Кривенькое

Кривенькое - село Чертковского района Тернопольской области. Расположен на реке Кривчик, на востоке района. Центр сельсовета, которому подчинено село Васильков.

Население - 529 человек ( 2001).


1. История

Вблизи Кривенького обнаружено захоронение в урне с римской монетой 2 ст.

Известно от 17 в.

1751 Кривенькое сожгли турки.

Действовали общества "Просвита", "Сокол", "Луг", "Сельский хозяин", "Союз украинок", кооператив.

В апреле 1944 немецкие войска сожгли около 150 домов и расстреляли 27 человек. 22 октября 1944 войска НКГБ сожгли 45 домов и расстреляли 10 жителей. Когда село заложено и какую судьбу переживали его жители неизвестно Первые сведения о селе теперь Чертковского района относится к 1648 года. Название произошло от реки Кравчик, что вьющейся лентой извивается между полями и впадает в Збруч.

Статистические сведения о селе Кривенькое: Общая поверхность 1637 га (в том числе 696 дворовой владении), с того пахотного поля 1518. Число домов: 1921-259,1931 -271. Число населения 1900г. - 1496, 1910-1443, 1921-1219, 1931-1270, 1939 -1589, 2003 -534. По австрийской статистике 1900 г. в общине греко-католиков 1277, римо-католиков - 39, Моисей - 31, на поместьях 61 декабря-кат., 29 р.кат., 58 Мойс., 1-другие. Язык: в общине 1245 укр., 92 поль., На поместьях 59 укр., 89 поль. Почта Толстенькое (7км) железнодорожная станция Гусятин (11км). станция полиции - Сидоров.

По национальности в основном были украинского, 8 семей евреев, один поляк Жарский жил на Заболотовцы. Часть евреев работала в сельском хозяйстве, часть имела магазинчики, кабак, были музыканты. По фамилиям: Фишель, жил от Василькова, Бендиков жил на корчме Конн, Шрейбер, Миндель - в селе, Прешель Янкель и Бронштейн - на Опарщини. Всех их расстреляли немцы в Черном лесу в 1941-1943 годах.

Село Кривенькое выглядит цепного поселения, размещен на холме к северу от реки Кривец, которой название имеет бесспорно связь с названием села. Эта река вытекает горбинкой между Пробежная, Жабинцы и толстенькие, творит ставки в толстенький и изогнутое, переплывает несмотря село Васильков и вливается в Збруча (на пивн.схид от села Коцюбинчики). На территории Кривенького вливается в реки с севера поток без отдельного названия, что следует на полях между толстым и изогнутое.

Щадя плодородную землю-чернозем, размещалось село на обоих берегах реки. Западная часть села при дороге толстенький называется Опарщина - старейшая из улиц, участок на сев. западнее села, где издалека виднелись тополя-Ворохивка (от имени нескольких семей Ворохта), центр села - просто "село", восточная часть (на границе с Васильковом)-Заболотовка, на холме, параллельно центральной улице - младшая - Гора, которая построена во второй половине XIX века.

Поля севернее села назывались просто первые, вторые, третьи и четвертые гони, а дальше Лисовина, на северо-запад Керничкы, Горб, Зады, ​​на юг Приск, Берестки, Млаки, Палямарова долина, на восток (в направлении Сидорова) Балловая долина (хотя людях Бала уже не было в деревне. Люди того фамилии жили в Коцюбинцах.)

Жители когда-то гордились изогнутое. Здесь жили трудолюбивые, воспитанные, цивилизованные люди - патриоты. Девушке из чужого села была честь выйти замуж до Кривенького. В основном женились и выходили замуж в своей деревне.

На восточном конце села, напротив Василькова, существуют каменоломни, называемые Кривчик, где добывали синий гранит. Были в селе и рудники глины, но непригодной к гончарных изделий.

Во дворе "ю Дмитрия Миколаевача при копанные ямы на картофеле найдено вместе с другим грубым череп" ям две урны с сожженными костями и с монетами с римских времен. Находку переданы в Национальный Музей в Львове.

Часто родовые фамилии крестьян были: Мотыга, Шмата, Ворох, Остапчук, Червоняк, Федорейко, фуг.

Жители села занимались исключительно земледелием. В селе были три кузнецы (Василий Остапчук, Пазюк Степан и Василий Капий), четыре столяры (Петр и Павел Шевчука, и Николай и Богдан Решетило) и два ткачи (Максим Гоцалюк производил грубое полотно, Иван Филиппа кроме грубого полотна - вереты с воличкой как покрывала на кровать).

Сметая пыль древности, листаем страницы летописи села. В 1651 году Кривенькое сожгли турки, а кривеньчан погнали в жестокую неволю. Только к сорока домов чудом уцелели после этого набега.

Но село медленно росло снова. В начале ХУИИИ столетия оно уже имело 150 домов. В 1848 году, в день отмены барщины, кривеньчаны посадили четыре ясени. Один из них сохранился и до наших дней.

Бесполезными были надежды тружеников на лучшую жизнь. Отмена барщины нисколько не оправдало их надежд. Плодородные земли остались в руках помещика. 238 крестьян в своем пользовании имели 653 гектара плохой, неурожайный земли, а господин Маковецкий и еще 2-3 кулаки владели 540 гектарами плодородных полей. Более половины кривенчан были совсем безземельными, не имели ни лошади, ни плуга.

Шли десятилетия, а положение крестьян оставалось по-прежнему ужасным. В 1920 году Кривенькое перешло из-под господства габзбургських баронов под власть панской Польши. Бедность, темнота заставляли кривенчан оставлять свою деревню и ехать куда глаза в поисках лучшей жизни. За восемнадцать лет (1920-1938) более 100 земледельцев эмигрировали в Канаду, Аргентину, США.

По преданию в хромую находились войска Богдана Хмельницкого, которые возглавлял полковник Богун. Радостно его встретили крестьяне, охотно вступали в армию и смело боролись против поработителей украинского народа. В польские времена и по началу Австрии село принадлежало доминии Сидорва (который тогда был городом) и до его властителей.

Невозможно теперь сделать, где была церковь перед 1757 годом, в котором построена новая церковь и как она выглядела. Что церковь была, это точно, потому что в хромую был двор прихода. Найденные старые метрики от 1728, которые теперь находятся в Национальном музее, в которых в начале каждого акта крещения говорится: акт Дмитрий Верхратский пресвитор церкви Усекновения с. Главы св. Иоанна в хромую в крестах и ​​миропомазах .... И т.д. Значит это была парафия и был священник. Да и сам о. Дмитрий Верхратский в 1757 году выстроил новую церковь, как традиция причитает свой счет, а 11 января 1758 в своей "резиденции" в Копычинцах тогдашний властитель назначил дотацию на содержание священника.

Долгие годы содержалась семья Верхратских на приходе в селе Кривенькое. От какого года они были - не знать, но как выше упомянуто уже в 1728 году настоятелем был отец Дмитрий. После него стал священником вероятно его сын о. Тимофей и был до смерти 25 января 1839, прожив 78 лет. По его пастырства 23 июня 1836 посетил приход митрополит Михаил Левицкий. Парахия тогда принадлежала Ягильницкого деканата. Семья Верхратских, которые были век гербовыми шляхтичами, душпастирювала в хромую более 100 лет. С 1939 года заведовал приходом в. Иван Бабрусевич, а с 1840 Сидоровский настоятель о. Иван Сепатович. При конце марта 1840 пастыря был молодой 32-летний о. Иван Слоневский, умершего 2 ноября 1848. К июню 1850 заведует приходом Сидоровский настоятель о. Николай Чайлинський, после о. Иосиф Чарнявський (1807 г.р.), который является настоятелем храма до 10.06.1872 года, то есть до смерти. Приходом короткое время, к 10 октября 1872 заведует в. Николай Чайлинський, а после до 01.08 1873 в. Сильвестр Лепкий, отец писателя Богдана Лепкого.

