Светличная Надежда Алексеевна

Надежда Алексеевна Светличная

Надежда Алексеевна Светличная (* 8 ноября 1936 в селе Половинкино Старобельского района на Луганской - ? 8 августа 2006, США) - украинская правозащитница - участник движения шестидесятников, литературовед, мемуарист, журналист. Член Украинской хельсинкской группы, член Заграничного представительства Украинской Хельсинской группы, редактор-составитель "Вестника репрессий в Украине" (США), лауреат премии имени Василия Стуса, Государственной премии имени Тараса Шевченко.


1. Биографические данные

Надежда Светличная родилась 8 ноября 1936 года в селе Половинкино Старобельского района на Луганщине.

1953-58 училась на филологическом факультет Харьковского университета, отделение украинского языка и литературы.

Работала преподавателем в средней школе г. Антрацит, директором школы рабочей молодежи в городе Краснодон, библиотекарем, редактором издательства "Советская школа", научным сотрудником института педагогики и по совместительству - учительницей вечерней школы в киевском микрорайоне Дарница.


2. Инакомыслие

Посещала вместе с братом Иван Светличный Клуб творческой молодежи (КТМ). После событий 22 мая 1967 у памятника Тарасу Шевченко Светличной всерьез заинтересовался КГБ. После "январского покоса" 1972 года Светличную почти ежедневно вызывали на допросы в КГБ по делу брата.

18 мая 1972 года ее арестовали, а 23-24 мая 1973 она была осуждена Киевским областным судом по статье 62 часть 1 УК УССР ("антисоветская агитация и пропаганда") на 4 года лагерей строгого режима. Наказание отбывала в пос. Барашево Теньгушевського района, Мордовия, в учреждении ЖХ-385/3. Вместе с другими заключенными женщинами активно участвовала в протестах, голодовках.

Осенью 1976 направила в ЦК КПУ и правительства заявление - отказ от гражданства, мотивируя этот шаг жестокой расправой над Левко Лукьяненко, Петром Григоренко, Вячеславом Чорновилом, Василием Стусом, Стефания Шабатура и другими достойными людьми.

Из воспоминаний Н. Светличной:

А в следующем году (это был 1965 г.) мы с Аллой Горской поехали вместе с бригадой художников-монументалистов - меня помощницу взяла Алла Горская - лепить мозаики в Донецке. Там оформляли мозаики в школе. Четыре стены с одной стороны, четыре с другой - восемь стен по 12 квадратных метров надо было сделать за одно лето. Я поехала туда с ней. И как раз в то время в Киеве состоялись аресты. Мы были в Донецке, когда арестовали моего брата, многих моих товарищей и трясли всех подряд в Киеве. Поарештовувалы тех, кто пел со мной в "жаворонка" - Ивана Русина, Сашка Мартыненко, арестовали Евгению Кузнецову, которую я не так близко знала, но знала. Обыски были в очень-очень многих. Я приехала, когда почувствовала, что здесь происходит что-то неприятное. Приехала узнать, что здесь делается. На меня все смотрели испуганными глазами. Я перед тем как раз вышла замуж, то покойная Оксана Мешко, моя свекровь, меня прямо видпроваджувала: "Езжай, потому что в шуток!" Я вернулась назад, потому что мы, в конце концов, так и договорились с Аллой, что я сразу же приеду. Я вернулась, мы заканчивали там те мозаики. Там, в Донецке, меня вызвали на первый в моей жизни допрос по делу брата. Я интуитивно почувствовала, что Кагэбисты нельзя верить. Я тогда о них еще очень мало знала, на все самиздата, которые прочла, на все рассказы, которые я слышала от старших каторжан, таких как Борис Антоненко-Давидович, или Надежда Суровцова, или Виктор Леонтьевич Петровский, который также отсидел 19 и с которым мы общались очень близко (тесно). Интуитивно я почувствовала, что верить им нельзя. И того первого в своей жизни протокола я не подписала. Был очень неприятный и громкий скандал, который даже сопровождался такой фразой: "Мало вас перестрелялы в свое время!" Это сказал начальник КГБ в Донецке. Всякое такое было.

