сторон на небольшом участке фронта, но никак эта битва не может претендовать на звание самой встречное танковое сражение Второй мировой войны. Это объясняется тем, что встречные бои, хотя и имели место в ходе сражения, но носили фрагментарный характер и происходили с участием небольших групп танков, и только в тех местах, где советским танкам удавалось прорвать оборону немцев.


4. Потери сторон

Потери обеих сторон в итоге точно подсчитать трудно, поскольку разные источники дают разные данные, но если привлечь боевые документы, то примерные потери были следующими: с немецкой стороны - подведены в ходе боя 154 танка и САУ - 56,4%, 41 танк отправили в долгосрочный ремонт, 67 танков вошли в строй после краткосрочного ремонта, 34 танка были уничтожены безвозвратно, другие танки получили незначительные повреждения. Советские войска потеряли в наступлении 237 танков и 17 САУ - 69% от общей численности, большинство из них были потеряны безповороньо, поскольку во-первых поле битвы осталось за немцами и во-вторых в ночь с 12 на 13 июля 1943 г. немецкие саперы сорвали подбитые машины, стоявшие на поле.

Но, каковы бы ни были значительные потери, главным для руководства Воронежского фронта оставался вопрос о прекращении немецкого наступления и советские войска с этой задачей успешно справились.

Другие данные 12 июля второй танковый корпус СС потерял поврежденными и уничтоженными порядка (точных данных нет) 70 танков и САУ - 22% немецкой бронетехники, включая потери от 5-й гвардейской армии. К безвозвратным потерям были списаны только 2 Pz IV lg, это связано с тем, что поле боя осталось за немцами, и они смогли оттянуть свои поврежденные танки для ремонта на базу.

5-я гвардейская танковая армия потеряла в этот день 343 танка и САУ (по советским документам, изученным Н. Замулиним и Л. Н. Лопуховский) - 57% советской бронетехники, участвовавшей в Прохоровской битве (не считая потерь в районе Шахматно).

Потери личного состава танкового корпуса СС за 12 июля - 149 убитых, 33 пропавших и 660 раненых, в сумме 842 солдата и офицеров.

Советские потери 12 июля под Прохоровкой - более 10 тысяч человек убитыми, пропавшими без вести и ранеными, один только двадцать девятый танковый корпус потерял 12 июля 1991 человека, в частности 1033 убитыми и пропавшими, а 95-а ГВ. сд - 3326 человека.


5. Последствия битвы

Сталин, раздраженный большими потерями в бою, приказал создать комиссию, чтобы наказать виновных. По решению Верховного Головкомандувача была создана комиссия под председательством Георгия Маленкова для расследования причин больших потерь, понесенных пятый гв. И под Прохоровкой. В отчете комиссии, представленном Сталину в августе 1943, боевые действия советских войск 12 июля под Прохоровкой названы образцом неудачно проведенной операции. Полный текст отчета хранится в Президентском архиве России и является секретным.

Этот бой стал переломным в битве, немцы не смогли прорвать оборону Красной армии на южном фланге Курской дуги и были вынуждены несколько дней перейти к обороне. Стратегическая ситуация на фронте изменилась: в Сицилии высадились союзники, и Гитлер считал целесообразным оказать помощь своим итальянским союзникам, чем дальше терять силы и ресурсы без видимого успеха. Боеспособные танковые части были сняты с Восточного фронта и отправлены на Средиземноморский театр военных действий.


6. Прохоровская битва в советской историографии

Как и многое войны, битва была в советской военной истории оплутана Флер идеологических мифов. Пока были живы генералы и маршалы, непосредственные руководители соединений, говорить о соотношении потерь считалось недопустимым. Сама битва под Прохоровкой была постфактум названа "самым крупным танковым сражением в истории", в котором принимали участие 1200 или даже 1500 танков и САУ. Это явное преувеличение.

Большая Советская Энциклопедия пишет:

" "12 июля 1943 в районе западнее и южнее Прохоровки в ходе Курской битвы произошло крупнейшее в истории Великой Отечественной войны 1941-45 встречное танковое сражение между наступающим немецко-фашистским танковым группировкам ( 2-й танковый корпус СС и 3-й танковий корпус, всього біля 700 танків і штурмових гармат) і 5-ою гвардійською танковою армією і трьома танковими і механізованими бригадами (близько 800 танків і самохідно-артилерійських установок, САУ), що наносили контрудар. У запеклих боях, що тривали весь день, супротивник втратив понад 350 танків і штурмових гармат, понад 10 тис. чол. убитими і був вимушений перейти до оборони, 5-а гвардійська танкова армія втратила близько 300 танків і САУ. 12 липня наступив перелом в Курській битві, ворог перейшов до оборони, а 16 липня почав відводити свої сили. Війська Воронезького, а з 19 липня і Степового фронту перейшли до переслідування і відкинули німецько-фашистські війська на початковий рубіж." "