А. Иосиф Левицкий сам обслуживает еще 10 лет парахию, а после на помощь получает частных сотрудникам: в. Михаил Струминский, позже священник в Боршини у Бродов (женился на внучке священника) в. Иван Брикович (женился на второй внучкой в. Левицкого) от 1900 до 1904, который затем перешел на експозита в плов у Бучач и там был до 1909 года. За то время были местными сотрудниками в. Иосиф Белинский, позднее священник в Сковатини (Борщевщина), о. Юлиан Кисилевский, позже священник Яргорова у Монастириск и о. Владимир Галайчук, который умер как полевой духовник ( капеллан) ГУА в Украине. В марте 1909 как сотрудник снова возвращается в. Иван Брикович и находится здесь до 1914 года. Военная метель бросает его с семьей только в Вену, где находится с 2.09.1914 до 1.07.1915 года. Возвращает назад к родному краю и становится завидателем Сопова в Коломыйщине в сентябре 1916 когда возвращает счастливо назад к Кривенького. За то время местную парахию ведет в. Евстахий Теодорович, сын священника с Пробижной, умер как завидатель Орлова. 16 июля 1919 И.Брикович при переходе ГУА подается за Збруч и как полевой духовник ИХ ​​бригады ГУА, переживает с армией целую трагедию. В мае 1920 года возвращается обратно домой, а в 1921 году получает после 23 лет сотрудництва парахию на 46 году жизни (врожденный в 1875 году в Тернополе, сын земледельца - мещанина). В селе были состоятельные хозяева (три семьи имели по 30-40 моргов поля), но остальные крестьяне имели по несколько моргов поля. Заметной эмиграции в села не было, бедные выезжали сезонам в Канаду, возвратившись с долларами, докупали поля или с парпеляции помещика Маковецкого, или из части ерекционального поля парцельованих по поручению Владыки. Принадлежит вспомнить властителей Кривенького, одновременно были и патронами церкви, так как приход был частным предоставлена. По известных время весь Сидоровский ключ, а позже сам Сидоров принадлежал к семье Пойгейтив. Один из них - Станислав, в шестидесятых годах XIX в. принимал активное участие в качестве войскового старшины в польском восстании. В господском дворе долгое время скрывались повстанцы, на дворовых полях были закопаны карабины и амуниция, в дополнение должен был иметь и деньги. Когда восстание не удалось, а надо было платить за большие долги наступило банкротство. Имение спродано, не известно добровольно или принудительно - купил его жид Дуб. Сыну Станислава Мчиславовы остался только поместье (затише), он там построился и там умер. В руках Дубов оставалось Кривенькое где-то примерно до 1900 года. Потом купил его Спиридон Вахович (с Зеленой), а после его смерти в 1913 году перешло на новых властителей Виктора Маковецкого и его жены Ванды с ВАХОВИЧ.

А теперь вернемся к священникам Кривенького. В 1873 году получил опорожнен приход, которая была ординариятекою предоставлена ​​(так властителем был жид Дуб) в. Глибовицкий, настоятель Крогульця, но сфера деятельности не обнял, только заменялся с о. Николаем Котлярчук, настоятелем Бережаны за приход, и священником Кривенького становится в. Николай Котлярчук. Крестьянский сын родом из Стопчатова (Коломыйщина) очень хороший певец и проповедник, энергичный и упорный, по тем временам большой патриот проводит в Бережанах подвиг с господами, особенно Потоцким и в конце переходит к Кривенького. Здесь организует приход и остро без всяких оговорок выступает против укоренившихся пороков. А было тех пороков достаточно, особенно разврат и пьянство. Рассадником разврата было особенно Затише есть его властитель Мечислав Пойгерт и с ним в. Котлярчук ведет упорную борьбу. А это было нелегко. Пойгерт сам уже захудалый, но большой семьи, имел связи с помещиками, которые тогда имели все в своих руках, его поддерживали все богачи в селе. Однако это не испугало священника, он делает свою работу, поучает, упрекает, и приход идет к лучшему. В краю идет акция заиницийована митрополитом Иосифом Сембратовичем, основываются братства трезвости. И чудо, тот же о.Котлярчук, который был очень веселого нрава, может время завеселий и общительный, так что время перебирал мере, становится первым апостолом трезвости, сам брака и трезвость и к трезвости притягивает ранее розпиячине село. По его пастырства 13 мая 1878 отбывает каноническую визитацию тогдашний митрополит Иосиф Самбратович. Сам священник сильной телосложения, здоровый на шестидесятые году умер 26.03.1887 года. На короткое время (до ноября 1888) становится завидателем парахии в. Иван Шлемкевич (спустя священник Сновидова на Бучаччини). 1 ноября отбывает каноническую визитацию прихода первый епископ недавно обновленной Станиславской епархии преосв "ященном Юлиан Пелеш. Опорожнен парахию епискайского предоставления (тогдашним властителем был жид Дуб) получает 64 летний старец о. Иосиф Левицкий, священник Тумир круг Галича, сын священника врожденный 1824 в Милован в Товмачини. Священник очень набожный, ревностный и трудолюбивый, добрый певец и проповедник проводит дальше парахию в направлении указанным своим предшественником и все идет к лучшему, парахия возвышается, вместе с духом религиозно - церковным развивается и жизнь национально просветительное. Так село выбивается на одно из первых уездов, тем более, что село под видом национальным, вполне единодушное, насквозь украинским. Село становится богаче. Когда за давних времен только двое крестьянских детей пошел в школу и стали народными учителями, если: Капий бывший управляющий школы в Звянивци (Теребовлянщина) и Храпливый из Василькова бывший управляющий школы в Лисовцы (Залещицкий уезд) так теперь много тянется в школу и выходят в свет, а то: Андрей Стрильчик священник в Стрельчий и Городеньский декан, Андрей Шмата - управляющий школы в Побужанах (Золочевщина) Василий Щур - управляющий школы в Вербятини (Бучаччина) Онуфрий Остапчук - управляющий местной школы; Василий Остапчук - учитель и уездный школьный инспектор во времена ЗНУР; Василий Шмата - учитель и Чатари Галицко Украинской армии (ГУА) Алексей Муший - Чатари ГУА; Стефан Червоняк, последние теперь учителя частной народной школы УПП в Копычинцах. Николай Пенчак - сотник ГУА (на восточной Украине) Николай Стрильчик (в Киеве); Гринько Кузь: Стефан Ворох, Даниил Капий, Стефан Червоняк Гриша Остапчук. Все приведенные смогли еще до мировой войной покончить среднюю школу. Перед войной было столько крестьянских детей с Кривенького и Василькова каждый класс имел в школе если не двух, то хотя бы одного репрезентанта.

В первой половине ХХ в. Кривенькое определилось как сознательное село, из которого вышло большое количество интеллигенции. Крестьяне интересовались делом образования своих детей и посылали их в средних и высоких школ. При конце XIX в. жили на Ворохивци кроме семьи Ворохта два заметны хозяева, Антон Остапчук и Тимка Решетило, которых можно назвать пионерами кривенецькои интеллигенции.

Они дали хороший пример для односельчан. Антон Остапчук был п "пяти сыновей; трех из них послал на науку в учительскую семинарию, одного в гимназию, а другого оставил на хозяйстве. Его сосед, Тимка Решетило послал двух сыновей на науку в учительскую семинарию в Самборе. В том же времени Дмитрий Стрильчик с Опарщины изучил своего сына Андрея (1870 г.р.) на священника, что после был священником в селе Стрельче Городенского уезда, и деканом.

Впоследствии по инициативе Василия Остапчука и пастыря о. И. Бриковича большее число крестьянских детей пошло на науку в учительской семинарии, гимназии (перед первой войной особенно в гимназию ВПТ в Копычинцах, между войнами в Черткове) и в высоких школ.

Перед второй войной кроме детей в. Бриковича (Романа и Дарьи, гимназия. Учителей, Марии, абсольв.гимназии) вышло из села 2 священника (кроме упомянутого в. Андрея Стрильчик о. Василий Стрильчик, миссионер), 16 учителей (Остапчук Василий, Матвей, и Онуфрий, Решетило Теодор и Иоанн Муший Алексей, Червоняк Степан Остапчук Игнат, Остапович Гриша, Томашевски Осипа и Мария Шмата Фекла, зам Онищук Шмата Дмитрий, Шмата Андрей и Василий, фуг Тоска), 1 юрист (Остапчук Степан), 1 врач (д-р Степан Ворох), 1 инженер агроном (Яков Муший), 1 художник-артист (Николай Стрильчик), 2 сотники украинской армии (Николай Пенчак, Иван Байдак). Григорий Кузь после гимназической арматуры выехал после первой войны в Канаду, Роман Мотыга погиб 1944 г. на железнодорожной станции во Львове от бомбы; гимназические студии покончили также Степан Остапчук сын Онуфрия, и Николай фуг. Ворох Владимир, студ. педшколы, работал в кооперации в Черткове. В частности следует упомянуть Павла Червоняка (умер 27,03,1970 г в Нью-Йорке), что после гимназических студий присв "ятився был труда в украинской кооперации. Он был членом Дирекции СУК в Черткове, а в эмиграции принадлежал к учредителям ООО. "Самопомощь" в Нью-Йорке. Он тоже причастен к написанию этой статьи, сбором материалов о Кривенькое. Кроме вышеупомянутых еще несколько других крестьянских детей ходило в средние школы, но не могли покончить их по разным причинам, особенно из-за взрыва первой мировой войны. Они в основном остались в родном селе и определились при общественной работе.

