Ганцов Всеволод Михайлович

Ганцов Всеволод Михайлович
Родился 25 ноября ( 7 декабря) 1892 ( 1892-12-07 )
Чернигов, Черниговская область
Умер 5 октября 1979 ( 1979-10-05 ) (86 лет)
город Чернигов
Гражданство СССР СССР
Национальность Украинская
Область научных интересов языкознание
Alma mater Коллегия Павла Галагана (Киев), Петербургский университет
Ученое звание профессор
Известен: труда по диалектологии и украинского правописания, истории украинского языка


Ганцов Всеволод Михайлович ( 25 ноября ( 7 декабря) 1892 ( 18921207 ) , Чернигов - 5 октября 1979, там же) - украинский языковед.


1. Биография кратко

Окончил 1916 Петербургский университет. Ученик А.А.Шахматова, Л. Щербы, Я. Бодуэна де Куртенэ, в последнем 1916 - 1917 преподавал. С октября 1918 - профессор Киевского университета.

В 1919 - 1929 - научный сотрудник ВУАН. Исследовал вопросы диалектологии, истории украинского языка, украинского правописания, лексикографии.

В работе "Диалектологическая классификация украинских говоров" (1923) разработал научные основы диал. членения украинского языка. Исследовал полесские дифтонги ("Характеристика полесских дифтонгов и пути их фонетического развития", 1923, "диалектологический границы на Черниговщине", 1925).

От 1920 - руководитель Комиссии для составления словаря украинского живого языка, от 1924 - соредактор "Российско-украинского словаря" (вышли т. 1-3, К., 1924-1933) одновременно был член Харьковский правописанию и автором раздела "Фонетика" в проекте украинского правописания (1926). Исследовал проблемы истории украинского языка, правописания и лексикографии. Заложил основы дальнейшего развития украинской диалектологии, предложив новую классификацию украинских говоров (выделил северные, северо-западные и юго-восточные говоры).

Член правописанию и автор раздела "Фонетика" в проекте украинского правописания ( 1926), редактор академического "Российско-украинского словаря" (1925-29).

Исследователь автографов Т. Шевченко.

Арестованный 1929, осужден 1930 по делу "СВУ" на 8 лет, причем следствием рассматривался как один из ключевых авторов ненавистного правописания Скрипника. 1938 - еще на 8 лет, 1950 выслан в Красноярский край (РФ). 1956 освобожден, жил в Чернигове. Реабилитирован. 1989 (посмертно).


2. Расширенный жизнеописание

2.1. Ранние годы. Обучение

Всеволод Михайлович Ганцов родился 7 декабря 1892 г. в Чернигове. Учился сначала в местной гимназии, а с 1907 г. - В Коллегии Павла Галагана в Киеве. В 1911 г. вступил в Петербургского университета на историко-филологический факультет, который и закончил 1916 года (славяно-русское отделение). Еще в студенческие годы талантливый юноша под руководством выдающегося лингвиста академика А. А. Шахматова начал научные исследования в области украинского и русской диалектологии и истории языка и по окончании этого учебного заведения по рекомендации своего руководителя был оставлен при университете профессорским стипендиатом на 2 года. Первой пробой пера молодого исследователя стала работа "Описание говора с. Патюты Козелецкого уезда Черниговской губернии", которая была принята к печати в'' Сборнике'' Академии наук.


2.2. Командировки в Киев

3 1 октября 1918 г. В.М. Ганцов был командирован в Киевский университет святого Владимира с повышенной профессорской стипендией снова сроком на 2 года. 3 21 февраля 1919 г. начал работать в Украинская академии наук как постоянный член i секретарь Комиссии по составлению академического словаря живого украинского языка, которую впоследствии возглавил (был ее руководителем с июня 1920 г. по август 1929 г.). Март 1922 вошел в состав научно-исследовательской кафедры языкознания при Киевском университете как научный сотрудник, а с 1925 г. был избран действительным членом этой же кафедры и руководителем ее секции украинского языка. Одновременно с основной работой в Академии наук читал лекционные курсы и проводил семинарские занятия по истории украинского языка, украинской диалектологии и украинского литературного произношения в Киевском институте народной образования (1920-1921 гг), в Археологическом институте (1923-1924 гг), в музыкально-драматическом институте имени Лысенко (1924 г.). Чрезвычайно плодотворным в это время была научная деятельность В. М. Ганцов в области диалектологии, истории украинского языка, украинского правописания, лексикографии. В работе "Диалектологическая классификация украинских говоров" ( 1923 г.) он разработал научные основы диалектологического членения украинского языка.

