Надо Знать

добавить знаний



Козельский Яков Павлович



Яков Павлович Козельский ( 1729 - 1794) - писатель, философ - просветитель, выпускник Киевской академии в 1750 г., работал в Петербурге, а с 1770 по 1786 гг - В Украина как член Малороссийской коллегии в г. Глухов.


Из биографии

Яков Павлович Козельский родился 1729 года в семье наказного сотника в городке Келеберды на Полтавщине. С 1744 по 1750 год он учился в Киево-Могилянской Академии, не закончив которую переезжает в Петербург, где сначала становится учеником академической гимназии, а с 1752 года - студентом Петербургского академического университета. По его окончании, с 1757 по 1764 год Я. Козельский излагает математику и механику в Артиллерийском и инженерном благородном корпусе. 1764 выходят его первые печатные труды - "Арифметические предложения" и "Механические предложения". В это же время он начинает работать над переводами книг по европейской политической истории, безусловно отразилось на формировании его политических взглядов.

Оставив военную службу по 1766 года Я. Козельский переходит на службу в Сенат, где получает еще одну возможность детально ознакомиться с реалиями государственного и политической жизни Российской империи. 1770 году он оставляет службу в Сенате и назначается к работе в Малороссийской коллегии в Глухове. 1786 мыслитель вновь появляется в Петербурге где 1788 выдает "Разговор двух индийцев Калана и Ибрагима о человеческом познании".

В связи с болезнью Я. Козельский 1793 окончательно покидает столицу империи и уезжает в свое имение в с. Крутой берег Лубенского уезда где и умирает после 1795 года.

Работа "Философские предложения ..." была написана Я. Козельским в достаточно короткий срок (около года) и ее появление привязывалась к началу работы "Комиссии для составления новых законов". Можно допустить мысль о том, что она предназначалась, в первую очередь, для депутатов от украинских областей, среди которых был и его брат - майор Яков Павлович Козельский.

Всего же было трое братьев Козельских, что носили одно и тоже имя - Яков. Этот факт иногда заводил исследователей научно-теоретического наследия ученого-просветителя в заблуждение и порождал путаницу. Случай, когда братья носили одинаковое имя, довольно редкий, но не единичный в тогдашней Украине. При написании "Философских предложений ..." Я. Козельский опирался на достижения передовой политической и философской мысли тогдашней Европы, в первую очередь, на исследование французских философов XVIII века и теорию естественного права и общественного договора.

"В своих поисках ответа на вопрос, в чем же заключается причина общественного зла, Козельский обращается к передовой социологической мысли своей эпохи. В 1768 г. он впервые в истории общественной мысли России использует для критики феодально-крепостнических порядков и идеологии прогрессивную для того времени теорию естественного права и общественного договора в интерпретации таких радикальных французских просветителей, как В. А. Гельвеций и Руссо ... Опираясь на эту теорию, Козельский делает одну из первых в истории общественной мысли России попытка выявить причины плохого состояния общества и наметить пути выхода из него ".

Я. Козельский широко использует в своей работе идей французских мыслителей, некоторые из них поддерживая, а некоторые - отрицая. Это обращение ученого к авторитету энциклопедистов было вполне оправданным в условиях тогдашней действительности. Ведь их работы были широко известны в образованных кругах России и, особенно, подроссийской Украине. Л. А. Коваленко считает, "... что в кругах тогдашней прогрессивной интеллигенции на Украине наблюдается усиленный интерес к французского просвещения, его левой течения, в частности Руссо. Достаточно показательно, что с произведениями Руссо были хорошо знакомы на Левобережной Украине, то есть на территории тесно была связана с общественно-политическим и литературным жизнью России ".

Исходным пунктом рассуждений Я. Козельского о оптимальные формы организации государственной власти и всей общественной жизни является традиционная для Просвещения идея о "естественное состояние человека". Поддерживая уважаемого им Ж. Ж. Руссо в вопросе о существовании в прошлом такого состояния, мыслитель соглашается с великим французом в вопросе возможности возвращения человечества к нему: "натуральное его благополучие бесповоротное".