В те времена в деревне был Василий Стрильчик. Кончил народную местную школу, стал приучуватися дьяковскую, после поступил в оо.Василиян, во время войны был в Риме в монастыре оо. Ордена, после войны возвращаясь к родному краю вступил дороге на парахии наших выселенцев в Боснии, был спустя в монастыре во Львове, а затем снова в деревне. Какие мотивы им руководили, что было причиной, только спустя вновь выбрался в Боснию, перешел в православную веру, рукополагал на православного священника, дано ему парахию в Баня Луке в соседстве нашего на Сербщини.

Кривенькое имело то счастье, не лежало при головных путях, куда двигалась с древних времен волна польонизации. В селе не было ни польского священника, ни костела, а в результате этого только небольшой процент латинян. Все местные латинян разговаривали исключительно на украинском языке; так фальшивыми являются все статистические данные конскрипцийних комиссаров, автоматически приписывали латинянами и жидам польский разговорный язык. Да и смешанные супругов принадлежали в селе к исключений, потому душпастер села о. Брикович, умел препроводить дело так, что в таких супругов не дошло.

С 16 по 19 декабря 1932 года в Черткове состоялся первый политический процесс над Копычинецкое членами ОУН. Несмотря на аресты и заключения активных членов организации, она продолжает жить, действовать, играть все более ощутимую роль в деятельности многих общественных организаций, находившихся на легальном положении в уезде. К ним надо отнести общество "Родная школа". Второй распространенной организацией была "Просвита". Делали свой вклад в дело национального пробуждения "Союз украинок", пожарно - спортивные организации "Соколы", позже "Луг", "Стрела", даже общество "Сельский хозяин".

Копычинецкое уезд (зашифрована в 1940 г. название "Корабль") в структуре ОУН делился на три надрайоны, в каждом из которых было по два района. В надрайоны входило более 10 деревень.

Так, в Гусятинскому надрайоны были: В.Чорнокинци, Малые Черноконцы, Воля, Коцюбинчики, Босыры, Толстенькое, Кривенькое, Васильков, Васильковцы, Сидоров, Шидловцы, Зеленая Чабаровка, Гусятин.

Провидниом уездной екзекутиви / провода / до ареста в мае 1940 года был Ярослав Венгер, его заместителем - Емельян Бережанский "Голубой" из с. Кривенькое. В провод входили: 1 .... 5 Зиновий Феди / "Игорь" / .... 10 Было три надрайонные проводники.

В каждом надрайоны насчитывалось до 40 членов, делился он на два района во главе со своими проводниками. В каждом селе существовала ячейка ОУН в количестве от 3 до 10 человек.

За короткое время организация разрослась, окрепла. Это не могло нравиться новой власти. Короткое затишье вскоре сменилось массовыми арестами.

В начале 1941 года, выведав в предателя Казимирова фактический состав руководства провода, его аресты не замедлили. Так в течение месяца были арестованы и взяты под следствие все члены уездной екзекутиви Копичинецкая городской организации и руководители сельских ячеек.

Среди них оказался Зиновий Феди с Кривенького. Всего по делу Я.Венгера и его заместителя Емельяна Бережанского арестовали и привлекли к уголовной ответственности 60 человек. Все они были выделены, согласно архивным данным ВБ в Тернопольской области, в дела № 2807 (дело Я.Венгера и с ним 29 человек) и за № 2817 (О.Бережанський и с ним 31 человек).

Членов Копичинецкая ОУН В. Созданського, З.Федькова судил Тернопольский областной суд 16-20 мая 1941 года. Они были признаны виновными по ст. 54-2, 54-4 действующего тогда уголовного законодательства и вместе с заместителем Я.Венгера - Емельяном Бережанским и другими членами организации приговорен к расстрелу. Приговор выполнили в Черткове, о чем свидетельствуют документы по делу.

Вследствие арестов 1940 - 1941 гг большинство членов уездной ОУН была уничтожена. Вслед за этим были проведены массовые аресты участников бывших общественных организаций "Просвита", "Луга", "Родной школы", "Союза украинок" и даже членов "Сельского хозяина" и "Союза кооператив". Аресты коснулись всех слоев населения, независимо от их социального положения.

После ареста Я.Венгера и его заместителя А. Бережанского уездную ОУН возглавил "Гарт", его помощниками в подготовке членов организации к действиям в ситуации, когда со дня на день должна разгореться ВОВ, были окружной военный П.Мальований ("Бор") - из с. Белая и студент Чертковского гимназии Степан Ворох с Кривенького.

В первые месяцы немецкой оккупации организацию в Копычинцах возглавил Й.Кузик (Копычинци). После объявления Акта о восстановлении Украинского государства от 30 июня 1941 года во Львове начинают действовать украинского учреждения, создается местная полиция, "Молодая Сич". Руководство ОУН находится в руках Я.Климы. Ему помогают члены окружного провода Степан Ворох и П. Рисованный.

Согласно указанию краевого провода, украинские вооруженные отряды национальной самообороны в деревнях уезда начали действовать уже летом 1943 года. Среди самых результативных действует боевка в селе Кривенькое. 12 июля 1942 комплектуется группа, отправляется для боевых действий на Волынь. Туда отправлено Степана Муше и Павла Ворохты с Кривенького.

Горят села, проводятся акции по захвату и отправка в Германию украинской молодежи. Непокорных и беглых бьют, заподозренных в саботаже и членов ОУН расстреливают.

Среди участников АК и польской криминальной полиции, которая была на службе у немцев, гестапо мало надежную агентуру, которую использовало при необходимости. Часто цели вооруженные отряды АК в карательных акциях против украинского действовали совместно с немцами. Подтверждением является карательная акция, которая была осуществлена ​​чертковская и ГУСЯТИНСКИЙ гестапо вместе с польскими боевиками АК Пробижной, Василькова, Гусятин, обоих Чорнокинець 20 марта 1944 в села Кривенькое, Малые Черноконцы, Толстенькое.

Причиной акции было убийство Черноконецкая боивкой 18 марта 1944 восемь немцев, заехали для очередного грабежа. Не желая навлечь на село неприятность, трупы были быстро убраны. Конечно, сам бой, убийство немцев не могло пройти мимо внимания польского подполья, которое решило воспользоваться этим и с помощью немцев нанести удар украинскому подполью Чорнокинець, Кривенького, толстенький.

Комендант четвёртым компании Копичинецкая окружности польского подполья АК ЛУТКОВСКОЙ Фаддей немедленно сообщил об этом Чортковское гестапо, которое, используя свои силы и личный состав погранзаставу Василькова и Гусятин, организовало карательную акцию в названные выше села.

В сплошных рядах вражеской расстрельной нашествия, надвигающейся одновременно на три деревни, шли и солдаты четвёртой польской подпольной компании АК - жители сел Васильков, Чорнокинець, Пробижной, Гусятин. Часть людей, заалярмованих облавой, покинули дома, спасаясь в ближних лесах и приготовленных собственных краивках. А оставшиеся во дворах, были постриляни.

Очевидцы тех событий рассказывают, что больше свирепствовали поляки. Стреляя в людей, а не жалели ни женщин, ни детей. Чего делали немцы, делали поляки. Перебегая от дома к дому с зажженными трудную соломы, поджигая крыши, а чтобы не вышли из горящих домов люди, завязывали двери. Многих, кто выскакивал бросали в огонь. Кого не могли поймать, догоняла шар. Горели дома с людьми, горели сараи с ревущей в них скотом, риги и стога. И никто не мог броситься спасать. Во всех селах уничтожено более сотни дворов, убито, задушен в краивках и погребах, сожжено более сотни человек. Помимо человеческих потерь от огня, села подверглись еще и ограбления.