22 серпня 1943 р. командувач Воронезького фронту М.Ф. Ватутін видав директиву, в якій вказував:

" "Мають місце випадки лишніх втрат танків і живої сили, виключно завдяки невмінню командирів організувати маневр і обхід протитанкової оборони. Замість розумного маневру і обходу вогневих точок - танки з місця ведуть вогонь, причому несуть невиправдані втрати від вогню ПТО. До сьогодні ще не відпрацьовані питання організації чіткої взаємодії з артилерією, погана взаємодія між родами військ - танкові командири не можуть викликати вогонь артилерії"" "

У своїх спогадах В.П. Брюхов, командир танку Т-34 2-го танкового корпусу 5-ї гвардійської армії згадує той пекельний день 12 липня:

" "В Прохоровский битве наш корпус сначала был во втором эшелоне, он обеспечивал ввод в бой других корпусов, а затем корпуса приказали идти вперед. В бою на поле между танками было не более ста метров, никакого маневра. Это была не война - избиение танков. Ехали на малой скорости, стреляли. Все горело. Над полем боя стоял страшный смрад. Все было закрыто дымом, пылью, огнем, так что казалось - наступили сумерки. Авиация всех бомбила. Танки горели, машины горели, связь не работал. Все провода намотаны на гусеницы. Радиосвязь заблокирован. Что такое связь? Я стараюсь передать сообщение по радиосвязи, вдруг меня подводят - радиоволна заблокирована. Нужно переходить на запасную волну. В восемь утра мы пошли в атаку и тут же сошлись с немцами. Примерно через час мой танк подбили. Откуда прилетел снаряд и попал в борт, отбил ленивец (колеса натягивают гусеницу) и первый каток. Танк развернувшись, остановился. Мы сразу выскочили и начали отползать в воронку. Тут уж не до ремонта. Это Прохоровка! Там если танк остановился - выскакивай. Если тебя сейчас не убили, то следующий танк подойдет и добьет. В упор расстреливали. Я пересел на другой танк. Его тоже вскоре сожгли. Снаряд попал в моторное отделение. Танк загорелся, и мы выскочили. В воронку залезли и сидели, отстреливались. Но пока в танке воевал, я тоже дурака не валял - первым снарядом подбил 75-мм пушку, которую персонал выкатывал на огневую позицию, и сжег танк Т-III. Бой продолжался где-то до семи часов вечера, у нас были большие потери. В бригаде из шестидесяти пяти танков осталось около двадцати пяти, но по первому дню у меня сложилось впечатление, что потери с обеих сторон были одинаковы ... Вечером 12-го Июль поступил приказ перейти к обороне, и еще три дня мы отбивали контраатакы ... " Брюхов В. крепче брони.Пермской землячество.- М., 2005. "

С боевого журнала советского 29-го танкового корпуса:

" "Атака началась без артподготовки занимаемых позиций противника и без прикрытия с воздуха. Это дало возможность противнику открыть сосредоточенный огонь по боевым порядкам корпуса и безнаказанно проводить бомбардировки танков и мотопехоты, что привело к большим потерям и уменьшению темпа атаки, а это в свою очередь дало возможность противнику вести более действенный огонь артиллерии и танков с места. Местность для наступления не способствовала своей пересиченистью, наличие непроходимых для танков оврагов на северо-запад и юго-востоку от дороги Прохоровка-Беленихино заставляли танки прижиматься к дороге и открывать свои фланги, не имея возможности прикрыть их .

Окремі підрозділи, які вирвалися вперед, підходили навіть до радгоспу "Комсомолець", зазнавши великих втрат від артвогню і вогню танків із засідок, відійшли на вихідні позиції. Прикриття наступаючих танків з повітря було відсутнє до 13.00. З 13.00 прикриття здійснювалося групами винищувачів від 2 до 10 машин. З виходом танків до переднього краю оборони противника, східна окраїна хутора Сторожовий, противник відкрив ураганний вогонь із засідок силами танків "Тигр", самохідних гармат і ПТО. Піхота була відсічена від танків і змушена залягти. Прорвавшись в глибину оборони, танки несли великі втрати. Частини противника за підтримки великої кількості авіації і танків перейшли в контратаку і частини бригади змушені були відійти. Під час атаки переднього краю наші самохідні гармати, діючи в першому ешелоні бойових порядків танків і навіть вириваючись вперед танків, мали втрати від протитанкового вогню противника" Замулин В. Н. Засекреченная Курская битва. Неизвестные документы свидетельствуют. - Москва: Яуза, Эксмо, 2007.