Более того, он считает, что переход от естественного состояния к гражданскому является актом огромного исторического значения и прогрессивный по своей глубинной сути. "Человек при перемене натурального состоянию на гражданский получила в уступке своей справедливость вместо побуждения, в делах своих - мораль, вместо уродливой слепоты, и во всем своем бытии - долг вместо натурального побуждения, и следует ума не слушая своей склонности, и хотя она через эту перемену лишается многих натуральных выгод, однако на место того получает другие крупные свойства, способности ее значительно возрастают, знания расширяются, мысли становятся благородными и вся душа возвышается до такого уровня, что если бы злоупотребления нового этого состояния не сводило бы ее часто ниже натурального, то должна была бы она безусловно благословить то время, которое ее вывел из этого состояния и сделал из неразумной и ограниченной животные разумной и человеком ".

Прогрессивность перехода человечества к гражданскому состоянию Я. Козельский видит в приобретении человеком целого ряда новых качеств, которые были невозможными раньше. Хотя мыслитель и не апологетизуе гражданское состояние. Он подчеркивает, что за приобретение новых преимуществ человеку пришлось уступить частью свобод, которые были в прошлом. Российский ученый Ю. А. Коган отмечает, что "Будучи сторонником теории договора в интерпретации Руссо, Козельский полностью возлагал на самих людей ответственность за состояние, в которое пришло человечество, когда" собравшись за фамилиями "оно стало" придумывать различные выгоды "," привыкло собственности имущества "и, укусив горечи неравенства, вынуждено было в конце концов навсегда расстаться со своей первобытной красотой". Однако сам Я. Козельский считает, что потеря первоначальной, ничем неограниченной свободы не является такой уж трагедией для человечества - "Человек в силу договора с обществом теряет натуральную свободу и неограниченное право ко всему, что ее соблазняет и чего она достичь может, а получает гражданскую свободу и собственность имущества. Натуральная свобода каждого человека не имеет других границ, как только ее силы, а гражданская свобода ограничена общественной волей ".

Ограниченная гражданская свобода, считает просветитель, является желанной для человечества том, что неограниченность свободы натуральной является в значительной степени иллюзорным. Она зависит как от способностей и возможностей самого индивида, так и от внешних обстоятельств. В обществе же свободы гарантируются законом и общественным договором. Для отдельного человека такие гарантии, по мнению Я. Козельского, является желанными чем угроза неограниченного навязывание ей свободы других - сильных физически, или хитрее умом.

Для обычного человека лучше уступить часть ничем не гарантированных свобод и желаний для того, чтобы получить гарантированное удовольствие остальных. Осознание этого является залогом благополучия всего общества и каждого его члена: "Благополучие целого народа состоит в том, когда каждый из его членов теряет малую часть своих удовольствий, чтобы получить вместо того несравненно больше. Потому что все люди в обществе готовы собственности, чести, славы , покоя, веселья и другого; когда они все захотят того безгранично, то трудно кому-либо из них быть благополучным, а если каждый из них уступит одним каким-то из своих, или малой частью из всех своих желаний обществу, то поэтому они без исключения почти во всех своих желаниях будут удовлетворены и поэтому благополучные ". Преимущество гражданского состояния заключается еще также и в том, что он приносит, кроме гарантированного удовлетворения части натуральных свобод, и еще то, что до этого не существовало и существовать не могло: "В гражданском состоянии получает человек еще и нравственную свободу, которая делает ее господином над ней самой, потому что побуждение желание есть рабство, а повиновение установленным законам является свобода ". Нравственная свобода, по мнению Я. Козельского, как раз и является настоящей, истинной свободой, поскольку именно мораль является той областью человеческого бытия где в человеке проявляется человеческое.

Потери от перехода к гражданского состояния являются более формальными чем реальными, поскольку в естественном состоянии люди не могут быть действительно равными, а, следовательно, и свободными. Сильнее и умнее в натуральном обществе навязывает свою волю другим без каких-либо ограничений, то моральных, то правовых.