В конце 1943 года в верхах ОУН произошел раскол. Раскол произошел и в Копиченський ОУН, которая разделилась на сторонников Мельника и Бандеры. Структура ОУН была такой: станица - село, куст - 5-8 сел, район - 2 кусты, уезд - 4-5 районы, округ. Она сохранялась долго. В 1945 году уезд стал называться надрайоны. Уезд делился на 4 района. Так в 1944 году в районный провод № 1 (Пробижнянський район) входило 9 сел: Кривенькое, Босыры, Зеленая, Коцюбинчики, Сидоров, Трояновка, Большие Черноконцы, Малые Черноконцы, Толстенькое. Районный проводником был "Бряск" Владимир Бучан с толстенькая.

Факты о терроре подразделений НКВД в отношении мирного населения не одиноки. Разгул энкаведистов был никем не контролируемый. Безнаказанное произвола брало верх. Карательные акции осуществлялись не только против отдельных граждан, но и против целых деревень: сжигали здания, убивали людей, часто таких, которые не имели ничего общего с подпольем ОУН и участниками борьбы.

Так, 21 октября 1944 в с. Кривенькое Пробижнянського района большинством сел входил в структуру Копиченецького провода ОУН, прибыла группа энкаведистов для выселения семей членов ОУН и участников УПА. Задуманное не удалось осуществить. Боевка ОУН, которая находилась в селе, напала на вражескую группу и выгнала ее из деревни, убив трех и ранив несколько человек из ее состава.

Осуществив карательную экспедицию в хромую, вся разбойничья ватага переехала в Сидоров, где также начала подобную акцию. И только вмешательство секретаря райкома КП / б / У Шинкаренко, который прибыл туда, спасло людей от неминуемой страшной участи.

Он подтверждает, что майор Полянский намеревался сжечь полностью села и участники расправы над людьми поголовно п "пьяные, били хозяев, которые не давали курить свои здания, били женщин, стариков, детей.

Как видим, село дважды подверглось наказанию оккупантами. Первый раз немецкими фашистами, второй - солдатами НКВД. Село попыталось и польской ласки в период зачистки. Уничтожено было не только здания и имущество его жителей, большой потерей была гибель его людей, особенно молодежи. В рядах УПА и СКВ с Кривенького погибли 40 ребят, это: Храпливый С., Черный П., Щур В., Янкевич В., Баделюк М., Байдак М., Венгерчук С., Воронюк И., Ворох И., Ворох П., Дмитрук М., Капий М., Мандзюк И., Марракеш М., Николаевич С., Милимука Г., Муший С., Сакивский И., Муший Д., Стойко И., Остапчук Л., Остапчук С. , Пазюк С., Пономарь И., Пидгирняк В., Филиппа Д., Филиппа В., фуг И., Хомишин И., Гукалюк Г., Мотыга Г., Остапчук А., Симаков С., Храпливый М., Шкляр Б., Шмата Б., Пономарь И.И.

В 1941 г. в Черткивский и Уманский тюрьме были замучены Мотыга М., Третьяк И., Капий Б., Федько С., Бережанский А., Шмата Б., Гута С., Марак С., Шмата В., Шмата М. , Шмата С.

66 человек погибли на фронтах второй мировой войны в рядах Красной армии, 22 семьи сельских работников были выселены на Дальний Восток, Сибирь, Казахстан. Слишком большие потери были этого небольшого села, в котором по данным довоенного времени насчитывалось чуть более тысячи человек.

Часто энкаведисты маскировались под воинов УПА. А чтобы, как говорится, комар носа не подточил, готовили их хорошо вышколенными, с местным акцентом языка, в специальных школах. Одна из них в 1944 году была и при полка МВД, который дислоцировался в Копычинцах. Среди таких предателей Иоанн Гурняк "Стрела" с Кривенького, который в результате был "купаний" в Микулинецкой браге.

По данным Пробижнянського отдела НКГБ, на 8 февраля 1945 года в селах района завербованных по два и более агентов.

Наступила критическая ситуация, которая потребовала изменения тактики борьбы, расформирование крупных боевых соединений на малые, которые могли успешно маневрировать среди брошенных на их уничтожение дивизий регулярных войск.

С окончанием ВОВ бороться и выжить повстанческим отрядам стало все сложнее, тем более крупным отделам. Облавы носили ежедневный, всеобъемлющий характер. Прочисувались леса, поля, осматривал каждый метр земли, каждый двор, дом, длинными щупами проштрикувалися все подозрительные участки. Казалось, ничто не сможет избежать всевидящего ока облавникив, однако и в таких, очень тяжелых условиях, борьба продолжалась, хотя ежедневно патриоты Украины несли потери. Попав в экстремальные ситуации, боролись кто как мог, даже в одиночку, подвергаясь явную смерть.

Дмитрий Сакивский с Кривенького лежал в краивци ранен, имея при себе лишь две гранаты. Во время облавы ему предложили сдаться. В ответ полетела граната. Вторая, которой хотел покончить с собой, не сорвалась. Не желая быть взятым в плен, бритвой перерезал себе горло.

Однако приходится констатировать, что экзамена на выносливость, стойкость, преданность делу, за которое клялись погибнуть, но не предать, не выдержала и некоторая часть ведущего состава. Сдавшись органам власти, проводник вооруженные отряды с. Кривенькое Гурник "Стрела" выдал многих известных ему участников освободительной борьбы. В том числе и тех, кто прятал его и собратьев, кормил, выполнял различные поручения.

Не лучше поступил и сам куренной Ярослав Белинский "Быстрый". Спасая свою жизнь, выдал врагам все, что было ему известно. Личное его признание изобилует множеством высказанных "секретов", раскрыв которые, подверг неожиданный удар многих лиц из руководящего состава группы "Юг", командира "Энея", а также связных, Станич, хозяйственных, которые были с ним лично связаны из районных звеньев. По его вине были арестованы сестры Кролики с Кривенького: Вера "Оксана" - личная связная Тернопольского окружного проводника "Богдана", Люжбина "Леся" - личная связная Каменец-Подольского референта "Гомона".

Массовые апрельские облавы 1946, которые нагрянули на деревни смежных районов одновременно, привели к гибели многих отрядов, которые дислоцировались там. Не имея возможности выйти из села, ребята вынуждены были принимать бой в условиях заранее обрекали их на гибель.

Трагически разыгрались события в это время во дворе Матфея Червоняка, отражаясь погибают Иван Пономарь, Федько Владимир, Черный И. "Лебедь" из с. Чабаровка. Повстанца Филиппа Даниила враги окружили и хотели взять живым. На их глазах со словами "Слава Украине" Даниил разрывает себя гранатой. Окруженный врагами, не имея возможности больше обороняться, от собственной гранаты также погибает командир местной боевки Степан Пазюк "перебои"

Три дня, отражаясь от наступающих облавникив, ведет бой боевка Михаила Беделюка "Скалы". Загнанные на Сокирянский лужайку, омываемый водами Збруча, повстанцы оказались в окружении. Переправиться на восточную сторону не дали им Чемировецкого "прыжки", со стороны Сокиринец плотным кольцом наступали красноармейцы. В бою погибла вся боевка, среди них Кривенецьки ребята: Капий Михаил, Храпливый Степан Дмитрук Михаил, Николаевич Василий, Храпливый Василий.

Сражаясь до последнего патрона, повстанцы отдавали свои жизни.

Во время вооруженной борьбы УПА наши женщины ни в чем не уступали мужчинам, выдержке и смелости сильных мужей. На их плечи легла основная тяжесть той большой работы, без которой не обходится ни одна вооруженная борьба, бремя труда и бремя чрезвычайных переживаний, страданий и мучений.

Лида Остапчук из села Кривенькое (1925-1947) в 1947 году уже училась на 2-м курсе Львовского мединститута. После гибели брата Стефана, который был в УПА, и ареста отца, ее мать с младшим братом Юрием вывезли в Сибирь. Лида, зная об этом, как ей тяжело пришлось жить, старалась НЕ показываться в деревню, чтобы не быть депортированными вслед за мамой и братом. С оуновским подпольем связана была тем, что через доверенных лиц передавала из Львова медикаменты. Хорошо зная положение Лиды, священник отец Брикович пригласил ее на Пасхальные праздники. И как незаметно приехала она в деревню, кто-то из сельских сексотов доказал гарнизонникам, и ее арестовали. Пути к Пробижной Лиду замучили. Чтобы чем-то оправдать свое преступление, изуродованное тело Лиды выставили у стены милиции, чтобы все смотрели на бандеровку, якобы по их легенде возглавляла боевку СБ и совершили страшные зверства в селах района. Жаловаться на беспредел некому было и кому. Все как обычно, прошло безнаказанно.