Много внимания ученый уделил изучению полесских дифтонгов ("Характеристика полесских дифтонгов и пути их фонетического развития", 1923 г.; "диалектологический границы на Черниговщине", 1925 г.). Труд "Особенности языка Радзивиливского (Кенигсбергского) списка летописи" (1927, рус. Языке) стала образцом анализа языка письменных памятников. Значительный вклад ученого в исследование автографов Тараса Шевченко. Наконец, В. М. Ганцов принимал активное участие в работе Харьковской правописанию, был автором разделов "Фонетика" и "Правописание неизменной части слова" в проекте украинского правописания, изданном в 1926 г., редактировал академический "Русско-украинский словарь" (1925-29 гг) [1, арк.19-20 23-24].


2.3. Научное командировки в Европу

С 5 декабря 1927 по 21 февраля 1929 В.М. Ганцов находился в заграничной командировке, где работал в области славистики в профессора Фасмера ( Берлинский университет), экспериментальной фонетики у профессора Панкочелли-Кальцика (фонетическая лаборатория, Гамбургский увиверситет), и с французской фонетики - в фонетическом институте при Сорбонне в Париже (профессор Перно). За эти годы Всеволод Михайлович тщательно ознакомился с методикой организации труда по составлению лингвистического атласа немецкого языка, был принят в члены индогерманских общества ( 1928 г.), принял участие в работе I Международного лингвистического конгресса, который состоялся в апреле 1928 г. в городе Гаага. Вернувшись в Украину, работал в должности профессора Киевского института народного образования и продолжил деятельность в качестве научного сотрудника Всеукраинской академии наук [1, л.1-2]. Таким образом, В. М. Ганцов конце 20-х годов был в расцвете творческих сил i, по авторитетному свидетельству русского языковеда академика В. В. Виноградова, "от этого многообещающего ученого с широким научным горизонтом можно ожидать работ большого научного значения" [ 1, арк.23]. Да видно не судьба. Судьба (на этот раз правда в лице сотрудников правоохранительных органов) распорядилась иначе.


2.4. Сталинские репрессии

21 августа 1929 ученый был по арестован по обвинению в причастности к фальсифицированной ГПУ "Союза освобождения Украины". И хотя на суде обвиняемый заявил, что не только в этой организации не принадлежал, но и о существовании таковой вообще никогда не слышал, все же был приговорен к 8 годам лишения свободы с поражением в правах на 3 года за то, что якобы "вел организационную работу по основных задач "СВУ" в академической группе при ВУАН "и" выполнял поручения центра "СВУ" по организации связей и взаимной информации "СВУ" с контрреволюционным центром и отдельными представителями его, используя для этого научные командировки за границу "[ 4, с.80-81, 6, с.242].


Что же реально стояло за этим обвинением? Во время пребывания в загранкомандировке Всеволод Михайлович действительно виделся с эмигрантами Дорошенко, Лотоцкий, Чикаленко и Прокоповичем, что он и не отрицал на предварительном следствии, но по его словам эти встречи носили частный характер, и никаких поручений от С. Ефремова перед выездом за границу он не получал, а вышеназванные лица не знали о существовании "СВУ" и никогда с ним об этой организации не разговаривали [6, с.372, 378]. Впрочем, если учесть, что в то время загранкомандировки предоставлялись после строгой процедуры проверки личности командированного, и этот человек навсегда оставалась под пристальным вниманием соответствующих органов, то становится понятным, что совсем нетрудно сделать с В. М. Ганцов связного с зарубежным центром "СВУ", чем карательные органы и воспользовались. Вот почему официальный приговор был окончательный и кассации не подлежал. Так началась "Гулаговский каторга" героя нашего рассказа.


