Надо Знать

добавить знаний



Войско Запорожское Низовое


Расположение Украины

План:


Введение

Войско Запорожское Низовое - государственное образование украинского казачества, которое возникло в конце XVII в. на териториии Запорожье из-за раскола в Войску Запорожскому. Возглавлявшееся кошевым атаманом. Центром Войску служила Запорожская Сечь.


1. История


2. Устройство

Сечевая совет. Гравюра XVIII в.

Устройство Низового Войска базировался на демократических началах. Председателем Войска был кошевой атаман, которого избирала сечевая совет, состоявший из всех запорожцев. Кошевой утверждал выбранную запорожскими советом старшин - военного писаря, военного судью, войскового есаула, которые были его ближайшими советниками и помощниками. Назначал паланки и наказную старшину, иногда и военных служащих - военного довбиша, военного переводчика, военного кантаржия, военного канонира (Пушкарь) и других. Кошевой атаман, выполняя функции верховного судьи, утверждал приговоры, вынесенные кошевым судьей, в том числе и смертные, принимал духовных лиц из Киева и назначал священников в сичевую и паланковые церкви. На время своего отсутствия назначал своего заместителя - наказного атамана.

Власть кошевого атамана ограничивали отчет, время и совет запорожцев. Каждый кошевой ежегодно 1 января отчитывался перед побратимами на совете. Если казачество было недовольно действиями, то кошевой покидал свой пост и начинались выборы нового кошевого атамана.

Киш собирался ежегодно на общей казацкой раде 1 января, 1 октября (праздник Покровы) и на 2-3 день Пасхи.


3. Армия

Флаг низового пехоты для морских и речных походов

В свои лучшие времена Низовое Войско могло выставить примерно 20 000 вооруженных казаков.




4. Административное деление

Паланковое устройство Вольностей Войска Запорожского (1734-1775 гг)

В XVII веке Низовое Войско разделялось 5 паланок : Бугогардивской, Кальмиуску, Кодацкую, Перевизьку, Самарскую, из которых Кодацкая и Самарская заселялись семейными казаками. Впоследствии было образовано еще 3 паланки: Орельская, Протовчанская и Прогноивской.

Центром паланок была слобода с небольшим укреплением, где размещалась казацкий отряд. Во главе паланки стоял полковник, который сосредоточивал в своих руках всю военную, административную, судебную и финансовую власть. Полковнику подчинялась администрация паланки - писец, атаманы слобод подобное.

Неказацкого населения, которое проживало на территории паланок подлежало власти паланковую старшины.

COA Kalmius palanka.svg Кальмиусская паланка
COA Kodak palanka.svg Кодацкая паланка

5. Международные отношения

Шведско-Гетманский-Запорожский союзный договор 1709
Шведско-Гетманский-Запорожский союзный договор 1709

6. Образование

В то время, когда масса Запорожского Войска, жившей по зимовках, слонялась по плавнях, путешествовала со своими стадами безграничными степями, прозябала в полном невежестве, а порой даже дичали, в то же время масса запорожского войска, так называемого низового общества, по своей грамотностью и начитанностью стояла столь высоко, что преобладала в этом плане средний, а возможно, и высшее состояние великорусского народа своего времени. Особенно это касается запорожцев XVIII века: если не большинство, то многие из отряда и судей, за некоторыми исключениями, были людьми грамотными, собственноручно подписывались на ордерах и письмах. Более того, читая письма, ордера и записки отряда, судей и других старшин гетманам, господ и бояр, видим, что многие из них писали не только грамотно, но и весьма умело и риторически: эта грамотность доходило до того, что в Сечи можно было найти людей, которые умели сочинять латинские стихи и духовные канты. "Среди них, - говорит современник, - были такие грамотеи, что и в Лавре, и в столицах редко можно было найти таких, по той причине, что в Сечи было всякого люда достаточно" ". Это будет вполне понятным, если вспомнить, что Сечь довольно часто пополняли "ученые и недовчени студенты" Киевской духовной академии, много польских, украинских, а порой и великорусских панов и шляхтичей, которые умели и читать, и писать, но не умели ужиться с порядками своей родины. Даже "московские люди", утверждали, будто в Сечи правилом было выбирать в кошевые человека, "что грамоты не знает", вместе с тем говорили, что нередко кто-то из полковых, которого в Сечи считали неграмотным, впоследствии, выехав из Запорожья на Украина, показывал себя на самом деле не только знатоком русской грамоте, но и "других наук".

