Надо Знать

добавить знаний



Косынка Григорий Михайлович


Григорий Косинка.JPG

План:


Введение

Григорий Михайлович Стрелец (убрано имя - Косынка) (* 29 ноября 1899, Щербановка - ? 15 декабря 1934 г., Киев) - украинский писатель -новеллист. Переводчик. Жертва сталинизма ( "Расстрелянного возрождения").


1. Биографические сведения

1.1. Детские годы

Григорий Косынка родился в бедной крестьянской семье в селе Щербановка Обуховского уезда Киевской (теперь Обуховский район Киевской области). Род был старый, млечный, но захудалый - отец Григория имел лишь 1/8 десятины пахотной земли и весной ходил на заработки косарем в херсонские степи.

Григорий детства пас человеческую скот, а зимой ходил в соседнее село к земской школы. "Краснянская школа - мой первый университет", - говорил он впоследствии. В поисках лучшей жизни в 1908 году семья выехала на Дальний Восток, поселившись на берегу Амуру, начали строить дом, однако уже через полгода вернулась на Родину. Малый Григорий полов свекла весной, а осенью работал в панской экономии - погонщиком скота или рабочим возле машины. Его мать, Наталья Романовна, "шитьем начала зарабатывать хлеба", а отец подрабатывал на сахарном.

Читать его научил дед по матери, Роман Онищенко. Также он познакомил парня из "Кобзарю" Т. Шевченко и подарил ему три тоненькие тетрадки, в которые Григорий записывал услышанные от матери и односельчан песни. Книги он читал разные, а привозил их его неграмотной отец, который часто ездил в Киев на заработки. Это была преимущественно приключенческая литература русском языке. Первой украинской книгой стала "Конотопская ведьма" Григория Квитки-Основьяненко. По словам Косынки:

" Квитки повесть меня очень поразила и удивила: есть, значит, люди, которые пишут по-простому, по-мужицкому, а о том, что это книга украинского писателя, я и не подумал, где там, я долго еще после "Конотопской ведьмы" не знал - "кто мы и чьи мы дети ..." "

После окончания начальной школы 1913 года в селе Красном, откуда родом была мама, отец смог устроить сына писарем в волости. В 1914 году Григорий едет в Киев на заработки, где устраивается чистить ботинки. Вскоре удалось устроиться курьером-регистратором в земской управы. Это дало возможность посещать и окончить вечерние гимназические курсы и сдать экзамены.


1.2. Период освободительной борьбы

О жизни Григория Косынки течение освободительной борьбы почти никаких данных нет. Хоменко А., составитель издания "Избранные произведения" Г. Косынки и предисловия к нему, пишет: "В заметке" Автор о себе ", которая была опубликована 1930 г. в сборнике переведенных на русский язык его новелл, читаем: "принимал активное участие в боях в период Гражданской войны на Украине". Как-то оно непонятно. Если это "активное участие" было на стороне красных, то почему об этом откровенно и не написать? " [1]. Из фрагментов писем К. Анищенко к Г. Косынки, приведенных в статье Ю. Домотенко "Родовид Григория Косынки. Правда крестьянской бедноты", становится известно, что Григорий находился в повстанческих отрядах атамана Зеленого, хотя об этом он намекал жене, Тамаре Мороз-Стрелец [2].

В 1926 году вышла литературная хрестоматия "За 25 лет" (редакторы и составители А. Лебедь и М. Рыльский), где об этом периоде в жизни Косынки написано так: "Служил в армии рядовым казаком, принимал участие в боях ... да еще по глупому сидел месяца три в тюрьме ..." [3]. О том, что эта "тюрьма" была Лукьяновская, упоминается в статье Виктора Гриневича "Григорий Косынка служил у атамана Зеленого" [4]. А. Хоменко предполагает, что именно "Боротьбисты" могли оттуда вызволить, как это было позднее с А. Довженко и Остап Вишня. Именно в их газете он начал публиковаться с 1919 года.

В 1920 году Косынка оказывается в г. Каменец-Подольском, что тогда был столицей УНР. Возможно, что он думал об эвакуации [5], но впоследствии возвращается к Киев и становится студентом КИНО.


