Осада Сучавы

Осада Сучавы - в августе-октябре 1653 года стала последним эпизодом Сучавского кампании 1653 года, окончательно подтвердив поражение планов Богдана Хмельницкого утвердить свою гегемонию над Молдовой.


1. Введение

Сучава была столицей Молдовы к 1565 году. После того, как столицей княжества стили Яссы, Сучава оставалась резиденцией хозяев заботились о поддержании ее укреплений в надлежащем состоянии. сучавская крепость была возведена во второй половине 14 века и перестроена на рубеже 15 и 16 веков, за господаря Стефана Великого. За хозяина Иеремии Могилы (конец 16-начало 17 века) было отремонтировано крепостные стены. Василе Лупу больше беспокоился о реновацию княжеского дворца, чем собственно о крепости. Поэтому польские источники говорят о Сучаву как о "крепость скорее стародавний чем мощную".

В источниках существуют разные данные о начальном гарнизон Сучавы. Называются числа от 140 солдат до 2 200. Последнее число наверняка значительно преувеличено, но принимая во внимание, что в Сучавы должны были достаться остатки войск Василе Лупу после поражений под Фараоне и Сирко, можно предположить, что гарнизон мог начислять около тысячи молдавского войска. Кроме того, крепость имела 70 пушек. [1]

После поражения под Сирко и потери Ясс Василе Лупу понял, что Сучава становится ключевым пунктом его усилий по удержанию на княжеском перстоли. Поэтому перед бегством в Украине, к своему свояка гетмана Богдана Хмельницкого, он приказал, чтобы крепость защищали любой ценой.


2. Начало осады

Уже 22 июля 1653 в Сучавы подошел семитысячный отряд во главе с новым хозяином Молдовы Георгием Штефаном. Гарнизон крепости не согласился на требование поддаться. К Штефана подошли 70 осадных орудий из Ясс и Хотина, и после этого он дал приказ начать штурм. Но осажденные храбро защищались, ожидая помощи. [1]

Между тем 15 июля 1653 в гетманскую столицу Чигирин появился посланец от Василе Лупу, который попросил военной помощи, поскольку его враги перешли в наступление. Вскоре прибыл сам хозяин, свергнут с престола. Пытаясь сохранить свое влияние в регионе, Богдан Хмельницкий принял решение, что имело роковые последствия: решил восстановить его власть. В первой декаде августа гетман отправил в Молдовы новый казацкий корпус во главе со своим старшим сыном и зятем Василе Лупу Тимофеем Хмельницким. 17 или 18 августа 1653 казаки вошли в Сучавы. Тимофей проводил свой марш несколькими колоннами, пустошачы страну с целью спровоцировать Штефана отойти от Сучавы, а также не давая возможность точно локализовать направление похода своих главных сил. В результате Штефан снял осаду и Тимофей смог войти в Сучавы, практически не встретив сопротивления (блокирующий отряд в 500 воинов, оставленный Штефаном, было легко разбито).


3. Силы сторон

Максимальная известная оценка сил, привел к Сучавы Тимофей Хмельниченко, есть в письме Богдана Хмельницкого послам московского царя, где он пишет о 20 тысяч казаков и 2 тысячи татар. Однако вероятной оценкой является 9 тысяч казаков с 20 пушками. Смолий и Степанков дают меньшую оценку, 6-8 тысяч. [2] Грушевский также пишет о двух тысячах ногайских татар, которые присоединились к походу. [3]

Силы Штефана оцениваются как 5-6 тысяч молдаван и валахов и 5-10 тысяч семигородцив (Смолий и Степанков: "25-тридцатитысячный молдавско-валашского-Трансильванское войско", [2] тогда как Грушевский пишет о 4 тысячи "немецкой армии" под руководством Иштвана Петки, посланных с Семигорода). [3] Силы поляков, поступивших на помощь Штефану (приобщившись к нему 19 августа 1653 над рекой жилые), составили 4 тысячи конницы (2 900 наемного легкой конницы, 400 драгун, несколько сот добровольцев) во главе с полковником Яном Кондрадзьким (Смолий и Степанков: "на главе 7 тыс. польских солдат подошел полковник Ян Кондрацкий "). [2]


4. Ход осады

21 августа войско Георгия Штефана подошло к Сучавы и попыталось с наскока взять казацкий лагерь под стенами крепости. Эта попытка полностью провалилась, поскольку за несколько дней, прошедших от прихода к Сучавы, казаки сумели свести сильные укрепления.

