Надо Знать

добавить знаний



Лео фон Каприви


Лео фон КапривиLeo Graf von Caprivi

План:


Введение

Эта статья о лице. Другие значения см.. Каприви (значения).

Лео фон Каприви, полностью Георг Лео граф фон Каприви де Капрера где Монтекукколи ( нем. Georg Leo Graf von Caprivi de Caprera de Montecuccoli ), * 24 февраля 1831 в Шарлоттенбурге вблизи Берлин, Пруссия - 2 февраля 1899 в Скирени, Бранденбург, Германия. Немецкий военный и политический деятель, генерал-майор германской армии, преемник Отто фон Бисмарка на должности канцлера Германской империи20 марта 1890 по 28 октября 1894).

В 1849 году он поступил в прусской армии; прошел все ступени армейской карьеры. Участвовал в Австро-прусской войне ( 1866) в чине майора Генерального штаба при главнокомандующем Первого корпуса. Во время Франко-прусской войны ( 1870 - 1871) - в чине подполковника на должности главы штаба Пятого корпуса. В 1877 году получил чин генерала, в 1882 был назначен командующим 30-й дивизии в Меце. С 1883 по 1888 год он возглавлял имперское Адмиралтейство и обнаружил на этой должности незаурядной администраторский талант.

На короткое время он был назначен командующим Десятого корпуса, после чего в феврале 1890 года был вызван кайзером Вильгельмом II в Берлин. Он был проинформирован, что кайзер хочет видеть его на посту рейхсканцлера вместо Отто фон Бисмарка в случае, если тот не согласится на предложенные кайзером изменения в правительстве. После отставки Бисмарка 18 марта 1890 года, Каприви был назначен канцлером Германской империи и министром-президентом (премьер-министром) Пруссии.

Правительство Каприви проводило политику, известную среди историков как "новый курс", которая во внутренних делах характеризовалась взаимопониманием с социал-демократами (правительство Каприви не стал продлевать антисоциалистических закон 1878 года), а на внешнем фронте - сближением с Великобританией, образцом которого стал составленный в июле 1890 года Занзибарский договор. Согласно этому договору Германия получила остров Гельголанд в Северном море в обмен на свободу действий в отношении султаната Занзибар. Ему также удалось приобрести в Африке для Германии так называемую Полосу Каприви, которая соединила колонию Германская Юго-Западная Африка с рекой Замбези.

Каприви также способствовал заключению торговых соглашений с Австро-Венгрией, Италией, Бельгией, Швейцарией, Румынией и Россией, за что 18 декабря 1891 года ему было пожаловано титул графа.

Занзибарский договор вызвал возмущение против Каприви среди влиятельных про-колониальных политических групп, тогда как его политика свободной торговли встретила сопротивление среди консервативных аграриев - сторонников протекционизма.

В 1892 году после неудачи своего проекта закона об образовании в прусском парламенте, Каприви подал в отставку с должности прусского министра-президента, и его сменил граф Ботто фон Ойленбург. Это привело неудобный распределение власти между канцлером и прусским премьером; двоевластие завершилось отставкой обоих 28 октября 1894 года и заменой их на князя Хлодвига фон Гогенлоэ-Шиллингсфюрста.


1. Семья

Семья Каприви происходит с Крайны. Древнейшим представителем рода, о котором сохранились письменные видмости, является Андреас Коприва (умер около 1570 года). В XVII веке семья поселилась в Силезии, и благодаря заслугам во время войн с Турцией 1653 была зачислена в лицерського состояния Священной Римской империи, и получила земельные владения в Австрии. Начиная с XVII века семья называет себя фон Каприви (von Caprivi). К семейству Каприви также принадлежит историк и писатель Юлиус Леопольд фон Каприви (1695-1768).

Лео был старшим сыном в семье прусского судьи Верховного суда и юрисконсульта Леопольда фон Каприви (1791-1865), члена верхней палаты прусского парламента и Эмилии Кьопке (1803-1871). Мать была родом из образованной семьи. Ее отец, Густав Кьопке, был профессором теологии и руководителем берлинской гимназии "У серого монастыря"

Брат Каприви был генерал-лейтенант Раймунд фон Каприви. Его племянник Лео фон Каприви был флигель-адъютантом императора Вильгельма II и также не был женат. Каприви отличался от остальных представителей высших кругов прусского общества тем, что происходил не из семьи крупных землевладельцев. Сам Каприви считал себя "без кола и двора" [1].


2. Военная карьера

2.1. Начало

Каприви учился в гимназии Фридриха Вердерша в Берлине. После завершения учебы в 1849 году он был переведен в гвардейский полк "Кайзера-Франца". В ранге второго лейтенанта он продолжил обучение в Прусской военной академии. В ранге капитана служил начиная с 1860 года в топографическом отделе Генерального штаба. Служил в штабе 5 дивизии во время Датской войны 1864 года, а в 1865 году был назначен командиром роты. Во время Австро-Прусской войны 1866 года Каприви служил в ранге майора в Генеральном штабе. Войну он прошел под командованием Фридриха Карла Прусского в штаб 1 армии. Затем был переведен в генеральный штаб гвардейского корпуса, и в феврале 1870 года был назначен председателем Генерального штаба Х корпуса.