1.3. Обучение и первые творческие шаги

1920 - 1922 учился в Киевском институте народного образования, который так и не закончил из-за материальных затруднений, но к тому времени уже стал одной из самых ярких фигур среди киевских писателей, часто выступал на литературных вечерах, собраниях Всеукраинской академии наук ( ВУАН) с чтением своих произведений.

В это же время 1920 года становится членом литературно-художественной группы "Гроздь", в которую входили М. Терещенко, Д. Загул, Г. Шкурупий, П. Филипович, художники А. Петрицкий, М. Бурачек, Г. Нарбут и др.. Гронивци выступали за обновление искусства через приобщение всех лучших достижений, и среди художественных течений отличали импрессионизм и футуризм. В литературно-художественном сборнике "Гроздь" ( 1920) опубликовано три новеллы Косынки - "Мент", "За землицу", "Под вратами собора".

В Киеве, с 14 по 30 октября 1921, проходил Первый Всеукраинский Церковный Собор, который провозгласил автокефалию Украинской автокефальной православной церкви. На этом Соборе присутствовал Григорий, который поддерживал автокефальный движение.

Уже после распада группы "Гроздь", 1922 появился первый сборник Григория Косынки "На золотых богов", которая сразу же принесла признание, хотя оценка критики была неоднозначной. В это время он печатался в журналах "Нова Громада", "Красный путь", "Жизнь и революция"; вынужден был подрабатывать - работал редактором в различных изданиях (в разные годы работал в газете "Известия Киевского губернского революционного комитета", в журналах "Новое общество", "Вселенная", в издательстве "Масса"), ответственным секретарем Всеукраинского фотокиноуправления (ВУФКУ), сценаристом на Киевской кинофабрике (сейчас - Национальная киностудия художественных фильмов имени А.Довженко), в Государственном издательстве Украине, на радио.


1.4. Активная творческая деятельность

Kosynka.jpg

Середина 20-х годов - время активного творческого труда и большую популярность у читателей. Александр Ковинька вспоминал об этом так: "В двадцатые годы рассказ Григория Косынки - Ей-богу, не преувеличиваю - из рук вырывали" [6].

Косынка был директором Харьковского и Киевского радиокомитетов, принадлежал к литературному объединению АСПИС ( 1923 - 1924). Переписывался с В. Винниченко, Василия Стефаника. Последний называл его "своим сыном с Девич-горы" (название горы над Днепром вблизи Киева). В 1923 году в журнале "Новая Украина" ( Берлин - Прага) наряду с произведениями Т. Осьмачки, В. Пидмогильного появляется рассказ "Анархисты" и цикл очерков "Повстанцы" Г. Косынки, в котором воспроизводится сложная послереволюционные ситуация на селе - протест против насильственной большевистской политики. Этой публикации способствовал В. Винниченко, который в то время находился за границей. Это событие в тогдашних художественных кругах приобрела громкую известность. Авторов обвиняли в опасных связях с враждебной советской власти эмиграцией.

В 1924 году познакомился, в том же году осенью женился Тамарой Мороз, студенткой Киевского института кинематографии, которая оставалась верной ему до глубокой старости, сохранила в сложные годы память о нем, бережно упорядочивала посмертные издания его произведений. Жили супруги на Владимирской в одном из домов на территории Софиевского собора, ведь отец его жены, Михаил Мороз, был председателем Всеукраинской православной церковной совета УАПЦ. Их дом часто становилось местом собраний талантливых киевских литераторов, которые объединились под названием "Звено" (с 1926 года - "Мастерская революционного слова"): Валерьян Пидмогильный, Михаил Ивченко, Борис Антоненко-Давидович, Евгений Плужник, Мария Галич, Тодось Осьмачка и другие. Особенно Косынка дружил с последним, таким же сыном бедного крестьянина. Шутя их назививалы Косьмачкою.

