Купальские песни - обрядовые песни, которые пели во время летнего солнцестояния, на Ивана Купала, у ритуального костра.


1. Предыстория

Перед Купальские праздники плодородная энергия Солнца и Земли достигает высшей точки, а дальше идет на спад. Это явление символизирует обычай "хоронить Ярила" , который осуществляют замужние женщины. Парни, девушки, а также вдовы к этому празднику не допускались. Считалось, что одиночество не должна существовать, все должно быть в паре.

2. Празднование

Наступают кратчайшие летние ночи - праздник Купала, и отовсюду: лесов, рощ, берегов рек текут купальские песни. Через христианское влияние их местами стали называть "петривочнимы песнями". Купальские песни - это преимущественно мечты девушек о замужестве, прощание со свободной жизнью, потому что осенью наступает пора свадеб. Содержание этих песен языческий, купальский.

Ой когда мы Петривочкы (Купайлочкы) дождались,
То мы ее русую косу заплетали.
Теперь же мы Петривочку (Купайлочку) проведем,
Мы ее русую косу расплетите.

Или:

Ой имела ночка-петривочка (Купайлочка) -
Не выспалась наша Наташа.
Не выспалась, не нагулялась
И с казаки НЕ настоялась.

Купайло, за языческими верованиями, - Бог брака и земных плодов. В этот день земля имеет наибольшую силу, которую отдает целебным травам. До восхода солнца нужно было собирать травы. Перед началом уборки приносили жертву земли - клали хлеб-соль или монету как плату за щедрость и целебное снадобье.


3. Действо

Купальский действо состоит из многих элементов: плетение венков, зажигания костра и прыжки через него, украшения лентами и венчиками женского деревца (Марены, Купалы) и вождение хороводов вокруг нее, зажигания колеса и сжигание соломенной мужской куклы Купалы. Все эти действия сопровождались песнями, веселым смехом молодежи, гаданием на венках, купанием, брачной ночью. Популярны песни, поют и сегодня, однако в них часто перепутана христианская символика с родноверческих, поэтому и прижилась такая неестественная название этого праздника как "Иван-Купала". Хотя народ в основном не задумывается, как можно объединить религии-антагонисты: языческого Бога Купалы и христианского "святого" Ивана.

Но остались песни, сохранивших природную чистоту:

Круг Маренонькы ходили девоньки,
Стороной дождик идет, стороной.
Что на море волна, а в долине роса.
Стороной дождик идет, стороной,
Над нашей рожею красной.
Ой на горе рожь, а в долине просо,
Стороной дождик идет, еще и мелкий,
Но на наш барвинок зелененький.

Когда девушки гадали на веночках, чтобы узнать своего суженого, пели:

Заплету венчик.
Заплету шелковый,
К счастью, на судьбу,
На черные брови. (2)
Ой пущу веночек
На быструю воду
К счастью, на судьбу,
На милого красоту. (2)
Ой подниматься, венчике,
быстро за водой,
К счастью, на судьбу.
Милому со мной. (2)


4. Обычаи

Парни с девушками, перепрыгивая через костер, крепко держатся за руки. Если руки не разъединятся, значит будет счастливое супружество. Через огонь прыгает не только молодежь, но и мужчины, и женщины, также через него переносят детей. Огонь не только очищает души от грехов, но и проверяет на совместимость супругов.

Пепел купальского костра берут для посыпки двор и огорода, для здоровья и плодородия. Волхвини (видункы) принимали его для своих нужд: лечение больных, заговоры и колдовство. Христианские священники пугающими этими колдуньями, поэтому в письменных источниках сохранилось только отрицательное значение этого древнего обычая, мол "в этот день можно поймать ведьму, которая берет пепел купальского костра".

Считалось, что в эту ночь следует купаться в реке - это лучшее время для здоровья.


5. Современность

Купальские развлечения молодежи и сейчас являются любимыми в украинской. Общины родноверов в Киеве празднуют Купала на берегу Днепра в день летнего солнцестояния 20-21 июня. Праздник продолжается всю ночь и оставляет надолго незабываемые впечатления.

Эти обычаи можно возродить во всех городах и селах Украина, чтобы молодежь могла приобщиться к живительного источника народной памяти.

6. Смотри также

Литература

  • Лозко Г.С. украинских Народоведение. - 3-е изд., Х., 2005. - 472 с.