Иллюстрация в прессе битвы при Марс-ла-Тур.

Каприви, одаренный ученик Мольтке, во время немецко-французской войны 1870-1871 годов возглавил генеральный штаб Х армейского корпуса в ранге подполковника.

Назначение младшего по возрасту Каприви привлекло внимание общественности. На войне ему удалось оправдать ожидания командования, и одержать победы, в частности, в битве при Марс-ла-Тур, осаде Меца, и, особенно, в битве при Бон-ла-Роллан. За свои заслуги был награжден орденом Pour le Mrite [2].


2.2. Председатель Имперского адмиралтейства

По окончании войны Каприви был назначен руководителем отдела в Министерстве обороны. Здесь он участвовал в разработке проекта закона о казармы ( нем. Kasernierungsgesetz ) И внедрением ружей Маузера. Начиная с 1878 года его назначают командиром различных дивизий.

После отставки председателя Имперский адмиралтейства Альбрехта фон Стоша в 1883 году Каприви, в ранге вице-адмирала был назначен на освободившуюся должность. Некоторые биографы считают, что это назначение состоялось благодаря Отто фон Бисмарку. Томас Нипперди утверждает, зато, что среди офицеров ВМС было распространено недовольство назначением Каприви [3] [4].

Сначала, Каприви не был удовлетворен задачей. Однако, он показал талант руководителя, реформировал и построил ВМС. При его поддержке, среди прочего, было начато исследование торпед. Им были сформулированы интересы флота в двух больших памфлетах для Рейхстага. После восшествия на трон Вильгельма II, который считал, что знает флоте лучше всех специалистов, в 1888 году проявились различия во мнениях с кайзером. Вильгельм хотел отделить, еще объединены в Адмиралтействе, административный аппарат от военного командования. Но важнее была полная смена курса. Каприви был сторонником традиционной континентальной военной доктрины, которая ставила перед флотом лишь оборонительные задачи. Зато, Вильгельм мечтал построить океанский флот, способный конкурировать с флотом Великобритании. Каприви отказался участвовать в воплощении этой и других идей, и не имея больше возможностей сдерживать перевооружения флота, ушел в отставку [5].

После его отставки в 1888 году Каприви был назначен генералом командующим Х корпуса армии.


3. Политика "Нового курса"

Йохан фон Миквель оказал существенное влияние на политику Каприви.

На этом фоне, назначение Каприви сразу после отставки Бисмарка в 1890 году, на пост рейхсканцлера (до 1894 года) и прусского премьер-министра (до 1892) было полной неожиданностью [6] [7]. Каприви был избран Вильгельмом II частности потому, что кайзер видел в нем человека, в спорах с Бисмарком ( антисоциалистических закон, культуркампф, вопрос меньшинств) защищал курс на примирение, и, к тому же, был закаленным войной генералом, активно преодолевать обострения во внутренней политике. После начала работы в новой должности, Каприви отправил в "Берлинер Тагеблат" письмо, где назвал своей главной задачей, как преемника Бисмарка, "нацию после предыдущей эпохи великих людей и великих поступков вернуть к обычной жизни". [8] Каприви также очертил ряд инициатив нового политического курса. Вильгельм II в 1890 году назвал такую ​​политику "Новым курсом" [9]. Достигнутые в начале успехи убедили молодого кайзера в верности выбора.

Американский историк Роберт К. Месси так описал Каприви в начале работы в правительстве:

" Каприви, в возрасте 59 лет, был примером образцового прусского офицера. Он вел спартанский образ жизни, ни разу не женился, не курил, было немного близких друзей и мало врагов. Читал историческую литературу и свободно владел английским и французским языками. Он двигался спокойно, вел себя открыто и дружески, и ясно выражал мысли. [10] "

В начале правления Каприви дал обещание "брать лучшие идеи, совместимые с общим благосостоянием, не зависимо от того, кто и откуда их предлагать." [11] Он назвал себя сторонником "нового курса" как во внешней, так и во внутренней политике. Экономическая часть правительственной программы реформ основывалась на идеях лидера национал-либералов Йохана фон Миквеля Были предусмотрены реформы в различных областях, в частности, в социальной политике. Важную роль сыграли министр экономики Пруссии Ганс Герман фон Берлепш, министр внутренних дел Эрнст Людвиг Герфурс, министр обороны Карл Георг фон Кальтенборн-Штахау. Не равны имперской власти важную роль сыграли государственный секретарь Карл Гейнрих фон Боетихер и Адольф Маршал фон Биберштайн. Политика уравнение имело четкие границы, ограничения авторитета монарха и государства было недопустимо. Государственные полномочия вмешательства, в частности, по закону об объединении, не были ликвидированы, дисциплинарные правила чиновников были частично усилены, а судьями были назначены люди консервативных взглядов. Томас Нипперди назвал эту политику образованным чиновнцьким консерватизмом [12].