Началась осада крепости. Татары (2 тысячи), пришедших из Тимофеем, поставили условие, чтобы выйти из лагеря, пока у них еще есть лошади. Тимофей Хмельниченко не согласился и убил татарского мурзу, после чего 25 августа 1653 все татары покинули Сучавский лагерь и бежали через Черновцы в Могилев. Обложци не пытались их задержать (при том есть сведения, что один мурза с несколькими сотнями татар присоединился к обложцив и храбро воевал против казаков). Возможно, с Тимофеем осталось 2-3 сотни татар и 6 тысяч запорожцев (скорее всего, ему не удалось собрать в одну кучу все свои отряды, которые он распустил по краю). [1]

В Грушевского находим такое описание Тимоша под Сучавой, принадлежащего Павлу из Алеппо :

"Тимофей что в день выходил на врагов и убивал их тысячами-никто не мог противстаты его большой отваге. Что дня выезжал из лагеря с небольшой кучкой людей на буланой лошади, которого очень любил: убивал, ранил и гнал врагов; достоверные люди рассказывали о нем, что он убил из собственной руки 1300 Немцев, кучей накопив перед собой. Стрелял из лука правой рукой и левой, рубил саблей, стрелял из ружья из-под брюха коня и так убивал врагов. Ага-казначей, приезжавший из Стамбула от султана в делах Молдавии и ездил с капиджи-башой к Стефану, который был тогда под Сучавой, вернулся удивлен джигитовке и смелостью Тимофея, восхищен его юношеством. Никто не мог попасть его ни из ружья ни другим оружием, такой он был замечательный ездок: крутился на седле как молния. Сколько сожалению нанес он Полякам-значным и простым: сам оден из собственной руки убил их несколько тысяч, как рассказывали нам люди, добавляя, что мечом он убил 7000 еврея ". [3]

Сначала лагерь запорожцев не было полностью блокировано, и Тимофей высылал отряды уничтожать край и тревожить обложцив. Не всегда эти вылазки заканчивались счастливо: Грушевский вспоминает об одной такой вылазку к Драгомирны, когда казаков было отрезали от лагеря и почти всех уничтожили. [3]

Войско обложцив насчитывало всего 3-4 тысячи пехоты и драгонии, но в сентябре к ним поступил отряд полковника Генрика Денгоффа из 600 польских драгунов и 6 пушками. Уже после окончания осады добрались до Сучавы 800 польской конницы под предводительством коронного польного писаря Сапеги. Пришли подкрепления и от Семиградского князя Дьердя II, так что под конец осады союзное войско могло насчитывать до 30 тысяч солдат.

После начала осады Тимофей послал письмо Богдана Хмельницкого, прося о помощи. 29 августа 1653 Хмельницкий получил тревожное письмо от сына, который просил подкрепления. Однако, имея в Чигирине только 10 тысяч солдат (другие полки собирались под Белой Церковью), перед угрозой наступления поляков не решился отправить в Сучавы крупные силы (несколько тысяч казаков не могли спасти ситуации). Поэтому отписал Тимофею, что пока не может прислать подкрепление и советовал обороняться. Источники свидетельствуют, что после этого гетман трижды рассылал универсалы старшикам приказу собираться на помощь осажденным в Сучаве, но они не хотели его выполнять. Во второй декаде сентября в Рашке собрались лишь два полка казаков.