Ожидаемого покоя не принес ни 1949 ни 1950 годы. Репрессивная машина продолжала безжалостно крушить все, что хоть чем-то маленьким было причастно к национально-освободительного движения.

Репрессии к большинству людей были применены безосновательно. Отдельным гражданам инкриминировались преступления, к которым ни они, ни их родственники не были причастны.

Из села Кривенькое были выселены семьи: Николаевича Павла Паламара Корнила, недостойным Феклы, Стойко Анны Николаевич Марии Капустяник Максима кусок Марии, Музыки текла, Ворох Иосифа, Муше Иоанна Семчишин Феклы, Кузя Луки Осидак Павла Остапчук Анны , Мотыги Феклы, Хвали Демьяна Пазюк Феклы, Довбенко Осыпи, Данчук Осыпи - всего 22 семьи

Иван Мандзюк - Станич ОУН, погиб 1945
Анна Турчинская - связная ОУН, заключенный большевистских концлагерей
Богдан Решетило - участник национально - освободительной борьбы, заключенный большевистских концлагерей
Анна Гладкая - связная ОУН, заключенный большевистских концлагерей
Михаил Мотыга - член ОУН, погиб в 1941 г в Уманьский тюрьме
Иван Пономарь - стрелок местной боевки самообороны
Анна Музыка - связная ОУН, заключенный большевистских концлагерей
Мария Ласточка - связная ОУН, заключенный большевистских концлагерей
Анна Мотыга - связная ОУН, заключенный большевистских концлагерей
Анна Муший-симпатизирующий ОУН, активная участница и помощница подполья ОУН

Емельян Бережанский - родился в 1912 году в селе Кривенькое, в крестьянской семье. После окончания сельской школы учился в Черткивский гимназии, откуда за принадлежность к ОУН был исключен. Год учился в Золочевской гимназии, из которой также за антипольскую деятельность был исключен.

Среднее образование получил в Львовской малой духовной семинарии, где также два раза арештовувався. Вернулся домой, включился в политически просветительскую работу, которую проводила деревенская "Просвита", активно участвует в "Луге". С сельской молодежи организует футбольную команду "Острога", которая была одной из лучших среди сельских команд уезда. Руководит самообразовательной группой молодежи. Перед войной поступает в духовную академию. После закрытия в 1939 академии советской властью, преподает в родном селе, как член ОУН не прекращает подпольной деятельности. Сотрудничает с членами уездной ОУН Третьяком "Явором", З.Федьковим "Игорем", становится членом уездного провода, с января 1940 г. - заместителем уездного ОУН Ярослава Венгера. 28 января 1941 органами НКВД арестован. 22 ттравня 1941 за антисоветскую деятельность приговорен к смерти. Расстрелян в Черткивский тюрьмы.

Степан Ворох "Орехов" родился в 1921 году в селе Кривенькое бывшего Копичинецкая уезда в крестьянской семье "й. С раннего детства родители привили ему и двум старшим братьям Василию и Владимиру пылкую любовь к Украине, что в будущем влияние на их жизненный путь. После окончания сельской школы учился в Черткивский гимназии "Родная школа".

13 июля 1939 за распространение националистической литературы вместе с двумя гимназические товарищи арестовывается польской властью и приговаривается к 1,5 года тюрьмы. С приходом большевиков, выходит из тюрьмы и как член УПА активно сотрудничает с заместителем проводника уездного провода Омельяном Бережанским над развитием уездной ОУН, одновременно учится в Черткивский СШ № 1.

В связи с арестами, начавшиеся в школе в октябре 1940 года, переходит в подполье и не выходит из него до начала советско - нимкецькои войны. Родителей в 1941 году вывезли в Сибирь, откуда они не вернулись. С приходом в Копычинцы немцев, вместе с Ярославом Климом, Павлом Малеваным "Биром" расширяют уездную сетку ОУН, организуют обучение членов ОУН, осуществляют ряд мероприятий, связанных с провозглашением Акта о восстановлении Украинского государства. Находясь на офицерском выучке в Поморянах, вместе с 250 другими студентами арестовывается гестапо. С Тернопольской тюрьмы, благодаря ходатайству украинского Комитета Тернополя, через месяц вместе с другими товарищами, был освобожден и записался снова на обучение в Чертковскую гимназию. В июле 1942 г. арестовывается гестапо второй раз. После освобождения из тюрьмы в 1949 году учится в Мюнхенском университете, - 1956 г. доктор дантистськои медицины в Нью-Йорке. Находясь на территории США, с.Ворох активно участвует в общественно - политической жизни украинского США.

В 1966 - 1968 гг избирается Председателем Украинского врачебного общества Севера Америки, долгое время был председателем конференции украинского Центральных Академических Профессиональных обществ в НЬЮ-Йорке, активно участвует в деятельности церковной жизни, был основателем и председателем Комиссии Связи с Иерархами украинских церквей при экзекутива УККА. В 1966 -1969 гг он представитель УККА при ИУ Архиепископского Синода Украинской Католической Церкви в Риме. 1966-1969 гг является основателем и секретарем консолидационных комиссии при Екзикутиви УККА. Член пленума Секретариата СКВУ в Торонто.

Для осознания села причинився прежде душпастер села, о. И.Брикович. Сначала он сам проводил в местных организациях, но впоследствии, выработав у себя сельский актив, передавал в его руки провод обществ. Поэтому в селе действовали сознательные крестьянские деятели. Уже на рубеже XIX и ХХ вв. определился особенно Василий Мотыга, который стал не только политическим проводником села, но также известным оратором в цилим ГУСЯТИНСКИЙ уезде. Была это человек простолинийного характера, никогда не клонил лица не только перед "пидпанком", но и перед "господами". Он именно был организатором политических один за всеобщим, равным, прямым и тайным руководством голосования в австрийский парламент и предвыборных глаз 1907. Когда власть не дала разрешения на вече, оно произошло в форме собрания по приглашениям в парахияльних забудованнях, а после него развился демонстрационный поход деревней. Жандармы загородили походу дорогу, но народ организован отверг жандармов с пением национальных гимнов пошел походом в толстенький. Василий Мотыга ехал нам сером коне с булавой в руке.

Когда должны были строить большак из Гусятин на Пробежная, Уездная Совет расписала конкурс на доставку песка. Василий Мотыга дал от села оферту. Хотя эта оферта была найдогидниша, господа из Уездного совета решили дать доставит еврею, на менее полезных условиях и с худшим качеством песка. Для протеста Мотыга принес на заседание Совета мешок кривенецького песка и высыпал его в зале совещаний на пол, мол, "Смотрите и судите".

Выдающимся деятелем был уроженец села Василий Остапчук. Перед первой войной он был учителем и руководителем школы в хромую, по украинской власти в 1918/1919 гг занимал положение уездного школьного инспектора в Копычинцах. После украинского - польской войны отказался составлять обязательства "Обязательства лояльности польской власти. Остался в деревне, хозяйничал со своим братом Иваном, а все свободное время посвятил труда на культурно - образовательной и хозяйственно - экономической деятельности в обществе и уезде. Выбранный старостой села, перевел на общественном совете решение, что каждый хозяин обязательства "связан субботам и перед каждым праздником позаметать часть улицы перед своим хозяйством. Благодаря тому село определялось чистотой. А хозяйки, следуя примеру жены священника "матушке", заботились о примерной чистоту возле дома.

Заслуженным деятелем был Василий Шмата. До первой мировой войны он учительствовал. В 1918 вступил добровольцем в Украинскую армию и командовал ротой пулеметчиков. После войны работал в кооперации, где получил большое уважение как честный работник. Для полного образа парахии надо вспомнить и о дьяков. Очень хороший память о себе оставили Юлиан и Владимир Остапович (отец и сын). Старший из них начал свою службу еще при пастырства о. Чернявского и был все время за о. Котлярчука, умер 19.04.1897 года. Его сын Владимир был вновь дьяком за о. Иосифа Левицкого. Это были люди сердца, которые слышали себя словно родней священников, что любили и дорожили своим званием. Искренне привязаны к церкви и приходов были вспомогательными и в ведении парахии, знали как жить в хороших и искренних отношениях и с настоятелем и парахиянамы. Это типы древних уважительных дьяков. Владимир Остапович умер 20.02.1921 года.