Для внедрения политической программы Каприви, как и Бисмарк, должен полагаться на Рейхстаг. Новым было то, что новый кайзер стремился получить прямое влияние на политические процессы. Часто меняющиеся взгляды на различные вопросы кайзера и посягательства на абсолютизм превратились начиная с канцлерства Каприви на главный фактор германской политики. Также следует не преуменьшать значение оппозиции розачарованого Бисмарка. Еще одной проблемой для Каприви были отношения между Рейхом и Пруссией. В отличие от Бисмарка, Каприви больше полагался на коллегиальный стиль правления в прусских министерствах. Им были обещаны эти изменения уже в первой речи перед прусским парламентом [13]. В отличие от предшественника, Каприви требовал личного присутствия во время докладов министров перед кайзером. Это привело к тому, что стало труднее согласовывать противоречия внутри правительства. Так, это позволило министру финансов Пруссии превратиться в настоящего хозяина подчиненного ему ведомства [14].


3.1. Внешняя политика

3.1.1. Не продолжение договора перестрахования

Несмотря на то, что Каприви сам был военным, он отвергал использование войны для достижения политических целей. Таким образом, он отказался от вызовов упреждающей войны в виде союзов между Австро-Венгрией и Германией против России, как их представил Альфред фон Вальдерзее [15]. Через не продления действия договора перестрахования правительством Каприви ухудшились отношения с Россией. Это решение было сделано по согласованию с министерством иностранных дел. Наконец, Вильгельм II не мог больше отвергать обвинения в свой адрес. В частности, решение не продлевать действие договора перестрахования - сразу как общественность узнала о тайный договор - привело острую критику со стороны сторонников Отто фон Бисмарка. Пресса называла Каприви дилетантом в деле международных отношений. Критики, а впоследствии и некоторые историки, забросали Каприви, что таким образом Германия оказалась в окружении, пририкло ее к войне на два фронта во время Первой мировой войны. Прежде всего, уже в конце правления Бисмарка стали ухудшаться отношения с Россией, и через торговую войну вокруг российского экспорта зерна становились все хуже. Вместе, ближе к концу 1880-х годов, в российских политических кругах значительно усилились сторонники сближения с Францией. Даже в случае продолжения действия договора перестрахования не было способно их сдержать. То есть, не продолжение действия договора перестрахования не было началом кризиса в германо-российских отношениях, однако последствия этого решения были очень болезненными. Как следствие, в 1893-1894 годах Россия и Франция заключили союз. Это еще больше приблизило Германию в Австро-Венгрии. В итоге, не продолжение действия договора перестрахования привело к образованию в Европе конкурирующих между собой блоков союзных [16].


3.1.2. Колониальная политика

Парад в честь получения Гельголанд.

Вместо договора перестрахования с Россией, Каприви сделал ставку на тройственный союз с Австро-Венгрией и Италией. Какой он неоднократно пытался хорошими отношениями с Великобританией. Согласно подготовленному еще Бисмарком Занзибарский договором Германия получила остров Гельголанд и часть земель вблизи Дар-эс-Салам в Занзибаре в обмен на султанат Виту и некоторые территории в Восточной Африке. Кроме того, Германия получила также названную в честь канцлера полосу Каприви в тогдашней Немецкой Юго-Западной Африке (современная Намибия). Получение контроля над Гельголанд преследовало стратегическую цель усиления обороны побережья немецких колоний. Соглашение было важно еще и тем, что давала четкий сигнал Великобритании, Германия не ставит под сомнение статус колониальной сверхдержавы Великобритании. Каприви надеялся, что соглашение откроет путь к заключению союзного договора между обоими государствами. Однако эти надежды оказались тщетными. Определенную роль сыграли различия в отношении и конфликт интересов по отношению к Османьскои империи [17].

Согласие в вопросе колоний было для Каприви без осложнений поскольку он считал, что в случае войны с Великобританией Германии хватит сил защитить свои колонии. К тому же, он не был сторонником колониальной экспансии. [18]


3.1.3. Торговая политика

Отличительной чертой торговой политики Каприви была ее агрессивность: "или мы будем экспортировать товары, или мы будем экспортировать людей." Он считал, что без развитой конкурентоспособной промышленности, посягательства Германии на статус сверхдержавы буть напрасными. Состояние экономики стало улучшаться после глубокого кризиса в середине 1890-х годов. Это привело к тому, что сельское хозяйство стремительно теряло в Германской империи вес, в то же время, система торговых договоров способствовало развитию промышленности. Вместе убирались таможенные преграды. В частности, были убраны важны для крупных землевладельцев защитные пошлины на зерновые.

Торговая политика была Каприви инструментом внешней политики, он пытался торговыми соглашениями привязать другие страны к Германской империи. Плотно переплетена "экономическая зона со 130 миллионами людей" должна стать препятствием для возможных войн. При этом он учитывал подъем США и других государств за пределами Европы. Долгосрочные торговые соглашения были проложены, в частности, Австро-Венгрией, Италией, Швейцарией и Бельгией. Впоследствии соглашения были заключены с Сербией, Румынией, и Испанией [19].