"Человек через гражданское состояние вместо потери натуральной равенства получает равенство моральную и законную и, будучи натурально неровной силой или умом, другому делается равной по договору и правом". Эта мысль Я. Козельского перекликается с идеей высказанной выдающимся французским философом П.-А.Гольбахом в работе "Система природы" о том, что естественного равенства никогда не существовало - люди от природы разными по своим телесными и умственными данными, а, следовательно, действительно равенство наступает лишь в обществе, которое перешло в состояние гражданского. Настоящая равенство людей может быть, по мнению Гольбаха, только правовой или моральной, все остальные - имущественная, физиологическая, умственная и т.д. - являются лишь попытками скрыть существующее неравенство. Правда, работа П.-А. Гольбаха была опубликована в 1770 г., то есть через несколько лет после появления "Философских предложений" Я. Козельского.

Считая переход человечества к гражданскому состоянию на основе заключения общественного договора явлением исторически прогрессивным Я. Козельский придает особое значение содержания этого договора. Он считает, что общественные отношения могут быть справедливыми лишь при условии, если базироваться на справедливых законах. Общественные пороки е закономерными последствиями плохого законодательства и нарушение духа общественного договора.

Придавая большое значение законам в организации общественной жизни, он разделяет их на божественные, натуральные, всемирные и гражданские. Все что касается человеческой души регулируется божественными законами, квинтэссенцией которых выступают неизменные нравственные требования, сформулированные в десяти заповедях. "Божественный, как творца закон предусматривает благополучия вообще для всех его тварей и неподвластный никакой перемене, он включает в себя ... десять заповедей своему содержанию является столь велики, что нет такой добродетели, которая не была бы схожей них и нет такого порока , который они бы не запрещали ".

"Закон натуральный есть натуральное побуждение в человеке до того, что он делать не хочет или не хочет; например, законы натуральные являются: пить, гулять, забавляться, искать приятного, отказываться от противного. Беречь свою жизнь, защищаться силой от вреда, наносимого , а если нет силы, то бежать и другие ". Он касается удовлетворение телесных потребностей человека и его прав, полученных самим фактом рождения и принадлежности к роду человеческому.

С переходом к гражданскому состоянию и организовавшись у государства человечество получает две разновидности законов - всемирный и гражданский: "Закон всемирной называю я тот, который служит для беспрепятственного для всех вселенной народов обращению между собой, как, например, посылать послов, соблюдать Неруш трактатов и другое ... Закон гражданский называю я то, что промышляет благополучие только одним своим гражданам, не беспокоясь о других, и склонен в рассуждении времени или места изменении ... ". Эти законы устанавливаются людьми и могут быть переменными. И если всемирный закон регулирует отношения между государствами, то гражданский - в середине них, между отдельными людьми - он, по сути, и составляет основное содержание общественного договора. Гражданские законы должны обеспечивать и защищать реализацию естественных прав человека.

Основываясь на неизменных законах божественных и натуральных, общественный договор способствует развитию в обществе добродетельным и свободы, а если противоречить им, то - злу и несвободе. При этом действие законов проявляется не сразу, а в результате их длительного применения: "Благотворительная или злой человек делается не вдруг, а из-за частых упражнения в добродетелях или пороке".

Развивая идею Т. Гоббса о том, что общественный договор обеспечил прекращение "войны всех против всех", характерного для естественного состояния общества, Я. Козельский, в то же время, не воспринимает вывод английского философа о невозможности пересмотра этой основополагающей сделки, поскольку, как отмечал известный украинский исследователь С. Дмитриченко, "По мнению гуманиста Козельского, общественный договор не может быть направленным против общества и его членов".

Считая, что основу общественного договора составляют гражданские законы придуманы людьми для регулирования отношений между собой и являются переменными, Я. Козельский отмечает, что "Когда договор заключается по обоюдному согласию, то и отменяться должен по общему согласию же, а если случится с какой стороны жаль в договоре, то в таком случае сторона, что чувствует в договоре для себя вред и одна нарушить договор может, потому что никого к вредному обязывать нельзя ". Идеи о возможности пересмотра общественного договора (а в некоторых случаях даже необходимость) стала основой для достаточно радикальных выводов Я. Козельского по организации общественной жизни. Как отмечает В. С. Горский "... поскольку правители, издают законы, бывают разные, постольку законы могут быть несправедливыми. Несправедливым, в частности есть закон, согласно которому один человек может находиться в рабстве у другой. Я. Козельский первым в общественном мнении Российской империи подверг критике попытки оправдать крепостное ссылкой на "естественный" характер сословного деления общества ".