Богдан Хмельницкий i дальше добивался от Порты поддержки своих мероприятий. В начале второй декады августа принял турецкого посла, которого задержал при себе на время. В начале сентября направил посольство в Стамбул, которое должно ходатайствовать о возвращении власти В. Лупу. [4]

Несколько раз Богдан Хмельницкий посылал послов к крымскому хану Ислам Гирея, склоняя его помочь осажденным. Имея запрет от султана, хан поначалу решительно отказывался, но под давлением части знати, которая слышала о мифических богатства Василе Лупу и хотела прибрать к рукам часть его сучавская сокровищ, в конце концов согласился. 20 сентября 1653 он выступил на соединение с силами гетмана, проводив 12000 татар в Сучавы. Между тем там произошли события, которые перечеркнули целесообразность Сучавского кампании украинские-крымских войск. [4]


5. Гибель Тимоша Хмельниченко

Ход боевых действий Сучавой установить чрезвычайно трудно, но похоже на то, что в тяжелых боев дошло 10-12 сентября 1653 года, когда казаки попытались прорвать осаду. К такой децизии, скорее всего, привело то, что в крепости стала сказываться блокада - заканчивались продукты, порох, становилось трудно с водой. Кроме того, казаки могли решить, что прибывший в первой декаде сентября отряд Денгоффа является лишь авангардом большего войска. [1]

Тимофей Хмельниченко сформировал ударную группу, насчитывавшую до 5 тысяч человек, и направил главный удар на позиции семигородцив. Удалось казакам ворваться на валы и даже захватить несколько пушек, но в ходе контратаки казаков было отвергнуто. Это привело к определенному замешательству среди казаков, поэтому командование осадой решило использовать этот момент для генерального штурма.

Штурм начался 11 сентября 1653 полудня и продолжался 3 часа. Свежим драгунам Денгоффа удалось ворваться на козацкие валы, но оттуда выбили защитники. Казаки не употребляли огнестрельного оружия - похоже, что порох у них заканчивался. Нападающие понесли очень большие потери: 1 500 молдаван, валахов и семигородцив, 800 поляков. Очевидцы писали о том, что польские трупы полностью заполнили вал перед казацкими окопами. В польских драгун остался жив только один капитан, а все остальные офицеры погибли. Начались ссоры между поляками и их союзниками относительно того, кто же виноват в поражении штурма. [1]

Казакам не удалось использовать свой большой успех. Хотя следующую ночь они попытались уничтожить блокгауз польским окопами, и почти преуспели, атаковав его неожиданно в темноте, защитники смогли продержаться (отражаясь в том числе ручными гранатами) до подхода своей конницы, отогнала казаков к их лагерю.

На следующий день, 12 сентября 1653 года, во время пушечного обстрела украинских позиций, Тимофей Хмельниченко получил ранение в бедро круг пазуху. Во время инспекции казацких шанцев вражеское ядро ​​ударило в пушку, возле которой он стоял, разбило лафет и ранило казацкого командира. Другой вариант гибели Хмельниченко говорит, что казак-перебежчик указал обложцям на зеленый шатер Тимоша. Туда были нацелены пушки, которая попала ядром в какой-то ящик, обломками которой ранены Тимоша (поэтому враги говорили, что он умер не воинской смертью, а мужицкой - "от кия"). Началась гангрена, от которой 15 сентября 1653 умер [1] (Смолий и Степанков: "по одним данным, через четыре, по другим через шесть дней"). [4] В тот же день о его смерти стало известно в лагере Георгия Штефана, а уже 18 октября 1653 о событии знали в польском лагере под Каменец. На его место старшина избрала наказным гетманом полковника Николая (или Михаила) Федоровича, якобы по происхождению шляхтича (также имеются сведения о том, что его на время было сброшено с гетманства каким-то Мартином, но тогда возвращен на должность).