В итоге, это означало завершение политики протекционизма Бисмарка. В этом вопросе Каприви имел поддержку большинства Рейхстага а кайзер присвоил ему титул графа [20]. Однако, общая поддержка быстро исчезла, когда Каприви прекратил торговую войну с Россией. Благодаря этому шагу, можно не только экспортировать немецкие промышленные товары, но и в ограниченном объеме вновь импортировать в Германию зерно. Это значительно улучшило отношения с Россией, но во внутренней политике вызвало яростное сопротивление аграриев [21].


3.2. Внутренняя политика

3.2.1. Политика примирения

"Февральские указы". Идеализированное изображение Вильгельма II и надежды на "социальную империю" (печатный плакат 1890 года).

Для Каприви государство должно иметь монархических социальных авторитарный строй основан на христианских традициях. Он попытался привлечь к решению внутренних противоречий все политические партии.

" Правительство может сдерживать и подавлять, но это ничего не даст, обарзы следует лечить изнутри. ... Это значит, что если человек хорошо чувствует себя в государстве, она должна быть готова отдать себя с головой и сердцем задачам, которые ставит перед ней государство ". [22] "

Эти тезисы приветствовали как в Рейхстаге, так и общественностью. Каприви видел себя в роли посредника между кайзером и Рейхстагом. Он не имел поддержки сильной партии в Рейхстаге и должен все время искать поддержку в ситуативного большинства. Поэтому на почтаку существовали большие сомнения в успешности предлагаемых им реформ.

Он пытался завоевать расположение не только либеральных и консервативных движений, но и объясниться с представителями поляков но и с представителями королевства Ганновер в Рейхстаге. Решение проблемы вельфийського фонда уменьшило напряжение в отношениях с вельфийськимы лоялистами. Каприви верил, что при конфликте с Россией, он мог полагаться на поляков, и прислушивался к голосам представителей польского меньшинства в Рейхстаге. Он пошел на уступки в языковом вопросе для обучения в школах, облегчил работы польским кооперативным банкам, и позволил назначения польского архиепископа для Познанской и Гнезенськои архидиецезий. Однако, эти изменения, особенно после видсавкы Каприви, не имели длительного воздействия [23] [24].

Важнее было, однако, он сблизился с Центром и социал-демократами. Передав католическая церковь замороженные во время Культуркампф государственной помощи он попытался получить поддержку представленных в партии Центра католиков. Отказом от продления действия Антисоциалистической закона, а также обещанными реформами прусского трикласового избирательного законодательства, он попытался приблизить к себе СПН. Но здесь он имел малое пространство для маневра: государственные администрации, полиция и управление юстиции с успехом боролись против социал-демократов и без особого закона [25] [26].


3.2.2. Социальная политика и налоговая реформа

В начале реформы встали с необходимостью решения социального вопроса социальной политики. Оно было созвучно с идеями Вильгельма II о "социальной империю". Используя средства социальной политики и социал-демократии Каприви попытался ослабить "угрозу революции". Эта политика имела сначала полную поддержку со стороны Вильгельма II. В первую очередь, внедрением реформ занимался министр торговли Ганс Герман фон Берлепш. Среди прочего, была запрещена работа в воскресенье, также было запрещено работать детям до 14 лет на фабриках, рабочее время молодежи и женщин был ограничен. Для мирного разрешения конфликтов работников с работодателями были введены внутренние распорядки на предприятиях и отраслевые суды. Здесь также очень приветствовалось участие социал-демократов. Еще одной новеллой стало требование в прусском законе о горной деятельности возведение жилья для рабочих. Однако в конце правления Каприви политика была почти заморожена.

"Налоговая реформа Миквеля" внедрила прогрессивный налог на доходы физических лиц, который почти не повлиял на людей с малыми доходами. Землевладельцы также получили преимущества этой реформы. Вместе с налоговой реформой, парламент должен утвердить административно-территориальную реформу. Благодаря ей, впервые получили право голоса около 200 000 человек. Консерваторам удалось так разбавить реформу, она коснулась лишь небольшого количества имений. Попытка внести изменения в прусского "трикласового" избирательного законодательства также столкнулась на сопротивление традиционных властных элит. Им удалось заставить уйти в отставку министра внутренних дел Людвига Херфурта. Его преемником стал консерватор Ботто фон Ойленбург [27].


3.3. Оппозиция в политике Каприви

Ботто фон Ойленбург стал преемником Каприви на посту прусского премьер-министра, и существенно присоединился к устранению Каприви с должности рейхсканцлера.

Политика примирения, но в первую очередь внешняя и торговая политика привели широкую оппозицию Каприви.


3.3.1. Оппозиция с права

Важную роль сыграл Отто фон Бисмарк, который использовал положительные отзывы "революционных партий" в адрес Каприви, чтобы разорвать на куски своего преемника за осуществление "левой политики". Отношение Бисмарка было усилено поступком Каприви, когда он сорвал заранее согласованную встречу бывшего канцлера с кайзером Францем Иосифом I. Непопулярный конце своего правления Бисмарк теперь должен высокую поддержку и стал во главе правой оппозиции в Каприви [28].

После того, как был заключен Занзибарский договор, сторонники колониальной политики стали забрасывать Каприви измене немецких интересов. Бисмарк, который сам не был сторонником территориальной экспансии на других континентах, принял участие остро критикучы Каприви [29].