"

Із бойового журналу радянського 18-го танкового корпусу:

" "Артилерія противника вела інтенсивний вогонь по бойових порядках корпусу.

Корпус, не маючи належної підтримки у винищувальній авіації і несучи великі втрати від артвогню і інтенсивного бомбардування з повітря (до 12.00 авіація супротивника зробила до 1500 вильотів літаків), повільно просувався вперед. Місцевість у смузі дії корпусу пересічена трьома глибокими ярами, що проходять від лівого берега р.Псел до залізничної колії Беленіхіно - Прохорівка, тому наступаючі в першому ешелоні 181-а, 170-а танкові бригади змушені були діяти на лівому фланзі смуги корпусу біля сильного опорного пункту противника - радгосп "Жовтневий". 170-а тбр, що діє на лівому фланзі, до 12.00 втратила до 60% своєї бойової матеріальної частини. Противник під кінець дня з району с.Козлівка і с.Грєзноє зробив лобову атаку танків з одночасною спробою обходу бойових порядків частин корпусу з напряму с.Козлівка, с.Полєжаєв, використовуючи свої танки "Тигр" і самохідні гармати, інтенсивно бомбардуючи бойові порядки з повітря. Виконуючи поставлене завдання, 18-й тк зустрів добре організовану, сильну протитанкову оборону супротивника з заздалегідь закопаними танками і штурмовими гарматами на рубежі висот 217,9 і 241,6. Щоб уникнути зайвих втрат в особовому складі і техніці, моїм наказом № 68 частини корпусу перейшли до оборони на досягнутих рубежах" Замулин В. Н. Засекреченная Курская битва. Неизвестные документы свидетельствуют. - Москва: Яуза, Эксмо, 2007.

"

Доповідь Ротмістрова Жукову:

" "... Вынужден сообщить Вам, что наши танки на сегодня потеряли свое превосходство перед танками противника в броне и вооружении.

Наличие мощного вооружения, сильной брони и хороших прицельных приспособлений у немецких танков ставит наши танки в заведомо невыгодное положение. Сильно снижается эффективность использования наших танков и увеличивается их выход из строя. Танки Т-70 нельзя допускать к танковому бою, так как они легко уничтожаются огнем немецких танков. Приходится с горечью констатировать, что наша танковая техника, если не считать введение на вооружение самоходных установок СУ-122 и СУ-152, за годы войны не дала ничего нового, а имевшие место недостатки в танках первого выпуска, как: несовершенство трансмиссионной группы (главный фрикцион, коробка перемены передач и бортовые фрикционы), крайне медленный и неравномерный поворот башни, исключительно плохая видимость и теснота размещения экипажа не полностью устранены и сегодня " Замулин В.Н. Забытое сражение огненной Дуги.- Москва: Яуза, Эксмо, 2009.

"

Итак, наши солдаты сражались, как могли, как им приказывали и тем оружием, которое им дали. И не их вина, что наступление 5-й гв. и было плохо подготовлено, что перед наступлением не были разведаны силы и расположение немцев, что не было артиллерийской и авиационной поддержки, что советские танки (Т-34, "Черчилль" (английские) и Т-70) уступали по боевым и техническим качествам немецким (Pz III, Pz IV и "Тиграм"). По утверждению В. Замулина, заместителя директора государственного военно-исторического музея-заповедника "Прохоровское поле", по решению Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина была создана комиссия под председательством Г. Маленкова для расследования причин больших потерь, понесенных 5-й гв. И под Прохоровкой. В отчете комиссии, представленном И.В. Сталину в августе 1943 г., боевые действия советских войск 12 июля под Прохоровкой названы образцом неудачно проведенной операции.



Объяснение того, что после войны в СССР итоги этого сражения были поставлены с ног на голову, возможно такое - Никита Хрущев, давший указание в конце 1950-х писать многотомную историю войны, сам "воевал" на южном фасе Курской дуги как член Военного совета Воронежского фронта. Не в правилах советских историков было смущать вождей. В общем, не существует ни одного кадра кинохроники и фотоснимка, сделанного в ходе сражения под Прохоровкой или сразу после боя на этом поле. Это связано с тем, что все фото-и кинокореспонденты были допущены только на северный фас Курской дуги. А массовый советский читатель о битве под Прохоровкой узнал только в 1953 году, после выхода в свет книги "Курская битва" И.Маркина (Военное изд-во, 1953 г.)


Литература


код для вставки
Данный текст может содержать ошибки.

скачать

© Надо Знать
написать нам