Так же очень симпатичные типы старших братьев церковных (провизоров) - Павел Шмата и Гринько Филиппа. Первый из них - пономарь был еще во времена о. Котлярчука, после стал провизором, второй с 1915 года. Оба степенные хозяева и ревностно выполняют свои обязанности.

(Декабрь 1926 о. Иван Брикович)

В селе были две барские поместья. На Опарщини, при дороге Чорнокинець стоял поместье поляка Виктора Маковецкого, который был "патроном" церкви. Он постоянно жил в толстых, эт. Залещики, а имение арендовал евреям. В восточной части села, от Василькова, стоял поместье "Затише" - собственность Уейських. К первой войны владелец жил в хромую, после войны - в своем дворе в селе Васильковцах. После первой войны розпарцельовано около 200 моргов дворцового поля между местных украинских крестьян, так поляков в селе не было.

В селе было две водяных мельницы над рекой Кривец, один на западе, другой на востоке села, оба - собственность помещиков. Недалеко поместье Маковецкий стояла перед войной винокурня, также собственность помещика, уничтожена во время войны и больше не отстроенной. К первой войны существовала корчма заиздний дом, развалена солдатами императорской армии 1914 До наших времен место, где она была построена называют - Корчмой.

Важнейшие здания стояли в центре села. Это была прежде всего небольшая размером, старинная, каменная из камня церковь, построенная 1757 священником Верхратского, о чем свидетельствует надпись в т. н. "Притворе" над входов дверью: Р.Б. 1757 Божьей помощю сооружений церквей сия при Дмитрию Верхратском. В приходе сохранилась была старая метрикальна книга с половины XVIII в., Ведомая в. Д.Верхратським, которую в гг 1922/3 переданы в Национальный Музей в Львове. На церкви была одна небольшая баня и два креста на боковых стенах. Вообще стиль церкви оригинальный. Профессор Дем "ян Горняткевич пишет, что ее можно отнести к эклектического стиля, потому обрамления окон обнаруживает некоторые готические реминисценции, но архитектура нутра барочная. Иконостас был насквозь пизньобароковий, с имеющимися западными влияниями. Наместные иконы были помещены не по Кононом между дьяконскими и царскими вратами, а на двух боковых престолах н "связанных органически со структурой иконостаса. Это свидетельствует, что иконостас выполнял какой-то мастер, имел дело с римско-католическими престолами.

Церковь с XVIII в. была слишком мала для населения ХХ в. поэтому летом богослужения совершались под церковью на воздухе. Мерами в. Бриковича перед взрывом второй войны начато строение новой, большей церкви. На опарщини вглинисках построили Цегольня и начали выжигать кирпич для строительства. Это был 1936. Кирпич был очень хорошим. Наняли человека по фамилии Попиль, который выжигал. Возле церкви выкопали котлован для гашения извести. Каменщиков наняли из Ивано-Франковска. Дошли до верха, дальше нужно было дерево. Нехватало денег. Остапчук Василий - староста и его брат Онуфрий от имени народа обратились к о. Бриковича, чтобы продать часть церковного поля для закупки материалов, но он не захотел. Дальнейшие события не дали ее закончить. При организации колхоза строение церкви разобрали на конюшне. Часть кирпича забрали в Пробежная на строительства Дома культуры. Где-то с 1970-1980 годов начались снова Богослужение в церкви. В 1986 -1987 годах силами народа при поддержке колхоза старую церковь перестроили.

Парохом Кривенького в половине XIX в был в. Иосиф Чернявский, затем в. Николай Котлярчук, которого могила с памятником находилась в старшей части кладбища. В младшей части стояла могила о. Иосифа Левицкого, ставшего священником в 1888 г. после смерти о. Николая Котлярчука и умер в 1918 г на 94 году жизни. С 1908 г. становится постоянным помощником "сотрудником" старого священника о. Иван Брикович, которого жена была внучкой в. И. Левицкого, после его смерти о. Брикович стал священником Кривенького, где опекал более 40 лет. О.Ивана Брикович определился не только как ревностный священник, но также как горячий патриот и знаменитый оратор, проповедник, известный на всю округу.

Родился И.Брикович в 1875 г. в г. Тернополе в патриотической семье. Окончил Львовский университет факультет теологии и рукоположен в чин священника в 1898 г. В 1945 г., когда убили в селе заместителя главы района Шаповала, на стадионе собрали собрание, обзывали священника, угрожали расстрелом. Он вынужден покинуть деревню и уехал в Ивано - Франковскую область с. Колодиевка. Умер 11 августа 1951.

Подле церкви стояла тоже каменная из камня колокольня, а возле нее друга. Во время первой войны были вывезены все крупные колокола, оставляя 5 меньших звонков. После войны село купило два колокола: больше "Василий" и меньше с надписью "Боже Украины спаси". Слева от церкви в стене были ворота, въезд во двор приходских забудувань. Парахияльний дом, построенный из необожженного кирпича, покрытый когда-то гонтами, позже железом, обросший весь диким виноградом.

Справа от церкви - кладбище, а на площади перед церковью при главной улице каменный дом "двокласовои" школы, при Австрии - с украинским языком обучения, по Польше - утраквистичнои. Учителями бывали украинского и поляки, руководителем по Австрии Василий Остапчук, при Польше его брат Онуфрий, уроженцы Кривенького. Возле школы стоял красивый дом, который построил себе поляк Яроцкий, эмигрировавший с любовницей из Сибири, за селом в сторону толстенький он имел много поля. В этом доме в 1890 жили священники в том числе с 1871 года по 1873 - помощник священника о. Сильвестр Лепкий. Здесь в 1872 году в Сильвестра и Домка Лепких родился сын Богдан-будущий писатель. Но в очень короткое время в. Сильвестр перенесся на помощника к своему тестю в село Крогульця, где малого Богдана окрестил дед и записал в метрикальних книг Крегульця; тем то формально Крегулец считается местом рождения поэта. В 1890 г. Яровецький уехал в Станислав, дом стал собственностью Кирилла Мотыги. Он с семьей жил в доме, работал на поле Яроцького и платил ему.

В сентябре 1939 года на западно-украинские земли пришла Советская власть, установление которой в 1941 году прервала Немецко-советская война. При немцах председателем правления стал Червоняк Михаил (Юрчак) и руководил селом до марта 1944 года. При советской власти он арестован и вывезен в Сибирь, где он и пропал. После войны (1945-1946 годах председателем сельского совета был Бардецкий Павел казнен Гурняком.

Председателями сельского совета были: Дудка Иван, Николаевич Роман, Романец Петр Коломыя Степан Третьяк Осипа, Завадский Богдан, Киндзерский Григорий, Добровольская Ольга.

После войны начали организовывать колхоз. Председателем колхоза выбирают Капий Николая. Людям, после написания заявления нужно было сдать лошадей, весь сельскохозяйственный инвентарь. Потом начали разбирать сарая, где у кого забор. Началось строительство конюшен. Контора колхоза разместили на проборстви. Бухгалтером стал Николай фуг. Капий М. руководил недолго. После него стал Степан Тетенич. Председателем сельсовета был Николаевич Роман. В колхозе начали сеять сахарную свеклу, появились тракторы. Свекла сапали три раза, копали руками, грузили - разгружали вручную. Работали за трудодни. Поэтому, люди, которые работали в те времена сейчас получают мизерную пенсию. Будили женщин рассвета, сапали до сумерек. Были случаи, когда женщина пекла хлеб, печь заливали водой и выгоняли на работу. Тетенич работал недолго. Собрание колхоза сняли. На смену пришел Каплун, который председательствовал недолго. После председателем стал Величенко. Дальше район направил Андрея Сера. После него был Мушкала, который построил школу. Впоследствии был Петр Антонов, Монастырский Роман, потом Степан Гринишин, который поднял село, построил здание, дом культуры, церковь, много жилых домов, провел мелиорацию полей, прочистили реку, построили мосты, тракторную бригаду, ток, стадион. После Гринишина ежегодно меняли голову, началось разрушение колхоза. Люди годами не получали зарплату. Начали все растягивать, уничтожать. В селе начали эксперимент по земельной реформе. Провели паи земли, имущества. Так как законы принимались после того как в селе что-то делалось, процесс паи проходил чрезвычайно болезненно. Имущество разобрали до тех пор, как государством был определен порядок паи. Вывезли скот, технику разобрали, остальное разделили между собой ФГ "Кривчик" и ПАП Чертковский МТС, взяли в аренду землю. Здания разобрали. Почти 200 паев из 573 обрабатываются единолично, остальные переданы в аренду. В селе в 1959 году заложен сад, который посажено учениками школы под руководством Тетенича. В 1967-1968 годах заложен парк. Весной 1947 году организован колхоз имени Чапаева. Первым председателем колхоза был Василий Антонович Мандзюк.