Наибольший процент образованных людей, безусловно, давала запорожским казакам Киево-Могилянская академия.

Образованные люди ценились в Запорожье, поскольку "они святое письмо читают и темных людей добру учит". Найпроворниши из них становились военными писарями и нередко, как в силу своего звания, так и от природного ума играли решающие роли среди запорожских казаков. Прозвище "лукавая писуля" получил один из бывших военных писарей, человек удивительно находчивого ума и исключительной изобретательности, Антон Головатый. Огромное большинство военных писарей была, конечно, украинский.

Но кроме пришлого элемента, который давал запорожским казакам большой процент образованных людей, в самом Запорожье были центры образования, школы, запорожские школы разделялись на сечевые, монастырские и церковно-приходские.

В сечевой школе учились мальчики или силой привезены откуда-то казаками и затем усыновленные ими в Сечи, или те, которые сами приходили к ним из Украины и Польши, или специально привезены богатыми родителями в Сечь для обучения грамоте и военного искусства, на Запорожье их обычно называли "молодыми". Таких школьников, по свидетельству одних современников, было в Сечи более ЗО; по свидетельству других, до 80, из них 30 взрослых и 50 детей н; сечевые школьники учились чтению, пению и письма; имели особый, но похож на все войско общественный строй; имели общие школьные средства, хранившиеся всегда у старшего; избирали из своей среды двух атаманов - одного для взрослых, второй для детей, и по собственному усмотрению или оставляли их на этих должностях, или сбрасывали по окончании года. Они получали доходы частично от "наказных" родителей, частично за звон в колокола и чтение псалтири по умерших казаков, за продажу ладана в сечевой церкви, за колядку под окнами сечевого общества и поздравления его в праздники Рождества Христова, Нового года и светлого Воскресения Христова; сверх всего сечевые школьники получали определенную долю боевых припасов - свинца и пороха, - ежегодно присылали из столицы в Сечь на все Запорожское Войско низовое 9.

Главным учителем сечевой школы был иеромонах-уставник, который помимо своих прямых обязанностей наставника исполнял и второстепенные: заботился о здоровье мальчиков, выводил их при нашествие "на свежую воду" в луга, исповедовал и причащал больных, прятал умерших и всех случаи в школе подробно докладывал кошевому атаману и одновременно пограничном врачу. Судя по документу 1750 г., размеры сечевой школы вовсе не соответствовали количеству ребят, учившихся в ней: ее двор был настолько мал, что дети, собранные сюда "из разных мест все вместе находятся".