Не в последнюю очередь из-за приверженности к колониальной политики на основе Пангерманского союза была создана права массовая организация. Торговая политика сделала Каприви врагом, особенно среди консервативных аграриев. Это привело большие протесты, в которых, прежде всего, принимали участие крупные землевладельцы.

" Мы кричать так громко, чтобы нас услышали на лестнице к трону! ... Я предлагаю не больше и не меньше, чтобы мы ушли под социал-демократов и открыто создадим фронт против правительства, чтобы показать, таким образом, что мы не имеем желания терпеть такое ужасное отношение к нам, как было до сегодня, и чтобы они увидели нашу силу. "

Этот призыв 1893 неотъемлемо принадлежит к истории создания Союза аграриев [30].

Консервативная "Кройццайтунг" 20 декабря 1893 рассказывала о "нерздоланне пропасть в отношениях между канцлером и консерваторами" [31]. Немецкая консервативная партия сосредоточила критику в первую очередь, на реформу землеустройства, торговое соглашение с Австрией 1891 года, и провал реформы школьной реформы через межконфессиональное противостояние, что привело к краху мирового правительству движения. Зато на Тиволийському заседании партии 1892 одержали победу сторонники Адольфа Штокера а с ними и антисемиты [32].


3.3.2. Конфликт вокруг закона об образовании

Совсем по другим причинам Каприви натолкнулся на критику со стороны поддерживаемых им национал-либералов, вольнодумцев, и свободных консерваторов. Причина в предложенном им прусскому законе о школьном образовании, который должен конфессиональную основу. Цель состояла в том, чтобы привязать Центр и консерваторов. После вынесения проекта закона среди либералов и умеренных консерваторов возникла неожиданная волна возмущения. Вильгельм II отказался поддерживать закон. Каприви объявил о своей отставке после того, как 1892 ушел в отставку министр культуры Роберта фон Цедлицу-Трютцшлера. Должность премьер-министра Пруссии была утрачена, преемником стал Ботто фон Ойленбург. Несмотря на потерю важной должности в системе власти, он остался на посту рейхсканцлера. Времени возникли два конкурирующих, а порой и взаимно блокирующих властных центра на уровне имперского руководства и прусского кабинета министров. Противостояние между Каприви и Ойленбургом неожиданно усилило "единоличное правление" кайзера, а Каприви частично потерял доверие со стороны Вильгельма II [33].


3.3.3. Конфликт вокруг военной реформы

Кризис был дополнительно углубленное конфликтом вокруг военной реформы. В итоге, Каприви удалось воплотить реформу. Она касалась усилению армии и одновременном сокращению срока службы до двух лет. Сокращение обязательного срока службы натолкнулось на критику со стороны традиционно вышколенных военных в окружении кайзера, в то время, как некоторые военные приветствовали этот шаг, поскольку он увеличивал число резервистов. Так Каприви потерял поддержку военных. Вильгельм II сначала стал на сторону противников реформы, но чуть позже канцлеру удалось убедить его в собственной правоте. Но проект реформы провалился в Рейхстаге. Как следствие, Рейхстаг был распущен, выборы состоялись в 1893 году. Новый Рейхстаг принял проект реформ с учетом основных предложений Каприви [34]. Не в последнюю очередь противоречивые взгляды на армию произошел раскол среди левых либералов. Хотя Ойген Рихтер и его Народная партия вольнодумцев выступала против плана рефреш, союз вольнодумцев пыталось сделать взаимопонимания с Каприви [35]. Партия Центра первоначально имела намерения поддержать Каприви, но из-за спора вокруг школьной реформы и критики плана реформирования армии стала отдаляться от него [36].


3.4. Отставка

Файл Leovcaprivi.jpg
Лео фон Каприви

Положение Каприви в 1893 было ослаблено из-за разных причин. В Рейхстаге не было стабильного большинства, Пруссия превратилась в самостоятельный центр власти, среди общественности усилились голоса критиков, преимущественно правых, против Кайзера, и сам Кайзер пытался отстраниться от своего канцлера.

Неотвратимо освобождения Каприви с должности рейхсканцлера мало остановить движение к социал-демократии. Кайзер, под влиянием Карла Фердинанда фон Штумм-Хальберг, попытался дистанцировать себя от предыдущего, социал-политического курса, и предложил принять закон против прогрессивно партий ( нем. Umsturzparteien ).

Ойленбург предложил принять закон против "революционных тенденций". Было понятно, что Рейхстаг не поддержит проект закона. Поэтому он должен быть распущен объявлением выборов. Но заранее было понятно, что новый Рейхстаг отвергнет проект закона. Необходимо было утвердить новый закон о выборах, который бы гарантировал желаемую большинство в Парламенте. Фактически, это был государственный переворот с горы. Вместе, предполагалось избавиться Каприви, который не желал поддерживать исключительный закон аналогичен антисоциалистической закона. Вильгельм II предложил Каприви объединить усилия в борьбе с прогрессивно партиями. Каприви отказался поддерживать борьбу и объявил о намерении уйти в отставку. Кайзер попытался его удержать, и стал выступать против Ойленбурга. Но Ойленбургу удалось убедить Вильгельма II в том, что именно Каприви стоит за утечками информации о разговорах между канцлером и кайзером. Как следствие, 26 октября 1894 Вильгельм II освободил как Каприви, так и Ойленбурга [37] [38].