Это распределение в обществе является следствием принятия несправедливых законов. К этому правителей побуждают некоторые черты их натуры и, в первую очередь, самолюбие, стремление иметь больше других имущества, власти, почестей. Это приводит к чрезмерному эгоизма и желания удовлетворять свои потребности любых условиях, часто - за счет ничем, кроме собственного желания, не оправданного ограничения прав и интересов других. "На горе рода человеческого и крайней о нем скорби, самолюбие, крайнее самолюбие, тиран ума человеческого и начальник всех его пороков и несчастий, повелевает ему оставлять другие честные дороги, а заставляет его иметь склонность к оружию, видеть мнимое свое благополучие в несчастье и разорении своих ближних и на развалинах их создавать свое великолепие до тех пор, пока и в самих этих наглецов очередь терпеть такие несчастья других ".

Попытки поставить свой интерес более общий, сделать его важнее интерес и желание других членов общества Я. Козельский считает нарушением основного принципа общественного договора - каждый уступающий малым в пользу общественности и обеспечивает себе тем самым социальные гарантии. Он подчеркивает, что "Никакой народ нельзя сделать добродетельным иначе как через сочетание особой пользы каждого человека с общей пользой всех ... Неплохо было бы общество устроить так, чтобы ни один его член ему, ни оно одном своем члене не были бы обузой". Для того, чтобы достичь компромисса между личным и общим ученый предлагает опираться индивидам в своих действиях на этику разумного эгоизма - ведь общественная гармония может существовать только как общественный компромисс. Для общественного блага очень важно, чтобы каждый его член осознал, что он является членом определенного социума и именно в этом статусе может получить полное удовлетворение своих прав и желаний. Для того чтобы быть достойным членом общества каждый человек, считает Я. Козельский должен запомнить простую истину: "Обязанности человека в отношении других людей заключаются в том, в чем и обязанности ее к ней самой ... Что человек должен самому себе , то она должна и другим людям ". Обеспечение социального мира, согласования интересов всех членов общества при максимально возможном обеспечении потребностей и прав каждого есть по мнению Я. Козельского основной задачей государственной власти. Он подчеркивает, что "Власть в обществе есть не что иное, как право повелевать над ним, основанное на праведном договоре, а сила в нем есть могущество приводить все это в действие, что способствует его благополучию, или неблагополучию". В противном случае правители не имеют права на власть в обществе и общественном договоре может и должен быть пересмотрено. Правильная организация общественной жизни должна базироваться на ведении "политики", которая, как считает ученый, ?... есть наука реализовывать праведные намерения самыми действенными и притом праведными средствами в действие".

Наряду с правильным общественным договором и политикой основой стабильности общества является и определенная социальная его структура. Я. Козельский выделяет в ней четыре основных категории граждан в зависимости от их имущественного положения: "У кого есть больше собственности, чем сколько нужно на нынешние и будущие потребности, также на выгоду, забаву и украшения, то называется богатым; у кого есть столько собственности, сколько нужно для нынешних и будущих потребностей, а также для выгоды, забавы и украшений, то есть достаточное человек; у ​​кого есть столько собственности, сколько нужно на еду и одежду, тот называется недостаточная человек, а тот, у кого нет и столько собственности, сколько необходимо на еду и одежду, тот называется бедная человек ".

Для того, чтобы общество было стабильным необходимо, чтобы "достаточные" и "недостаточны" (говоря современным языком - средний класс) составляли большинство. Они являются наиболее заинтересованными в соблюдении справедливого общественного договора и в обеспечении прав и интересов каждого с помощью государства. Эти социальные группы также наиболее заинтересованы в установлении и сохранении соответствующих форм организации государственной власти.