Монастырская школа существовала при Самарско-Николаевском монастыре. Она возникла вместе с его первой церковью около 1576 Здесь также учились малые и взрослые ребята юноши под руководством самарского иеромонаха; учебными предметами были грамота, молитвы, закон божий и письмо ?. Церковно-приходские школы существовали почти при всех приходских церквах запорожского простонародья , т.е. подданного или женатого состояния запорожских казаков, который жил в паланках в слободах, зимовках и хуторах. "Церковь с колокольней, с одной ее стороны госпиталь, а с другой школа составляли необходимые детали каждого православного прихода запорожского края". Некоторые из этих школ специально назывались "школами вокальной музыки и церковного пения" и предназначались для обучения мальчиков музыки и пения. Такие школы были в Сечи и в паланках; так, 1770 г. такую ​​школу перевели из Сечи в слободу Орловщину на левом берегу реки Орели. "Это сделали для того, чтобы посреди Запорожье, в центре семейного казачества, поднять церковное чтение и пение, чтобы в школах практически приучить молодых казаков, ребят, к церковному пению, создав из них чтецов и певцов для всех новооткрытых церквей и приходов запорожского края. Есть серьезные основания предполагать, что главным действующим лицом в этой орловщинський школе был любимец кошевого Калнышевского, то знаменитый "читака и певца", бывший дьячок Святопокровский церкви города Переяслава Михаил Кафизма, которого как замечательного чтеца и певца 1766 Глебов перевел из Переяслава в Елисаветград и назначил на певческую должность капельмейстером ". Из других школ, сечевой, монастырской и приходских, выходили диаконы, уставники и надзиратели, которые всегда пользовались большим сочувствием у запорожских казаков, чем пришельцы из других мест в Запорожье.

Из всего сказанного о запорожские школы видно, что в Сечи было действительно "не без грамотных", как выразился в разговоре с князем Григорием Потемкиным Антон Головатый. Каким был процент образованных по невежественных в Запорожье, можно судить по двум документам: 1763 г. Курение атаманы и некоторые старики "дали в Коше росписку" строго выполнять все порядки внутреннего благоустройства в своем войске и в знак этого приложили руки "кто по простоте крестами, а кто может письмом ", тогда на 13 неграмотных в одном курене оказалось 15 грамотных. 1779 г., уже после падения Сечи, когда запорожцы присягали на верность русскому престолу, то из 69 человек, присягу, 37 оказалось образованных, а 32 необразованных. Факт якнайповчальниший для тех, у кого сложилось представление о запорожских казаках как о гуляка, пьяниц и грубых невежд: пусть такие люди попытаются найти подобный процент образованности в массе среднего и даже высшего сословия, не говоря уже о более низком состоянии русского народа указанного 1779

Строго следуя во всем простоты, больше опираясь на обычай, как на писаное право, запорожские казаки держались этой простоты и в канцелярской процедуре: по свидетельству современника, который четыре года жил в Сечи, историка князя С. И. Мишецкого, у запорожцев не было ни особой канцелярии, ни большого штата служащих в ней: все входящие бумаги принимал военный писарь, который имел помощника, пидписария. Обязанности этих двух лиц заключались в том, что они получали и читали царские указы, королевские послания, ханские письма низовом обществу на военных советах и ​​давали, с согласия всего войска, ответы на различные запросы и предложения, сделанные ему теми или другими царями и обладателями, причем каждую письменную дело выполняли на квартире или в шалаше писаря. Те же свидетели утверждают, что ни журналов повседневной жизни войска, ни записок о его походах запорожцы совсем не вели. "Числа не знаем, ибо календаря не имеем, ч в книге, а месяц в небе" - обычно шутили запорожцы в том случае, когда у них требовали дать справку по входным книгах о том или ином человеке, которая сбежала из московской или польской земли в Запорожье. Наконец, есть все основания полагать, что запорожские казаки вели свои дела совсем не так просто, как представлялось это людям "московского звания", которые жили случайно бывали в Сечи. Дело в том, что указывая на абсолютную простоту своей жизни и отсутствие будто любой канцелярщины в Сечи, запорожские казаки тем самым хотели гарантировать так называемые "военные секреты"; в их понимании, чтобы полностью сохранить политическую независимость всего казацкого строя, нужно было держать в тайне все проявления общественной и частной жизни войска, а этого нельзя было бы достичь, открыто заявляя о существовании у них повседневных записей всего, действовавшим


7. Источники и литература

См.. также

п ? о ? р Казачьи войска
Alex K-Kubanska Narodna Respublika - Herb.svg Herb Viyska Zaporozkogo (Alex K). Svg

код для вставки
Данный текст может содержать ошибки.

скачать

© Надо Знать
написать нам