В это время были опубликованы новые сборники писателя: "В ржи" ( 1926), "Политика" ( 1927), "Избранные рассказы" ( 1928, 1929). Осенью 1929-го года, в публичном выступлении вождь украинских большевиков Станислав Косиор назвал Косынку буржуазным националистом, и уже в начале 30-х годов ситуация резко изменилась - цензура запретила распространять напечатанную уже сборник "Сердце". Официальная советская критика обвиняла Косынку в исповедании "кулацкой идеологии" и "Национализме". После ликвидации литературных организаций в 1932 году был позагруповим. Косынка начинает заниматься переводческой деятельностью (перевел на украинский "Мертвые души" М. Гоголя), писать сценарии для фильмов, которые так и не вышли на экран. В июне 1934 года, в Харькове, состоялась конференция писателей, где обсуждались успехи коллективизации. После стандартных речей выступил Косынка, сказав буквально следующее: "Мы становимся не инженерами, а милиционерами человеческих душ". В. Домантович вспоминает:

" Вместо ограничиться трафаретными словами вынужденных заявлений, как это делали другие, он разразился потоком жалоб, сетований, протестов. С резкой и зажигательной яростью он начал говорить на тему: "Братья писатели, в вашей судьбе что-то лежит роковое". Он говорил о том, что в условиях "социального заказа", когда человека взяли за горло, она не может творить.

Это была не речь. Это была гистерия. Крик отчаяния в одинокой пустоты тьмы. Коммунисты встретили речь Косынки свистом и возгласами возмущения, в сумерках галереи писателя поздравили бурными аплодисментами. [7]

"

1.5. Арест и гибель

4 ноября 1934 похищен органами НКВД СССР. Вот как об этом вспоминает его жена:

" Дипломную работу я закончила. Написала слово к защите и субботний вечер на 5 ноября [8] попросила Григория, чтобы прочитал его. может что-то исправит. Он мне в ответ:

- А, Тамара! Не надо браться на ночь за такую ​​серьезную работу. Завтра воскресенье, у нас будет время внимательно перечитать и сделать так, чтобы все было хорошо. Торопиться не надо. Все в наших руках. Ты согласна?

Я согласилась. Завтра, то и завтра.

Не прочитал Григорий моего слова ... Эта суббота была последним днем, когда мы были вместе и когда я видела его ... Последние слова запечатлелись в сердце и звучат мне все годы моей одинокой жизни ... [7]

"

Косынку осудили по обвинению в принадлежности к организации, которая готовила террористические акты против князей российских коммунистов [9]. Он проходил по судебному делу вместе с писателями Антином и Иваном Крушельницкими, Костя Буревия, О. Влизько, Дмитрий Фальковский. Руководствуясь соответствующим постановлением ЦИК Союза ССР, выездная сессия Военной коллегии присудила Григория Косынку-Стрельца "расстрелять".

Косынку убили коммунисты 15 декабря 1934 года. Перед смертью он успел передать жене письмо:

" Прости, что так много горя принес тебе краткий век. Прости, дорогая жена, а простив - прощай. Не скорби, говорю: слезами горя не залить. Пожелаю тебе здоровья. Свидание не проси, не надо! Передачу, когда будет возможность, передай, но не часто. Вот, кажется, все. Я сильный, здоровый [7]. "

1.6. Реабилитация и памяти

Бюст Г. М. Косынки на доме по ул.Владимирской

18 декабря газеты сообщили о казни Косынки. В конце декабря 1934 года на квартире М. Рыльского собрались писатели, чтобы почтить память убитого. После этого, вплоть до времен "Хрущевской оттепели", о Косынку не вспоминали. 1956 Андрей Малышко посвятил ему стихотворение:

Григорий Угольники
Мы тебя ищем по росинке
В Щербановке, среди тополиной,
И получается иметь в косынке
Выглядит, не придет сын.
Не принимал ты подлости ничуть,
Прогремел, как весенний гром,
И стоит замученная эпоха
Над бессмертным именем твоим.

Писателя реабилитирован 19 октября 1957 года посмертно органами самой оккупационной власти. В копии справки по форме № 30, хранящейся в архивных фондах ЦНБ им.Вернадского АН Украины, отмечается русском языке:

" Дело по обвинениям косынке-Стрелец Г.М., арестованного 5 ноября 1934 года, пересмотрено военной коллегией Верховного суда СССР 19 октября 1957 года.