Тяжело было хозяйничать на опустошенной войной земли. 20 мая 1944 (в апреле - других источников), отступая под мощным ударом Советской Армии, фашистские оккупанты вместе с поляками подожгли деревню. Круглые сутки языки пламени "я поднимались к небу. Но крестьяне вместе с бойцами, пришедшие на помощь, побороли огонь, и все же сто семьдесят домов сгорело, расстреляно 27 человек. Среди расстрелянных были Каким Марак, Дмитрий, Вера и Павел Федорейко, Семко Андрусик, Петр, Николай и Анна Червоняк Степан Попиль, Анна Муший, Гоцалюк Степан Дудка, Петр Кузь, Василий Мандзюк, Семко Рогатинский, Иван Савула, Иван Третьяк, и другие. 21 октября 1944 в село Кривенькое прибыла группа в составе 15 человек работников НКВД для выселения семей активных членов ОУН и участников УПА; в селе группа была обстреляна, в результате потеряла 3-х человек убитыми и вернулась в райцентр. Утром 22 октября для расправы с непокорным деревней с Черткова прибыли бойцы войск НКВД в количестве до 60 человек во главе с майором Полянский и представителем УНКВД младшим лейтенантом Молдованов, однако банды в селе не обнаружили. Будучи в нетрезвом состоянии, майор Полянский, младший лейтенант Молдованок расстреляли ни в чем не повинных граждан в возрасте от 60 до 80 лет в количестве 10 человек и сожгли 45 домов (по докладной записке, а фактически 62) с хозяйственными постройками, домашним инвентарем и большим количеством необмолоченного хлеба. Среди убитых пять семей красноармейцев (65-летний Капустяник В с 60-летней женой, Пономарь И., Остапчук И. , Савуляк А., Киевский п.). Среди 45 сожженных домов около 20 - дома красноармейцев. Присутствовавшие при сожжены дворов и расстреле граждан начальник райотдела НКГБ Беляев, зам. начальника райотдела НКВД райвоенком Кондрашин не приняли решительных мер по предупреждению провокационных действий со стороны майора Полянского и мл. лейтенанта Молдованова, а наоборот, были безучастными свидетелями, когда их подчиненные активно участвовали в расстреле населения и поджоге дворов. Пом. опер. уполномоченного райотдела НКГБ напился и пьяным лично расстрелял двух стариков и приказал сжечь два дома . Пом. Опер. Уполномоченного райотделом НКГБ Полянский сжег лично пять домов. Опер. уполномоченный райотдела НКВД Смирнов застрелил по приказу Молдованова старика. Нач. Паспортного стола райотдела НКВД Фирсов забирал водку в домах, напился, пьяным потерял бескозырку и п ' пьяным был доставлен в райцентр. Работник РВК капитан Починец лично поджег один дом и принимал участие в пьянке. Бойцы указанной группы по приказу майора Полянского и мл. лейтенанта Молдованова стреляли гуси, занимались мародерством, пользуясь паникой среди населения.

(Протокол № 21, пункт 18, бюро обкома КП (б) У от 23.11.1944 г.)

В первые дни в хозяйстве было три коровы, коза, десять лошадей, шесть плугов и восемь борон. Но земледельцы не испугались трудностей. ... Шел 1947. В селе только родился колхоз. Одной из первых подала заявление София Дребит. В первый год создания колхоза София Дебит была ездовым. Два года летом и зимой, днем ​​и ночью - ездила в лес, на станцию ​​по строительные материалы и удобрения, в поле за кормами, зерном. Шли годы. Софье Андреевне поручили звено, выделили площадь под сахарную свеклу. Новая работа, новая культура, которую впервые выращивали на этих землях. Настоятельно училась у известного в то время в артели свекловоды Марии Байдак. А следующей осенью собрала рекордный в тех условиях урожай. О достижениях Софии Дебит заговорили в районной и областной совещаниях. А потом встала новая для артельного хозяйства задача - нужно было увеличить поголовье и поднять производительность животноводства. И снова на передний план посылают Софью Андреевну, которая вскоре догоняет передовых доярок Тернопольщины Анну Филиппа и Марии Шкляр. Вскоре ее примеру на ферму пришли работать молодые, очень энергичные девушки Осипа Муший, Стефания Каретник, Мария Дудко. Софья Андреевна Дебит - народный избранник, депутат Верховного Совета СССР. Во времена колхоза развивалось животноводство. Если в 1953 году колхоз имел 6 голов КРС на 100 га земельных угодий, то в 1959 году 68 голов, в т.ч. 20 коров. Поголовье свиней увеличилось в десять раз, овец - шесть, птицы - в пять раз. Хотя колхоз был небольшой, но уже в 1959 году было два с половиной миллиона рублей прибыли, а в 1961 году - почти четыре миллиона. Чапаевке не раз были участниками Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. Головвиставком отмечал их медалями и дипломами, премировал автомашинами, мотоциклами. Уже в 50 е годы в хромую работает восьмилетняя школа, где основы наук преподают 15 учителей в основном с высшим образованием. Фельдшерско-акушерский пункт, клуб, библиотека, музей. Село полностью радиофицирован и электрифицировано. За десять лет построено 205 добротных домов. Функционируют промышленные и продовольственные магазины, бытовые мастерские. Принятые проекты строительства пекарни, бани, стадиона, сельского парка. Заведующая музеем - Ирина Капий. Председатель колхоза - Арсен Савич Каплун. Заведующий фермой - Степан Мотыга. Передовики и новаторы производства - доярки София Дебит, Анелия Бардецкого, Стефания Каретник, свинарки - Анна Данчук, Осипа Муший, звеньевые - Варвара Лисканюк, Фекла фуг, Стефания Сырова. Посетили село Кривенькое писатели Андрей Малышко и Николай Шеремета.

(Николай Костенко "Колхозный музей" 1961 г.)

Заслуженным деятелем был также Василий Шмата. К первой войны он учительствовал. Во времени войны был освобожден австрийскими властями от военной службы из-за болезни глаз, однако после 1 ноября 1918 вступил добровольцем в украинской армии. С внимания на его близорукость команда хотела перебросить его к службе в тылу, но четар Шмата отказался покинуть свой шалаш. Глаза его подстаршин помогали ему вивьязуватися из задачи и целесообразно размещать скорострельные гнезда. Его заслугой было, что наступление большевиков 1919 перед самой Пасхой на отрезке Гусятин не удался. В том времени только организовался над Збручем фронт УГА против наступления Красной армии, а четар Шмата огнем своих скорострилив не допустил к переходу большевиков через Збруч. После войны не вернулся к учительской службы, а перевернулся к работе в кооперации. Сначала был директором ПСК в Копычинцах, а впоследствии УСК в Черткове. Как в одном, так и в другом уезде снискал себе большое уважение как работник кристально - чистого характера.

В центре Кривенького, около церкви и школы, построено 1923 просторный, каменный из камня дом читальни ?Просвиты?, крытый черепицей. В читальных была довольно большая библиотека, круг 600 до 700 книг, а из прессы Дело, Новое Время, Свобода, Народная Дело т.п.. Читальня имела пространства театральный зал. Поэтому при читальни действовал все время театральный кружок, которого деятельность способствовала особенно большое количество в селе середньошкильнои молодежи и студентов высоких школ. Пока еще не было читального дома, спектакли проходили в возивни священника, после в тесном канцелярии общественного правительства. Театральный кружок выставил почти все бытовые драмы и комедии, существовавших тогда - "Недоросль", "На чужой каравай глаза не Порывай", "Сватовство на Гончаровке", "Несчастная", "Сто тысяч". Он не раз выезжал со своим репертуаром в близлежащих сел, а также к Копычинцев (с "Невольник"). Репетиции происходили летними вечерами, на которых некоторые из любителей приходил с невязок перевеслами, чтобы непосредственно после репетиции при свете луны до утра вязать снопы.