2.5. Практика увеличения сроков наказания

Термин, заключенный отбыл полностью, закончился 21 августа 1937 г., но его продолжали содержать в Соловецкой тюрьме где осужденный находился с сентября 1933 г. Только в мае 1938 г. ученому было объявлено постановление особого совещания НКВД СССР от 15 апреля, согласно которой он получил новый срок заключения - 8 лет исправительно-трудовых лагерей "за контрреволюционную деятельность". Это постановление Всеволод Михайлович обжаловал в заявлении на имя Верховного прокурора СССР: "... почти 9 лет я безвыходно нахожусь в тюрьме в условиях строгой изоляции и никакой контрреволюционной деятельностью не занимался и не мог заниматься, не дает никакого повода для назначения мне новый срок наказание ... Постановление Особого Совещания совсем умалчивает о том, что приговор выносится в отношении лица, заключенная и уже отбыла срок наказания ... Прошу отменить постановление Особого совещания, так как она нарушает советскую законность ". Лишь в январе 1940 во время пребывания в Локчинському исправительно-трудовом лагере (Коми АССР), он получил ответ на свое заявление: "... жалоба удовлетворена быть не может, поскольку отсутствуют причины для пересмотра дела" [3, с.187].


2.6. 17 лет и 4 месяца заключения и новый арест

На свободу В.М. Ганцов вышел только в декабре 1946 г., проведя в заключении непрерывно 17 лет и 4 месяца, и отправился в Запорожской области, где в Обиточненському агрономическом техникуме работала его сестра и где жила 80-летняя иметь. В поисках работы он вскоре переехал в город Александрова Владимирской области, затем в Казахстана и снова в Александрова. Благодаря поддержке со стороны известных российских ученых - академиков С. П. Обнорского, В. В. Виноградова и Р. И. Аванесова, которые в письме Министерства высшего образования СССР от 7 июля 1948 отметили, что "... В. М. Ганцов благодаря своей лингвистической подготовке и наличии серьезных работ в области славянской филологии вполне бы соответствовал своему назначению на должность университетского преподавателя ... и мог бы быть использован в одном из наших университетов "[1, арк.9], ученый в июне 1949 г. наконец получил хоть какую-то работу. На короткое время его зачислили на должность внештатного сотрудника Института русского языка АН СССР в секторе "Словаря языка А.С.Пушкина", но в декабре 1949 г. снова арестовали и бросили в тюрьму до Владимирской следственной тюрьме, причем в ордере на арест цинично говорилось: "арестовать независимо от последствий обыска" [1, арк.11-12]. После нескольких допросов, во время которых следователь имел перед собой дело В.М. Ганцов 1929 30-го годов и задавал в большинстве те же вопросы, что и 20 лет назад, уполномоченный особого совещания, прибывший из Москвы, объявил что, ученый подлежит высылке за деятельность, предусмотрена пресловутой статье 58 УК РСФСР. На вопрос, почему его снова судят за старое дело более двадцатилетней давности, уполномоченный заявил: "Если бы мы могли инкриминировать вам что-то новое, мы бы Вас судили i дали бы Вам срок. Вас же только высылают в административном порядке". Даже срок ссылки заключенному указан не был [1, арк.12].


2.7. Ссылка в Сибирь

В конце апреля 1950 г. особым совещанием МГБ СССР Ганцов "как социально опасный элемент" отправляют этапом в Красноярска, а оттуда еще дальше на север, в поселок Караул Усть-Енисейского района Таймырского национального округа, где он и находился до октября 1954 г. как политпоселенець, а после этого еще почти два года работал в Усть-Енисейской райрибловспоживспилци в должности старшего бухгалтера райзаготконторы.


2.8. Возвращение в Чернигов без реабилитации

Лишь осенью 1956 г. Всеволод Михайлович получил возможность вернуться в Украину и с тех пор постоянно жил в родном Чернигове, в однокомнатной квартире вместе с племянницей покойной жены (жена тоже была филологом и сотрудницей ВУАН и погибла в лагерях, арестована по делу'' СВУ'', хотя и не фигурировала на центральном процессе [1, арк.12, 118, 3, с.188]).

2.9. Неофициальное признание

Вскоре после возвращения в Чернигов, В.М. Ганцов принял участие во Всесоюзном съезде лингвистов в Ужгороде как почетный гость. Многие делегаты подходили, чтобы пожать ему руку или произнести слова: "Вы - наш воскресший из мертвых учитель! Мы воспитываем себя на Ваших работах!" В президиуме съезда он сказал председателю Никите Ильичу Толстому - главе советской лингвистики, внуку Льва Толстого: "Вот - впервые сижу в президиуме ...", на что тот ответил: "Зато смотрите, как Вас все любят!"

А состоялся этот диалог после того, как недавний узник блестяще выступил с замечанием по поводу какого-то важного исследования, и ему устроили пятиминутную овацию. Вот здесь М. ​​И. Толстой подбежал к трибуне, занял растроганного, в слезах оратора, повел в президиум, усадил рядом с собой и сказал: "Рад, несказанно рад, Всеволод Михайлович, Вашему триумфу! Триумф" Украинская Шахматова "[1, л. 118-119].