Приговор военной коллегии от 13-15 декабря 1934 года в отношении косынке-Стрелец Г.М. по вновь открывшимся обстоятельствам отменен и дело за отсутствием состава преступления прекращено. Косынке-Стрелец реабилитировано посмертно.

"

.

В 1979 в с. Щербановка установлен памятник Угольники (скульптор Г. Кальченко, архитектор А. Игнащенко). Михаил Горловой является автором памятника Григорию Угольники в селе Красном [10].

Долгое время более или менее точное место захоронения писателя было неизвестно. Тамара Мороз-Стрелец указывала на Лукьяновское кладбище, на пределы участка N7 [4]. В 1994 году там установили крест.

В 2001 году Киевской областной государственной администрацией было основано Киевский областной литературной премии имени Григория Косынки для награждения лучших достижений поэтов, прозаиков, драматургов и литературных критиков, которые постоянно проживают в Киевской области.


1.7. Примечания к биографии

  1. Косынка Г. М. Избранные произведения [Текст]: художественная литература / Г. Косынка; Введение. слово П. П. Кононенко; Сост. и передм. А. Хоменко. - Киев: ЛДЛ, 2002. - 192 с. - ISBN 966-95175-9-1 (в г. обкл.).
  2. Домотенко Ю. Родовид Григория Косынки. Правда крестьянской бедноты / / Украинский язык и литература. - 1996. - № 14.
  3. Лебедь А., Рыльский М. За 25 лет. Литературная хрестоматия. - М.: Время, 1926.
  4. а б В. Гриневич. Григорий Косынка служил у атамана Зеленого / / Газета по-украински. - 2009. - № 937. - 26 ноября [1]
  5. Юрий Лавриненко. Расстрелянное возрождение: Антология 1917-1933. Поэзия - проза - драма - эссе. Paris, Instytut Literacki, 1959. / / Киев, "Просвита", 2001. - 794 с. / / К.: "Факел", 2007. - 976 с. ISBN 978-966-8499-79-1
  6. Косынка Г. М. Избранные произведения [Текст]: художественная литература / Г. Косынка; Введение. слово П. П. Кононенко; Сост. и передм. А. Хоменко. - Киев: ЛДЛ, 2002. - 192 с. - С. 11.
  7. а б в Косынка Г. М. Избранные произведения [Текст]: художественная литература / Г. Косынка; Введение. слово П. П. Кононенко; Сост. и передм. А. Хоменко. - Киев: ЛДЛ, 2002. - 192 с. - С. 12.
  8. Как указывает А. Хоменко, здесь должна быть дата 4 ноября
  9. Украинские писатели - жертвы массовых политических репрессий 30-х годов
  10. Сайт Михаила Горлова [2]

2. Творчество

2.1. Основные вехи и идейное основание

Григорий Косынка начал писать из стихотворений. В газете "Борьба" он дебютировал 11 февраля 1919 года с небольшой заметкой "С рабочей жизни", впервые использовав псевдоним "Косынка". Вскоре более-менее стабильный заработок дали ему короткие очерки, памфлеты, статьи, которые печатались в киевской газете "Борьба", "Большевик". Течение того года там появился целый ряд его публикаций, преимущественно публицистического характера ("Отрывок из дневника", "Рисунки жизни", "Письмо из села", "Поповская грязь", "Маленький фельетон", "Неньковци"). У них поднимает актуальные проблемы "молодой Страны Советов", проповедует социалистические идеи. Скорее всего это было следствием искренних своих убеждений автора. Именно в газете "Борьба" появился 4 мая 1919 первый его художественное произведение - небольшой автобиографический этюд "На свеклу", подписан "Косынка". Этот псевдоним Григорий Стрелец взял по названию скромных полевых цветов - красных угольников (научное название: Плакун верболистий [1]). Сам Косынка говорил об этом так:

" Цветок эта мало известна, а она такая нежная и красивая, скромная и вместе с тем величественна. Цветы приносят радость и возбуждают в душе человеческой только хорошее [2]. "