Хлодвиг цу Гогенлоэ-Шиллингсфюрст 29 октября 1894 года был назначен на пост рейхсканцлера и премьер-министра Пруссии.

После обеда после освобождения, Каприви сжег личные бумаги, и на следующий день поехал в Монтре где остался течение месяца. После завершения карьеры канцлера, Каприви полностью отошел от политики, жил у племянника вблизи Франкфурт-на-Одере и избегал разговоров о работе во главе кабинета министров, поскольку эти разговоры могли привести только к неприятностям [39].


4. Оценка современниками и историография

Лео фон Каприви.
Отто фон Бисмарк имел большое влияние на формирование образа Каприви.

Современники по-разному оценивали деятельность Каприви. Историк социал-демократ Франц Меринг писал в газете Новое время: Каприви удалось "уничтожить грязную коррупции, которой во времена Бисмарка насквозь пропиталось немецкое общество .... И общество больше никогда не будет рейхсканцлера лучше Каприви". [22] Карл Бачем, эксперт по истории партии Центра положительно оценил роль Каприви [40].

Отто фон Бисмарк сначала поддерживал Каприви: он "имел ясный ум, доброе сердце, широкую душу и большую работоспособность. Со всех сторон человек с большой буквы". [40] Однако уже скоро старый канцлер превратился в ожесточенного критика Каприви. Ему и его сторонникам удалось активной пропагандой создать образ "политического карлика" Каприви. Приближенный к Вильгельма II Филипп цу Ойленбург охарактеризовал Каприви как "смесь унтерофицеров и счетной совета" [41].

В отличие от своих преемников на посту рейхсканцлера, Каприви был в Великобритании красивый образ.

Долгое время была популярна основана на критике Бисмарка негативная оценка не-продления договора перестрахования. Решение не продлевать договор перестрахования трактовалось как катастрофическое отклонение от принципов внешней политики Бисмарка. Историки долгое время изображали Каприви как трудолюбивого, откровенного, но несколько ограниченного генерала, который имел дело с наследием гениального основателя Германской империи. В подтверждение безалаберности Каприви в вопросах внешней политики часто цитировали напечатаны в 1920-е годы мемуары генерала фон Швайдница, который во времена Каприви служил послом в России.

" дружески откровенно и ясно сказал мне, что самая большая проблема, которую он сейчас виришиты, является вопрос продления договора с Россией, поскольку он, в отличие от Бисмарка, которого Вильгельм сравнил с жонглером, который играет с пятью стеклянными слоями, может одновременно жонглировать лишь двумя. [42] "

Эта картина в последние десятилетия была несколько изменена. Исследователи уже не считают решение не продлевать действие договора перестрахования катастрофических, хотя бы потому, что договор не был безупречным произведением Бисмарка, а лишь временной мерой [43].

Так, понемногу стали появляться разноцветные оценки Каприви. Гейнрих Отто Майснер описал его как хорошего оратора, но неспособного убеждать, и несмотря на готовность к ведению переговоров грубый в обращении, до невежливости в разговорах с императоркою. Он не был генералом в политике, хотя и надевал военный мундир будучи канцлером, имел ограниченную смекалку и инкстинкты. Согласно этой точке зрения, Каприви был эрудированным личностью, готов убеждать и быть убежденным, который благодаря настойчивому и пристальному обучению достигал того, что другим давалось очень просто [44]. В противоположность пренебрежительному отношению предыдущих десятилетий, в конце 1950-х годов Голо Манн представил другой образ Каприви. К тому же, он имел светлый ум и самостоятельное мышление. Был беспристрастным и неподкупным. "Среди немецких канцлеров с 1890 до 1918 годов он был лучшим." Он стремился делать только правильные вещи, но, к сожалению, не имел достаточно политического опыта. Он надеялся на поддержку добрых людей, не понимая, что в политике очень мало людей являются "хорошими" [45]. Современные исследователи несколько сдержанно оценивают роль Каприви, но признают за ним ряд достижений. Клаус Рюдигер Метце считает, что заслуга Каприви в том, что он не только рассмотрел превращение Германии из аграрной в индустриальную державу, но и способствовал этому превращению своими социальными и торговыми законодательными инициативами. Он был способен идти на компромиссы и самокритично анализировать свои действия. Ему была присуща гибкость при достижении его целей. Основная причина провала его либерально-консервативных реформ заключается в неспособности взаимодействия с партнерами во внутренней политике [46].

Гейнрих Август Винклер считает, что также и подчиненные Каприви в учреждениях имели большое желание до настоящих реформ. Но Каприви часто допускал "грубых ошибок", как, например, при подготовке образовательного законодательства, в военной реформе [47]. Нипперди считает, что "новый курс" Каприви был попыткой воплощения широких и системных реформ для открытой переориентации политики в Империи. Эта попытка бюрократически рационального реформистского консерватизма потерпела поражение, столкнувшись с сопротивлением партийных коалиций, групп влияния, как крестьянский союз, с противостоянием между Пруссией и Имперским правительством, доминированием феодально-аграрного консерватизма и полу-абсолютистской милитаристской монархии. Наконец, реформы провалились из-за "импульсивность" кайзера, его притязания на "единоличное правление" [48]. Ганс-Улриха Велер считает, что максимальная программа "нового курса" Каприви была большим отклонением от политики Бисмарка, но без устойчивой политической поддержки была неспособна решить актуальные проблемы того времени [49].