Я. Козельский отмечает, что современные ему ученые выделяют четыре основные формы государственного правления: "

  • 1. Демократическую, в которой весь народ, будучи в полном собрании, устанавливает новые и уничтожает бесполезные законы, решает уголовные и другие важные дела.
  • 2. Аристократическую, в которой сенат управляет всеми вищеписанимы делами.
  • С. монархической, в которой один государь управляет народом на основе законов.
  • 4. Деспотическую, в которой один же государь управляет всеми делами по своей воле ".

Ученый поддерживает мнению французского философа Ш. Монтескье о том, что республиканская форма государственного правления, к которой он относит демократическую и аристократическую, является наиболее оптимальным для небольших стран, а для стран с большой численностью населения и территорией удобной является монархия. Этот "реверанс" в сторону монархии можно считать вынужденным со стороны Я. Козельского, который готовил свою работу именно для работы "Комиссии для составления новых законов" и желал видеть ее опубликованной. Ученый прекрасно понимал, что все "реформаторские" движения Екатерины II не могут даже допускать мысли о возможности замены ее единоличной власти на любую форму республиканского правления. Максимум, на что он надеялся, и это видно из его работы, это на определенное ограничение монархии некоторыми представительскими институтами.

Не выступая открыто против абсолютной монархии, ученый использует авторитет европейской науки: "... господин Монтескье пишет, что в самовластных правлениях трудно или невозможно быть добродетельным людям, мне думается, что об этом деле лучше только рассуждать в своем мнении, а не говорить для знания всем, а публично лучше советовать, что в каком бы то ни было правлении можно быть народа благотворительным, если только он будет стремиться к тому и отказываться от повадок к порокам с тем ожиданиям, что из-за такого великодушное терпение время выведутся из общества повадки к пороков ".

Подвергая глубокому анализу причины социальных пороков современного ему общества Яков Козельский не ограничивается простой констатацией факта, или даже острой критикой существующих реалий. Он делает попытку дать и определенную позитивную программу, осуществление которой могло бы, по мнению ученого, помочь человечеству найти путь к достойного жизни. Разработку идеала общественной организации ученый разрабатывал исходя из двух основных позиций - внутреннего благосостояния общества и внешней безопасности: "Средством содержание областей в процветающем состоянии является внутренней их благосостояние и внешняя безопасность, и на этих двух подпорках утверждается их благополучия".

Внутренний благосостояние общества, по мнению Я. Козельскького, возможно лишь при условии обеспечения каждому из его членов условий для максимально возможного удовлетворения прав и потребностей, которые не противоречат правам и потребностям другого. Все граждане должны пользоваться политической и гражданской свободой и равенством перед законом. Достичь этого можно на основе заключения справедливого общественного договора и строгого его соблюдения всеми и каждым. Регулятивным средством такого поведения людей должна стать этика разумного эгоизма, воспитание добродетельным и образованность.

То, что на первое место в обеспечении идеального состояния общественных отношений Я. Козельский поставил "внутренний благосостояние" является не случайным. Ведь он главную причину возникновения государства и смысл ее существования определял именно в служении гражданам, а не наоборот. Служение граждан государству определялась именно тем, насколько она защищала их интересы и права. Если человек чувствовала в государстве защищенной социально и материально, то и патриотизм ее в этом случае имел реальную почву. "Внешняя безопасность общества главную силу получает от внутреннего его благополучия". Внешняя безопасность государства не только обеспечивалась внутренним благосостоянием, но и призванием своим должна способствовать ему.