Проза Косынки отмечается правдивостью и остротой воспроизводимых жизненных конфликтов. Косынка считается продолжателем традиций импрессионистической новеллы в украинской литературе ( М. Коцюбинский, С. Васильченко, В. Стефаник). В произведениях Косынки изображаются трагические события Украинский революции 1917-21. Вот как литературовед Григорий Костюк вспоминает один из вечеров 1925 года, на котором Григорий Косынка читал свой ​​рассказ "Политика":

" На сцену вышел молодой, среднего роста мужчина лет 26-27, немного коренастый, с русыми волосами и открытым простым лицом. Стал со стороны кафедры, опершись на не одной рукой, спокойно смотрел на переполненную палату. Публика медленно затихла. Он не имел в руке ни книги, ни рукописи, ни какой-либо записки. Когда публика смолкла, он заговорил. Заговорил так, как говорят у себя дома крестьяне, в родственных праздничных рождественских обстоятельствах. Это не было обычное чтение из книги, рукописи. Это была живой рассказ наизусть. Я такое увидел впервые. Я никого из писателей больше и позже не знал, чтобы свою прозаическую вещь мог читать наизусть. Да еще как читать! С таким естественным перевоплощением в характеры, в психологические нюансы героев. Нет, это была мистерия художественного чтения! Публика сидела, как загипностизована. "

Писатель Борис Антоненко-Давидович, слушая, как Косынка читает свой ​​рассказ "Политика", отметил: "Я уже 50 раз это слышал, наизусть знаю, а слушаю - будто впервые. Голос Косинчин - это неоиерихонська труба! Право, если бы Косынка написал какую-нибудь глупость, но не давал в печать, а читал сам - все равно это была бы прекрасная вещь! ". Другой приятель новеллиста, Тодось Осьмачка, считал, что в нем сидит демон, который и придает силы Косинчиним произведениям, когда тот их сам читает. "Магия его чтения была, возможно, выше магии его писания", - сказала Евдокия Гуменная [3].

Из романа Ивана Багряного "Сад Гефсиманский" о Григории Косынку:

" Вот он (следователь), например, называет имя Стрельца и таращится удивленно: - О! Стрелец! - А потом ржет и довольно и восторженно бьет кулаком по столу:

- Но он вчера признался! Во всем признался! Вот здесь! .. И ты это подтвердишь ... Тут вот говорит о закопанную оружие! Так ты это подтвердишь ... Ну?

Безподибний Гордый (следователь)! Он не знает, что стрелок - это Григорий Косынка и то Косынка расстрелян еще пять лет назад, - но какое ему до этого дело. Он и Косынки не знает и не хочет знать.

"

При жизни Косынки было опубликовано около двадцати сборников новелл и рассказов. Среди них, кроме первой "На золотых богов" ( 1922), самые примечательные "В ржи", "Политика", "Избранные рассказы", "Сердце". К сожалению, некоторые новеллы потеряны навсегда, в том числе и последнюю "Перевесло", которая была закончена как раз накануне ареста.

В начале 30-х, когда уже надвигалась волна репрессий, художник переводил А. Чехова, М. Горького, М. Шолохова. Его перевод "Мертвых душ" Гоголя является одним из интереснейших [4]. Книга вышла в 1934 году, когда писатель был арестован и расстрелян, поэтому на ней фамилии переводчика не подано [5]. На обложке указано: "Под редакцией В. Пидмогильного". К 1968 г. этот перевод выходил без подписи, а уже после реабилитации Григория Косынки, было документально доказано его авторство перевода. Писатель Ю. Мартич вспоминал: "И Косынка, и Рыльский восхищались Гоголем. Когда Григорий Михайлович погрузился в перевод гоголевских "Мертвых душ", он не раз советовался с Рыльским по поводу того или иного слова " [6]. О внимательное отношение к гоголевской языка и к переводу вспоминали и А. Контребинська, и М. Файбишенко [4].