5. Труда

  • Reden (R. Arndt, Hrsg.), 1894. Neuauflage: Die Reden des Grafen von Caprivi (= Deutsches Reich - Reichskanzler Band II / I), Severus, Hamburg 2011, ISBN 978-3-86347-147-7.
  • Briefe (M. Schneidewin, Hrsg.), In Deutsche Revue. Band 47/2, 1922.

Литература

  • Heinrich Otto Meisner: Caprivi, Leo von. В: Neue Deutsche Biographie (NDB). Том 3, Duncker & Humblot, Berlin 1957, С. 134
  • Klaus Rdiger Metze: Leo von Caprivi (1831-1899). In: Wilhelm von Sternburg (Hrsg.): Die deutschen Kanzler. Von Bismarck bis Kohl. Aufbau-Taschenbuch-Verlag, Berlin 1998, ISBN 3-7466-8032-8, S. 39-54 (Aufbau-Taschenbcher 8032).
  • Thomas Nipperdey: Deutsche Geschichte 1866-1918. Machtstaat vor der Demokratie. CH Beck, Mnchen 1992, ISBN 3-406-34801-7.
  • Bernhard von Poten: Caprivi, Leo Graf von. В: Allgemeine Deutsche Biographie (ADB). Том 47, Duncker & Humblot, Leipzig 1903, С. 445-450.
  • Hartwin Spenkuch (Упоряд.): Die Protokolle des Preuischen Staatsministeriums 1817-1934/38. Том 8 / I и Том 8/II : 21. Mrz 1890 bis 9. Oktober 1900. Olms-Weidmann, Hildesheim и др.. 2003, ISBN 3-487-11005-9 (Bd. 8 / I), ISBN 3-487-11827-0 (Bd. 8/II) (Acta Borussica. Neue Folge, 1. Reihe: Die Protokolle des Preuischen Staatsministeriums 1817-1934/38.).
  • Hans-Ulrich Wehler Deutsche Gesellschaftsgeschichte. - Beck, 1995. ISBN 3-406-32490-8.
  • Гейнрих Август Винклер: Der lange Weg nach Westen. Band 1: Deutsche Geschichte 1806-1933. Sonderausgabe. Bundeszentrale fr Politische Bildung, Bonn 2002, ISBN 3-89331-463-6 (Bundeszentrale fr Politische Bildung. Schriftenreihe 85).