Анонимный польский автор "Краткой нарратив" объясняет его (Тимофея) неожиданной смерти тем, что это ему "между другими экскурсами разврат с целым женским двором господаревои не на добро послужила". Дочери в своей депеше 18 сентября пересказывает историю, рассказывалась в польском обозе, и очевидно послужила основанием для такой характеристики. "С начала замешательство богато женщин для опасности позьиздилося с окраины до Сучавы; но в семь неуверенно защите им пришлось вытерпеть большие преследования и насилия от Тимофея, чем могли их настигнуть в чистом поле от развращенных воинов. В вторник 9 сентября 1) он задумал весело провести день и пригласил дам, ел и пил без меры, а затем велел танцевать, но за тем ушли тысячи пренебрежение к чести сих женщин, так что они бросились к ногам Воеводины (женщины Лупула) умоляя ее не позволять их так оскорблять в доме и на своих глазах. И хотела унять сего мужика и виговорювала ему такую ​​грубиянську пренебрежение, но он на это сказал: "Старая сука, из-за тебя я заперт в семь месте, поставлен на явную опасность потери жизни и славы. Выдай налимы сейчас деньги, золото, серебро и драгоценности, которые есть здесь, чтобы я мог по крайней мере удовлетворить своих товарищей! "Воеводина видрикла, что в настоящее время достаточно будет и небольшой суммы, потому в семь месте нет и способа тратить деньги. То по пьяному ярость и сказал, что когда его страсти не будет исполнено немедленно, то ее сынок будет обезглавленных в ее присутствии. Испуганная Воеводина упала к ногам сего тирана, но он нисколько не пожалел и велел привести невинного парня. Тогда мать побежала в комнату. Где был ее сынок, и схватила его на руки, постановив лишить себя жизни, чтобы не увидеть такого зрелища, а одновременно поручила нескольким Немцам, что теперь взамен стен охраняют человека Воеводины, передать 100 тыс. венгерских Червино Тимофею качестве выкупа своей собственной жизни и жизни своего сына. Так кончились печальные си танцы, и вечером два девицы бежали оттуда и рассказали Логофет что случилось, а он со всякой учтивостью отправил их к Яс. Тимофей же, получив значительную сумму, казнил всякие другие желания кроме одного: бежать с тем золотом, которое вырвал у Воеводины. Выбрав отважных людей он попробовал это, но оказавшись на незащищенном месте, понял невозможность предохранить себя и свой багаж; велел отставить его назад, а сам пошел пробоем на угров. И хотя с обеих сторон были значительные казни, видно уже преимущество казаков-но Кондрацкий удобно ударил сбоку и заставил их отступить, хотя и с немалыми казнями с нашей стороны, ибо казаки не убегали и не переставали отстреливаться. Кондрацкий велел своим слезть с лошадей и идти за неприятелем до стен. Здесь наши стрелы свежие казацкие силы, и всякий наступление кончался смертью: когда кто-то взбирался на стены доставал косой по ногам и падал замертво. Особенно пострадал отдел Денгоф с 500 драгун-казнил богато офицеров чужеземных и польских. Говорят, что их (видимо Поляков вообще) погибли до 800, а угров, Волохов и Мунтян до 1500. Говорят, что и неприятель казнил такое же число, но об этом нет определенных ведомости. Но важна весть, что самого Тимофея ранен из пушки в сторону, как пишет Денгоф. Были и такие письма, его ранено в ногу и по трем часам, когда ему ее отрезали он был в безнадежном состоянии, а некоторые Армяне приехавших из грецкого лагеря, говорят, что уже и умер ". [3]


6. Конец осады

Казакам также удалось полностью починить укрепления лагеря и крепости, так что обложци поняли, что только голод будет надежным средством победы. Скоро в казацком лагере начали есть лошадей, а когда не хватило мяса, то и конские кожи. После гибели Тимоша улучшились отношения между запорожцами и княгиней Екатериной Лупу, вместе со своим двором занимала княжеский замок. Хотя казаков и дальше не пускали в замок, но княгиня дала распоряжение делиться с ними едой и водой. [5]

В то же время казаки продолжали храбро защищаться, при том при случае наводили ужас на обложцив жестокими казнями пленных: например, Семигородский капитана, героя войны с турками Мартина Немета, что с лошадью упал в "волчью яму" перед казацкими окопами, были заживо зажаренные на вала, чтобы было хорошо видно его товарищам. Это влекло к тому, что волохи и семигородци все менее хотели атаковать позиции казаков. Так что стремление найти выход из ситуации было с обеих сторон, тем более что в лагерь Штефана дошли слухи, что на помощь Лупу идут татарские войска. Усилилось дезертирство: например, в сентябре из лагеря сбежали несколько польских хоругвей.