Реабилитация художественных i публiцистичних произведений писателя происходила в несколько этапов. Во времена хрущевской "оттепель", были выданы четырнадцать новелл, которые якобы не противоречили своему содержанию советской коньюнктурi i имели, как писал в предисловии к сборника М. Рыльский, "большое познавательной значение ... несомненную идейно-эстетическую ценность". Позже, в 70-х годах, к ним в разных изданиях приобщались "Троекутний бой" ( 1921), ?Анкета? ( 1924) i "Темная ночь", а вся художественная i публiцистична наследие писателя (без "Фауста" ( 1923) i "Встречи") опубликована только в 1988 году под названием "Гармония" [7]. Весомое место там занимали произведения (восемь новелл), которые советская критика считала наиболее "враждебными" - бандитскими, не просвiтленимы идейно i т.п. На самом деле в них iшлося о драме тех заблудших "рыцарей темной ночи", которые не могли "схватить тропы", творили почву для атаманства, мiжгрупових распрей и т.п.. Такими явлениями, как известно, всегда (а в Украине - особенно) сопровождались значительные общественные изломы и потрясения, i писатель вполне закономерно воспроизвел их с большой художественной силой i с большим человеческой болью.

Вместе с другими новеллами и публiцистичнимы зарисовками эти "вражеские" произведения писателя дают если не эпопею революции и братоубийственной войны украинские (о чем писал в згадуванiй предисловии М. Рыльский), то действительно широкую картину народного бедствия, принесенное на украинскую землю большевистскими преступлениями i попыткой верных марксистiв-ленiнцiв загнать людей в утопична, карцерных типа коммуну. Вместе новелiстика Г. Косынки - образец художественных исканий i находок, которыми украинская проза первой трети XX века продвигалась (двигалась) от "старого" реализма в современных форм эстетического мышления. Крупнейших успехов здесь достигли В. Стефаник i О. Кобылянская, В. Винниченко, В. Пiдмогильний, Г. Косынка.

Произведения переведены белорусской, немецкой, итальянской, польской, болгарской, венгерской, русской [8] и других языках.


2.2. Произведения


2.3. Библиография

  • Косынка Г. М. Избранные произведения / Сост. и передм. А. Хоменко; Введение. сл. П. П. Кононенко. - М.: ЛДЛ, 2002. - 191 с.
  • Косынка Г. М. Избранные произведения / Сост. текстов, передм. И. М. Андрусяка. - М.: Утро, 2003. - 333 с.
  • Косынка Г. М. Гармония [Текст] / Г. М. Косынка. - Львов: Каменщик, 1971. - 128 с. - (Б-чка рассказов "На добрый вечер").
  • Косынка Г. М. Гармония: Новеллы / Худож. В.Куткин; Сост. Т. Мороз-Стрелец. - М.:, 1981. - 222 с.
  • Косынка Г. М. разукрашенный сон: рассказ., Воспоминания о Г. Косынку / Сост. и прим. Т. Мороз-Стрелец. - М.: Радуга, 1990. - 286 с.
  • Косынка Г. М. Произведения [Текст] / Г. М. Косынка. - К.: Молодежь, 1972. - 222 с. : Ил. - (Школьная б-ка).

Примечания

  1. Сайт Центра украинской культуры "Софийность" Донецкого национального технического университета [3]
  2. Мороз-Стрелец Т. Реабилитирован посмертно / / Наука и культура. Украина. - 1989. - Вып. 23.
  3. В. Гриневич. Григорий Косынка служил у атамана Зеленого / / Газета по-украински. - 2009. - № 937. - 26 ноября.
  4. а б Сквира Н. "Мертвые души" Николая Гоголя в украинских переводах [4]
  5. Гоголь Н. Мертвые души. Поэма. Пер. с рус. Г. Косынки (под ред. В. Пидмогильного). Вст.ст. Л. Каменева (Д. Заславского). - М.: Литература и искусство, 1934. - 312 с. (Дешевая библиотека художественной литературы)
  6. Мороз-Стрелец Т.М. О Григория Косынку (1899-1934) [Текст]: воспоминания. - М.: Сов. писатель, 1969. - 215 с. - С. 88.
  7. Косынка Г. Гармония. Рассказы. Публицистика. Воспоминания о Григории Косынку. - М., 1988.
  8. Рос. переводы: В хлебе. М.-Л., 1930; На Золотых Богов. М., 1966; Вечерние тени. М., 1991. [5]

код для вставки
Данный текст может содержать ошибки.

скачать

© Надо Знать
написать нам