7. Ресурсы интернета


Примечания

  1. Nipperdey, Machtstaat, S. 699
  2. Metze, S. 42
  3. Nipperdey, Machtstaat, S. 243
  4. vergl. zeitgenssisch: Neueste Mittheilungen vom 21. Mrz 1883 - amtspresse.staatsbibliothek-berlin.de/vollanzeige.php? file = 11614109/1883/1883-03-21.xml & s = 3
  5. Metze, S. 42f.
  6. Metze, S. 39.
  7. Vgl. zeitgenssisch: Neueste Mittheilungen vom 21. Mrz 1890 - amtspresse.staatsbibliothek-berlin.de/vollanzeige.php? file = 11614109/1890/1890-03-21.xml & s = 3
  8. Erich Ekkehard (Hrsg.): Sigilla veri. 2. Auflage (von Philipp Stauffs Semi-Krschner), Band 1, Bodung-Verlag, Berlin 1929, S. 949. Antisemitische Publikation.
  9. Wehler, Gesellschaftsgeschichte Band 3, S. 1005
  10. Robert K. Massie: Die Schalen des Zorns. Grobritannien, Deutschland und das Heraufziehen des ersten Weltkriegs. Fischer-Taschenbuch-Verlag, Frankfurt am Main 1998, ISBN 3-596-13497-8, S. 139-140
  11. zit. nach Metze, S. 43
  12. Nipperdey, Machtstaat, S. 700, Spenkuch, Einleitung in Acta Borussica 8 / I S. 5
  13. vergl. Neueste Mittheilungen vom 18. April 1890 - amtspresse.staatsbibliothek-berlin.de/vollanzeige.php? file = 11614109/1890/1890-04-18.xml
  14. Nipperdey, Machtstaat, S. 114, S. 485, S. 700
  15. Nipperdey, Machtstaat, S. 212
  16. Metze, S. 44f., Vergl. Nipperdey, Machtstaat, S. 621f.
  17. Metze, S. 44f., Vergl. Nipperdey, Machtstaat, S. 623f.
  18. Metze, S. 45f.
  19. Volker Ullrich: Die nervse Gromacht. Aufstieg und Untergang des deutschen Kaiserreichs 1871-1918. Fischer-Taschenbuch-Verlag, Frankfurt am Main 1999, ISBN 3-596-11694-5, S. 186
  20. Zur Haltung des Kaiser vergl. zeitgenssisch: Neueste Mittheilungen vom 22. Dezember 1891 - amtspresse.staatsbibliothek-berlin.de/vollanzeige.php? file = 11614109/1891/1891-12-22.xml
  21. Metze, S. 46f., Nipperdey, Machtstaat, S. 701f., Winkler, Weg nach Westen, S. 267
  22. а б zit. nach Metze, S. 50
  23. Nipperdey, Machtstaat, S. 272f., S. 704, Spenkuch, Einleitung in Acta Borussica. Band 8 / I, S. 5
  24. vergl. Eintrag Caprivi in deutsche-und-polen.de - www.deutsche-und-polen.de/_/personen/person_jsp/key=leo von_caprivi.html
  25. Nipperdey, Machtstaat, S. 700f., Metze, S. 49f.
  26. Caprivi im Sommer 1890 zur Bekmpfung der Sozialdemokratie - www.zum.de/psm/dormann/dormann09.php
  27. Metze, S. 49f., Vergl. Nipperdey, Machtstaat, S. 700f., S. 704, Spenkuch, Einleitung in Acta Borussica. Band 8 / I, S. 4.
  28. Metze, S. 51, Nipperdey, Machtstaat, S. 700
  29. Metze, S. 46, Nipperdey, Machtstaat, S. 603
  30. Metze, S. 48 f.
  31. Nipperdey, Machtstaat, S. 703
  32. Nipperdey, Machtstaat, S. 326
  33. Nipperdey, Machtstaat, S. 705, zum Inhalt des Gesetzes im Rahmen der Schulpolitik auch: Thomas Nipperdey: Deutsche Geschichte 1866-1918. Arbeitswelt und Brgergeist. Mnchen 1990, ISBN 3-406-34453-4, S. 535f.
  34. vergl. zeitgenssisch: Neueste Mittheilungen vom 18. Juli 1893 - amtspresse.staatsbibliothek-berlin.de/vollanzeige.php? file = 11614109/1893/1893-07-18.xml
  35. Nipperdey, Machtstaat, S. 533
  36. Metze, S. 51f., Nipperdey, Machtstaat, S. 209, S. 544
  37. Nipperdey, Machtstaat, S. 707f., R. Geis: Der Sturz des Reichskanzlers Caprivi, 1930 (= Historische Studien, Band 192), Metze, S. 52
  38. vergl. Bericht aus der halbamtlichen Neueste Mittheilungen vom 30. Oktober 1894 - amtspresse.staatsbibliothek-berlin.de/vollanzeige.php? file = 11614109/1894/1894-10-30.xml
  39. Robert K. Massie: Die Schalen des Zorns. Grobritannien, Deutschland und das Heraufziehen des ersten Weltkriegs. Fischer-Taschenbuch-Verlag, Frankfurt am Main 1998, ISBN 3-596-13497-8, S. 147
  40. а б Spenkuch, Einleitung in Acta Borussica. Band 8 / I, S. 27
  41. zit. Spenkuch, Einleitung in Acta Borussica. Band 8 / I, S. 27
  42. zit. nach Ewald Frie: Das Deutsche Kaiserreich (= Kontroversen um die Geschichte). Wissenschaftliche Buchgesellschaft, Darmstadt 2004, ISBN 3-534-14725-1, S. 57
  43. zur Diskussion ausfhrlich: Frie, Deutsches Kaiserreich, S. 57-67
  44. Meisner, S. 135
  45. Golo Mann: Deutsche Geschichte des 19. und 20. Jahrhunderts. Frankfurt am Main 1992 (zuerst Frankfurt 1958), S. 502f.
  46. Metze, S. 53
  47. Winkler, Weg nach Westen, S. 268
  48. Nipperdey, Machtstaat, S. 708f.
  49. Wehler, Gesellschaftsgeschichte, Band 3, S. 1005.


Канцлеры Германии
Германская империя
Флаг Германской империи (1871-1918):
Отто фон Бисмарк Лео фон Каприви Хлодвиг цу Гогенлоэ-Шиллингсфюрст Бернгард фон Бюлов Теобальд фон Бетман-Гольвег Георг Михаэлис Георг фон Гертлинг Максимилиан Баденский
Веймарская Республика
Флаг Веймарской Республики (1919-1933):
Фридрих Эберт Филипп Шайдеманн Густав Бауэр Герман Мюллер Константин Ференбах Йозеф Вирт Вильгельм Куно Густав Штреземанн Вильгельм Маркс Ганс Лютер Вильгельм Маркс Герман Мюллер Генрих Брюнинг Франц фон Папен Курт фон Шляйхер
Третий Рейх
Флаг Третьего Рейха (1933-1945):
Адольф Гитлер Йозеф Геббельс Людвиг Шверин фон Кросиг
Федеративная Республика Германия
Флаг Германии1949):
Конрад Аденауэр Людвиг Ергард Курт Георг Кизингер Вилли Брандт Гельмут Шмидт Гельмут Коль Герхард Шредер Ангела Меркель


код для вставки
Данный текст может содержать ошибки.

скачать

© Надо Знать
написать нам