Вопросам внешней безопасности государства, международным отношениям, Я. Козельский уделял достаточно большое внимание. Он, в частности, отмечал, что в отличие от отношений внутри стран, базирующихся на общественном договоре отношения между ними остались в тогдашнем мире реальным проявлением естественного состояния и естественных прав. Именно в отношениях между государствами четко видно, что "естественное право" - это право сильного, что свобода и независимость стран определяется их военной силой и волей других. Более того, с целью скрыть господства в международных отношениях зверских порядков, узаконить право силы, власть имущие пытаются нормализовать их и представить разновидность права: "Ненасытные самолюбци, не зная, не желая знать, в чем заключается истинное право, выдумали еще какое-то военное право , которое никогда не было, нет и не будет правом, а если, в укор и поношение истинного права, находящегося под опекой самого всемогущего божества, назвать правом, то определение ему я думаю следующее: жестокое желание, соединенное с могуществом и силой , чтобы наносить ближнему всяческую вред, даже саму смерть без страха наказания, называю я военное право ". Отмечая, что в международных отношениях царит "первобытный" состояние человеческих отношений, то есть "война всех против всех", Я. Козельский делает попытку классифицировать войны по критерию их движущих мотивов. Он считает, что войны за территорию, богатство или религиозные убеждения (так называемые "чародейные", призваны навязать другим свою веру) являются несправедливыми и такими, что не имеют право на существование в цивилизованном мире, каким должен стать человеческий мир. В то же время войны оборонительные, или даже наступательные против агрессоров и народные восстания против угнетателей справедливы.

Более того, угнетенные, обманутые или насильно примучени в тех или иных действий имеют приоритетное право на удовлетворение своих справедливых требований. И только эти категории людей, социальные группы или народы имеют право применять вооруженную силу и начинать войну. Он говорит: "... мне думается, что никто в мире не имеет права на войну, кроме людей, которые так обижены, что их ложь стоит по справедливости войны, и когда при этом они до предоставления себе удовольствие не имеют другого средства кроме войны" . В будущем, когда люди достигнут справедливого положения в середине государств они смогут организовать и реализацию справедливой внешней политики, исключив навсегда войну из средств международных отношений.

Концепция идеальной организации государства Я. Козельского является своеобразной вершиной украинской политической мысли гетманской эпохи. Написана ученым для использования в работе членами созванной Екатериной II "Комиссии ...", на которую украинское дворянство возлагало большие надежды по возрождению ?старинных прав и вольностей, она стала попыткой теоретической реализации традиционных для казачества представлений о справедливом государственно-общественный строй в сочетании с достижениями тогдашней политической мысли Западной Европы.

Оценивая европейский контекст политической концепции украинского ученого, В. С. Дмитриченко писал: "Относительно же Козельского, отметим, что творческое использование им теории естественного права и общественного договора помогло ему раскрыть вопиющие" злоупотребление общественным положением ", социальные пороки современных ему общественных порядков, подвергнуть их серьезной критике, подняться (хотя и не в прямом, ярком выступлении) до осуждения и отрицания феодально-крепостнического строя России и разработать новый идеал общества ".

Общество рассматривал как продукт естественного права и общественного договора, в результате которого возникает государство. Человек, по Я. П. Козельским, сначала является природным существом с его потребностями в еде, отдыхе, самозащите и т.д.. Однако при переходе от "естественного" к культурного состояния, человек теряет часть естественной свободы и принимает "общественную волю" и законы гражданского общества - при этом естественное влечение к безопасности и неприкосновенности частной жизни новые (социальные) нормы должны учитывать, а государство должно предоставлять человеку механизмы их удовлетворения. Проблемой, по Я. Козельским, является то, что законодатели не всегда справедливо и часто весьма произвольно устанавливают нормы, которые нарушают позиции естественного права, а следовательно, расшатывают фундамент настоящих человеческих отношений, сводят на нет моральном единстве общества. Поэтому для восстановления справедливости нужна новая моральная философия, которая покажет людям путь к счастью.

Пути совершенствования общества Я. Козельский видел в улучшении законов, накоплении знаний и в принципе "здорового эгоизма", благодаря которому каждый человек чем-то уступит для общественной пользы. Если же несправедливость существовать, то человек может воспользоваться правом "защищаться силой от наносимого вреда".


См.. также

Источники

  • История отечественных социологических теорий и учений: учебно-методическое пособие / Составитель Белецкий В. В. - М.: ДонДДУ, УКЦентр, НТШ-Донецк, 2007. - 116 с.

код для вставки
Данный текст может содержать ошибки.

скачать

© Надо Знать
написать нам