Душой любительского кружка и всех культурно-образовательных представлений Иоанн Байдак, который определялся тоже хорошим голосом. Примерно в месяце июне 1917 г. во времени революции в России, происходила театральное представление, в котором участвовали кроме Ивана, Николай Стрильчик, Гриша Остапчук, Яцко Муший, Петр Шевчук, Катиянка Стрильчик, Мария Байдак. Иван Байдак пригласил был на представление знакомых ему офицеров русской армии, стационувалы в Гусятине, где была военная больница. После спектакля, за пониманием с одним старшиной - украинское, зал спела "Ще не вмерла ...". Как весь зал, так и все старшины стали с места во время пения национального гимна, только один российский полковник не хотел встать, аж два старшины подвели его с кресла. Казалось, что все закончилось хорошо, тем более, что после отъезда гостей еще долго доходил до села отголосок песни "Ревет и стонет", которую пели старшины. Однако после нескольких недель появилось в селе несколько москалей, что под штыками забрали нашего Ивана и ему простелилася дорога далеко на восток. Но после войны он вернулся здоровый домой как начальник УНР и дальше забрался к любым ему представлений и концертов, пока 1927 НЕ эмигрировал в Канаду.

На время спектаклей, было электрическое освещение, для чего закупили аккумуляторы, а для зарядки возили в Шидловцы к мельнице. Кружок был высокопрофессиональный. Режиссером был Лука Кузь, очень одаренный человек. За годы советской власти осужден на 25 лет тюрьмы, где и умер.

В доме читальные примищувалася потребительская кооперация "Хлебороб" для общего закупа и сбыта. Помимо потребительской кооперативы существовала еще машинова, что закупила для своих членов сеялку, моторов молотилки, триер и спиральную, для очистки семян зерна. Действовала также филиал "Сельский хозяин", в которой приезжал часто уездный агроном СГ, на исследовательским поле выращивались лучший род пшеницы.

В доме читальные находился также кружок "Союз украинок" и активное спортивно-гимнастическое общество "Луг". Луговики и луговичкы в двух отделах отбывали еженедельно упражнения на площади возле читальни. При Австрии существовало аналогичное общество "Сокол". Кроме того, на большой ровной площади на Опарщини к северу от двора были устроены так называемые "затвор", отбывали соревнования по кожаного мяча, спортивной жены "Острога", на которые иногда приезжала спортивная жена "Стрела" с Копиченець. Игра в футбол пользовались большой популярностью. Посещение матча было платным, чем и поддерживали футбольную команду, а сами футболисты были в большом почете. Среди них были: Муший Василий, Мотыга Михаил, Мотыга Роман, Решетило Богдан, фуг Мирослав, фуг Федя, Бережанский Емельян, Муший Владимир, Мотыга Дмитрий и другие. Команда имела черную форму. На матч приходило все село. Все это сплачивало народ.

Ежегодно проводились фестивали, которые происходили дальше на юг на площади над небольшим прудом, в котором отражалось ветви старых лип и тополей. Луговики выполняли различные упражнения под духовой оркестр, заказывали в Пробежная. Девушки в украинском костюме с платком выполняли упражнения одновременно поет.

Над прудом происходили различные игры: лазили на столб, перетягивали канат, ловили рыбу и прочее. Люди сходились из соседних сел - то был большой праздник. Молодежь ходила в украинском костюме. Ребята имели мазепинки, вышитые рубашки, райткы и сапоги. Девушки - вышитая рубашка, гофрированная красная или зеленая юбка, вышитая запаска и сапоги.

Украинский строй использовали девушки на свадьбе, идя к браку, фаты почти не одевали. Девушки имели венец. Если девушка не сдержала девичьего состояния, священник не позволял надеть венок и брака в венке не давал. Все это было чрезвычайным зрелищем. На свадьбу приглашали немногие. В одной половине дома варили, во второй ставили столы, танцы были между столами. Так зимой. Летом танцы происходили на улице. Основные танцы были: Коломыя, гопак, аркан, Канада, полька. Вальс, фокстрот появились позже, во второй половине XIX века. Танцы сопровождались припевами у музыкантов. Кто больше припевала, то был больше парень.

Очень весело праздновали Рождественские и Пасхальные праздники. Ходили в гости к родным, знакомым, колядовали хором в библиотеке, церкви. Ходили колядовать с иродом. Для детей была большая радость. На праздники ставили спектакли. Особенно радостным был Новый год. Утром засевали дети. Ребята собирались вечером в читальне, развлекались, а после полуночи шли и засевали до утра девушек. Девушки угощали, каждая старалась, чтобы лучше других. Днем ходили с Маланкой. Переодевали парня на Маланку, Василия и вся прислуга - еврей, еврейка, цыган, цыганка, медведь, черт. Особенно весело было на Иордан. Воду святили на мельнице, или на основании, в зависимости от зимы. Вырезали крест изо льда, поливали отваром свеклы и украшали венками. Морозы в то время были трескучие. Старшие люди имели длинные тулупы, сапоги, снегири. В читальных обязательно была забава.

Следующим праздником был Пасху. Обязательными была колбаса, вареные яйца (галунки). сладкое печенье. Все шли на гаивку.

День 1 ноября 1918 была отпразднована пением патриотических песен, походом в церковь и молебном. А по слуху с Гусятин, что с Украины возвращаются полки австрийской и немецкой армии, все юноши и те немногочисленные старшие крестьяне, в том времени ни находились в рядах австрийской армии поспешили на границу Збруча в Гусятин, чтобы помогать разоружать возвращенцев.

Село Кривенькое было солью в глазу польской администрации. Во времени злополучной пацификации, она послала в деревню уголовное экспедицию, уничтожил тогда круг 700 книг, читальный устройства и имущество включая библиотекой.

В кооперативе уничтожили товары, вымешивая соль, сахар, поливая все нефтью. Не обошлось без комических эпизодов. Когда один сельский хитрец на вопрос польского воины о его национальности сказал, что "Русин", то этим ответом не спасся от побоев, (мол что все украинское, а ты один русин?)


2. Достопримечательности

Есть церковь Усекновения главы Иоанна Крестителя ( 1757, каменная; реконструирована 1993), часовня ( 2001, каменная).

Построен памятники воинам-односельчанам, павшим в немецко-советской войне ( 1969), Борцам за свободу Украины ( 1991, реконструирован 1996), Тарасу Шевченко ( 1992), установлен памятный крест в честь отмены барщины (восстановлено 1988).

3. Социальная сфера

Действуют общеобразовательная школа I-II ступеней, завален (аварийный, обрушилась крыша) клуб, библиотека, ФАП, музей истории села.

4. Персоналии

Родились:

  • врач, общественный деятель С. Ворох,
  • издатель, общественно-культурный деятель А. Горняткевич,
  • педагог, общественный деятель Д. Горняткевич,
  • религиозный деятель В. Стрильчик,
  • военные Иван Байдак, Ю. Грищук, Т. дерном, М. Пенчук
  • Липкий Богдан - писатель, общественно-культурный деятель, художник, публицист.

Пастирював И. Брикович.

Проживали художник Д. Горняткевич, о. С. Липкий. Находились А. Малышко и М. Шеремета.


Литература

Тернопольский энциклопедический словарь. - М.: Издательско-полиграфический комбинат "Збруч", 2004-2010. - ISBN 966-528-197-6 , Том II, 2005

Chortkiv prapor.jpg Населенные пункты Чертковского района
Города :
Пгт :
Села :
Антонов ? Базар ? Бычковцы ? Белая ? Белый Поток ? Белобожница ? Босыры ? Васильков ? Большие Черноконцы ? Верхняя Выгнанка ? Давыдковцы ? Дежурная ? Джуринская Слободка ? Долина ? Заболотовка ? Залесье ? Звиняч ? Зеленая ? Калиновщина ? Капустинцы ? Колындяны ? Косов ? Коцюбинчики ? Кривенькое ? Криволука ? Малые Черноконцы ? Миловцы ? Мухавка ? Палашовка ? Пастух ? Переходы ? Поливцы ? Пробежная ? Рыдодубы ? Ромашовка ? Росохач ? Свидова ? Семаковцы ? Скоморошить ? Скородинцы ? Сокиринцы ? Сосулевка ? Старая Ягельница ? Тарнавка ? Толстенькое ? Угрынь ? Улашковцы ? Черкавщина ? Черноконецкая Воля ? Швайковцы ? Шманьковцы ? Шманьковчики ? Шульгановка ? Ягельница
Поселки :