2.10. Ходатайство о реабилитации

Несмотря научное признание, средств к существованию у В. Н. Ганцов почти не было, и он едва сводил концы с концами. Вот почему в январе 1957 г. ученый пишет письмо на имя Генерального прокурора СССР: "Товарищ Генеральный прокурор, я изложил Вам обстоятельства своей жизни, начиная с 1929 года. Я не ставлю вопрос о процессе "СВУ", хотя и это дело требовало бы нет. Но "СВУ" дело давнее, i приговор был вынесен судом. То же, что происходило со мной после 21 августа 1937, было сплошным беззаконием ... Прошу Вас ознакомиться с моим делом и прекратить ее с 21 августа 1937 "[1, арк.6, 3, с.187]. Не дождавшись ответа, Всеволод Михайлович в марте 1957 г. направляет заявление на имя Председателя Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилова: "Всего в заключении и в ссылке на Крайнем Севере я провел более 22 лет. Эта тяжелая кара постигла меня за мои" преступления "i за причастность к организации "СВУ", о существовании которого я не знал, и которой вообще никогда не существовало ... Товарищ Председатель Президиума Верховного Совета СССР, я изложил Вам обстоятельства своего дела. Осуждение стало для меня причиной полной жизненной катастрофы. Прервалась моя научная карьера. Более 25 лет моей жизни прошли в заключении, в ссылке и в скитаниях. Все, что произошло со мной, всегда воспринималось мной как незаслуженная несправедливость. Я стал жертвой беззакония, сейчас мне идет шестьдесят пятой (65) год, я слаб i не имею средств к существованию. Мне отказали в назначении пенсии по старости из-за недостаточного стаж, а между тем почти 8,5 лет я работал в лагере и более 6 лет провел на Крайнем Севере, где один год работы засчитывается за 2. А между тем я мог бы еще и теперь вернуться к научной работе и с пользой применить свои силы i знания для развития отечественной науки. Прошу Вас не отказать в моей просьбе о реабилитацию и распространить на меня льготы, касающиеся лиц, которые работали по договору на Крайнем Севере (согласно Постановлению Совета Министров СССР от 8 сентября 1955)'' [1, арк.12-13, 2, арк.315-317; 6, с.349-350].


2.11. Обжигающий пенсия

И, наконец, хотя и частично, справедливость была восстановлена: в 1958 В. М. Ганцов был реабилитирован за 16 лет, отбыть в лагерях и в ссылке, с него были сняты все лживые обвинения, кроме приговора по делу "СВУ", а также предназначена небольшая пенсия по старости - пятьдесят два (52!) рубля в месяц как бухгалтеру, а не известному в Европе ученому. Полной реабилитации он так и не дождался. Решение по этому поводу Пленум Верховного Суда УССР принял только в августе 1989 г. [1, арк.118-119, 5, с.115, 7, с.125].


2.12. Последние годы

В последние годы жизни ученый восстановил прежние научные связи, прежде всего с Институтом русского языка АН СССР: "Уважаемый Всеволод Михайлович! Институт русского языка АН СССР приступил к работе по изданию памятников древнерусской письменности XI-XVIII вв. Просим Вас высказаться о том , какие достопримечательности, на Ваш взгляд, следует включить в перспективный план издания института. Будем очень благодарны, если Вы пришлете краткие аннотации вместе со списком рекомендованных для издания памятников. Директор Института русского языка АН СССР академик В. Виноградов. 29. VIII. 1959 г.) "[1, арк.17].

"6 декабря 1962. Всеволоду Михайловичу Ганцову. Согласно решению славянского координационного комитета в Ленинграде состоится всесоюзная конференция по славянской филологии с 17 по 23 декабря. Приглашаем Вас принять участие в конференции и надеемся, что Вы выступите при обсуждении докладов. Председатель оргкомитета засл. деятель науки РСФСР проф. Б. А. Ларин "[1, арк.16]. И эта мужественная, пожилой человек активно включается в научную жизнь, участвует в лингвистических конференциях, готовит к печати новые работы [1, арк.74-87 ,100-101]. Целебным бальзамом для старых ран В.М. Ганцове и своеобразным признанием его научной деятельности стало поздравление Института славяноведения и балканистики АН СССР в честь 80-й годовщины со дня рождения ученого:

Мемориальная доска Всеволоду Ганцову в Чернигове

"7 декабря 1972 года. Уважаемый i дорогой Всеволод Михайлович! Сектор славянского языкознания Института славяноведения и балканистики АН СССР рад поздравить Вас с Вашим славным юбилеем. В Вашем лице, дорогой Всеволод Михайлович, мы видим представителя классической славистической школы, созданной трудами академиков Ягича, Шахматова, Мейе, Гебауера, Беличи, Младенова, Муки и др.. Мы поздравляем Вас, как старейшего слависта нашей страны, ученика акад. Шахматова, как одного из основателей украинской диалектологии. Годы Вашего нелегкого научного i жизненного пути не сломили Вас, и мы рады, что Вы продолжаете участвовать в нашем научном жизни - в лингвистических, диалектологических конференциях i совещаниях. Ваши труды "Диалектологическая классификация украинских говоров", "Диалектные границы на Черниговщина" и ряд других не потеряли своего научного значения и актуальности сегодня и остаются образцом для исследователей новых поколений. Желаем Вам, дорогой Всеволод Михайлович, крепкого здоровья, бодрости, сил и еще многих-многих лет жизни "[1, арк.18].


2.13. Смерть

А через шесть лет В.М. Ганцов не стало. Он умер в 1979 г. и похоронен в Чернигове, а его труды (теперь уже до конца реабилитированы) в настоящее время широко используются в научном мире, ярко подтверждая мнение коллег ученого, в свое время отмечали, что "каждая из его самых статей-это докторская диссертация" [1, арк.118]. И остается только пожалеть о том, чего не успел сделать этот человек, выдающийся украинский ученый в силу того, что в болезненном воображении следователей НКВД он предстал как "враг народа" и активный деятель контрреволюционной организации, которой на самом деле никогда не существовало.


3. Труда

  • Диалектологическая классификация украинских говоров. 1923;
  • Характеристика полесских дифтонгов и пути их фонетического развития. 1923;
  • Диалектологические границы на Черниговщине. 1925;
  • "Особенности языка Радзивиливского (Кенигсбергского) списка летописи" ( 1927, рус. языке) - образец анализа языка писем, памятников.

Литература

  • Жизнеописание В.М. Ганцов. ЗИФВ ВУАН, 1920-23, кн. 2-3.
  • Шорох Ю. Всеволод Ганцов. Елена Курило. Виннипег, 1954.
  • Железняк М. Мовозн. Наследие Всеволода Михайловича Ганцов. "Языкознание", 1990, # 3.
  • М.Г. Железняк Энциклопедия современной Украины. - Т. 5. - Киев, 2006. С. 381
  • Ганцов Всеволод Михайлович / / Институт языкознания им. А. А. Потебни НАН Украины - 75. 1930-2005: Материалы к истории / В. Г. Скляренко (отв. ред.). - К.: Доверие, 2005. - С. 366.

1.Личные архив В.М. Ганцов (02.07.1948-07.12.1972 гг.) -119 Л. 2. Архив Службы безопасности Украины.-Спр. 67098 ФП. - Т. 67. -Контрольно-надзорная дело по уголовному делу В.М. Ганцова.-Арк. 313-318. 3. Ткаченко В. Языковед ... с бомбой?? / / Отчизна. -1991. - № 9. - С. 187-189. 4.'' Союз освобождения Украины'' (Из винувального заключения по делу'' СВУ''). - М.: ДВУ, 1930. - 98 с. 5.Сидоренко А. Суд над убеждениями / / Репрессированное'' возрождение''. - К.: Украина, 1993.-С. 63-153. 6. Пристайко В.И., Шаповал Ю. И. Дело'' Союза освобождения Украины'': неизвестные документы и факты. Научно-документальное издание. - М.: Интел, 1995. - 448 с. 7. Ткаченко В.В. Историческое краеведение: Чернигово-Сиверщина в первую послеоктябрьских двадцатилетия: Учеб. пособие. - М.:, 2007. - 215 с. - C. 123-125. 8. Ткаченко В.В. Трагическая судьба выдающегося языковеда В. М. Ганцов (1892-1979) и его вклад в развитие украинской филологии / В. Ткаченко / / Литература и культура Полесья / Отв. ред. и сост. Г. В. Самойленко. - Нежин: Издательство НГУ им. Гоголя, 2009. - Вып. 51: Региональная история и культура XVII-XX вв.: Современный взгляд на проблемы и лица. - С. 191-198.