Не в силах победить казаков, Штефан с союзниками предложили казакам заключения капитуляции. Казацкая старшина имела поклясться, что ни она, ни казаки больше не воевать против короля, Молдовы, Валахии и Семигорода, что отдадут казну Лупу, имение верных ему бояр и Тимоша Хмельниченко, отдадут победителям наемников-немцев и татарских мурз, находившихся в Сучаве. Казаки имели также положить на землю перед победителями в знак покорности свои хоругви. Казаки не согласились на такие условия, но были вынуждены вернуться к переговорам, когда Семигородский подкрепления во главе с Яношем Кемени, подошедших в начале октября 1653 года, привезли осадные орудия и начался сильный обстрел казацких шанцев. [6]

8 октября 1653 переговоры возобновились, и 9 октября было подписано соглашение. Казакам было оставлено оружие (кроме пушек и гаковниц: казаки оставили по одним данным, 7 полевых орудий, 50 с лишним "тяжелой огнестрельного оружия", по другим 3 шестифунтовое и одну легкую пушку, и 40 гаковниц, еще по другим 6 больших пушек и несколько меньших [7]), 10 хоругвей (другие они отдали победителям), и тело Тимофея, но они должны были отдать все награбленное, и присягнуть на верность королю. Семьи Василе Лупу было разрешено свободно выехать в Украину. Молдавский гарнизон Сучавы и бояре получили прощения у нового хозяина Георгия Штефана.

10 октября 1653 казаки принесли присягу на верность королю, а 12-13 октября с 10 хоругвями i оружием в руках, под защитой лагеря, оставили Сучаву, увозя с собой тело гетманича. Из Сучавы получилось, по свидетельству очевидцев, 4 000-5 800 казаков. Если в начале осады казаков с Тимофеем было 6-8 тысяч, казаки за два месяца осады потеряли около 2 тысяч убитыми и умершими. [8]

30 октября в гетманскую столицу Чигирин под залпы из пушек внесли гроб с покойным Хмельниченком. С его смертью потеряли актуальность молдавские династические планы Хмельницкого, связанные с отчаянно храбрым, но неуравновешенным, вспыльчивым и избыток упрямым старшим сыном Тимофеем. [9]

Георгий Штефан, Матвей Басараб и Дьердь II ускорили переговоры с Польшей о совместных действиях против Богдана Хмельницкого. Реальной стала перспектива создания антиукраинской коалщии, чего больше всего боялся украинский гетман. Однако Смолий и Степанков считают, что двухмесячная оборона Сучавы продемонстрировала правителям Молдовы, Валахии и Семигорода их железную стойкость i развеяла иллюзию возможности получения легкой победы в борьбе с Украины. Поэтому они пересмотрели предварительные намерения направить войска на помощь Польше. [4]


Примечания

  1. а б в г д е Tomasz Ciesielski Od Batohu do Żwańca
  2. а б в Смолий В.А., Степанков В.С. "Богдан Хмельницкий", Альтернативы, ISBN 966-7217-76-0, 2003 стр.. 299
  3. а б в г д http://litopys.org.ua/hrushrus/iur90521.htm - litopys.org.ua/hrushrus/iur90521.htm
  4. а б в г Смолий В.А., Степанков В.С. "Богдан Хмельницкий", Альтернативы, ISBN 966-7217-76-0, 2003 стр.. 302
  5. Tomasz Ciesielski Od Batohu do Żwańca с. 187
  6. Tomasz Ciesielski Od Batohu do Żwańca с. 194
  7. Tomasz Ciesielski Od Batohu do Żwańca с. 177
  8. Tomasz Ciesielski Od Batohu do Żwańca с. 199
  9. Наталья Яковенко. Очерк истории Украины С древнейших времен до конца XVIII в. Раздел V. КАЗАЦКАЯ ЭРА ? 1. Казацкая революция 1648-1657 гг Дипломатия Хмельницкого в поисках выхода. - history.franko.lviv.ua/monyak_r5-1.htm # 5

Литература

  • М. Грушевский. История Украины-Руси. Том IX. Раздел V.
  • Смолий В.А., Степанков В.С. "Богдан Хмельницкий", Альтернативы, ISBN 966-7217-76-0, 2003
  • Tomasz Ciesielski Od Batohu do Żwańca, Wydawnictwo Inforteditions, ISBN 978-83-89943-23-1 два тысячи семь