Но меня не арестовали и не задерживали, хотя я все время ожидала. Вернулись мы поздней осенью в Киев. Я в Донецке повредила руку, она была в плохом состоянии, то есть уже синела-чернела целая рука, меня встречные прохожие останавливали и предлагали какую-то помощь. Это была правая рука, и я радовалась, что это хорошо, потому протоколов не буду подписывать. Но это меня не спасло: звали на допросы, допрашивали. Хотя вскоре, через восемь месяцев после ареста, брата выпустили без суда - за недостатком улик. Выпустили его, очевидно, прежде всего чтобы скомпрометировать - ибо кого же выпускают просто так? Ясно, что продался. Но он вел себя так, как и прежде: ни перед кем не оправдывался и ничего не менял в поведении. Наконец, те, кто его знал и кто его видел до того и после того, видели изменение разве что в глазах: глаза у него были обычно или уставшие, или напряженнее, чем раньше. А больше ни в чем не изменился, только стал немного осмотрительнее. А о своей деятельности, я бы сказала, что он ее даже усилил после ареста. Только он вел осмотрительно, глубже обдумывал, осознавал, что к чему, и более конспиративно все делал. За ним, очевидно, следили. К нему был официально приставлен очень высокопоставленного надзирателя, который занимался им. На работу никогда больше уже не удалось официально устроиться, хотя он много раз пробовал. И он работал дома, как обычно. Вставал в шесть и работал свой очень четко нормированный рабочий день. Мой брат был очень дисциплинированный. Я, к сожалению, у него в этом не удалась. Он много писал, много переводил. Тогда он начал заниматься переводчество, а больше этим занимался в тюрьме. И в конце шестидесятых бывали обыски, бывали всякие дела. Например, в 1969 году была такая дело № 24, если я не ошибаюсь, "дело самиздата?. Была облава обысков в Киеве - в один день много обысков.

... Уволили 18 мае 1976 года, ровно через четыре года. Поскольку меня уволили там, в Луганске, я сразу же поехала к маме, где был и мой сын. Позже я поняла, какова была цель того воспитания и было целью этого "воспитательного процесса" майора Отставного.

Целью было оставить меня в Луганской области. Мне предлагали Лисичанск, мне предлагали еще что-то, я уже не помню. Предлагали квартиру, предлагали прописку, сразу все. Я тогда думала, что это так, между прочим, а позже я поняла, что это и была цель. У меня по приговору не было предусмотрено ссылки, а им очень не хотелось пускать меня обратно в Киев. Права такого они не имели - не пустить. И я все-таки поехала в Киев. Побыла немного в мамы и уехала в Киев. Они вынуждены были мне написать маршрутный лист в Киев. В Киеве, конечно, меня не прописывали, в Киеве мне соответственно не давали работы. В Киеве я не могла ни лечить ребенка, поскольку не прописана, и сын не был прописан, потому что его выписали так же, как и меня, хотя он в домовой книге и был записан, но как-то они то сделали.

(Из интервью Надежды Светличной, записанного В.Овсиенко и В. Кипиани 23 сентября 1993 в Киеве / / Молодая нация. - 2006. - № 2 (39). - С. 31-43)


3. Жизнь в эмиграции

12 октября 1978 выехала сначала в Рим, где ее принял Папа Римский Павел VI, а 8 ноября того же года прибыла в США. Через 8 лет ее лишили советского гражданства.

Надежда Светличная проживала в городе Ирвингтон, штат Нью-Джерси, США, работала в Украинском музее в Нью-Йорке, редактировала женский журнал "Вера". Собирала средства на памятник Оксане Мешко и его матери Марии, на Казацкий крест "Убиенным сынам Украины" в урочище Сандармох (Карелия).

Работала переводчицей в Гарвардском университете, активно участвовала в работе Зарубежного представительства УГГ, стала редактором-составителем периодического издания Представительства. До 1985 регулярно выдавала "Вестник репрессий в Украине" (средства украинской диаспоры).

1983-1994 работала в украинской редакции Радио "Свобода".

Умерла Надежда Светличная 8 августа 2006 в 7 часов в Ирвингтон, штат Нью-Джерси, США. Похоронена в Киеве на Байковом кладбище. Чин погребения совершил священник УПЦ Киевского патриархата. На похоронах присутствовал Президент Украины Виктор Ющенко.


4. Литературная деятельность

Автор воспоминаний о А. Горской, Г. Снегирева, И. Светличного, В. Марченко, В. Стуса, составитель сборников Я. Лесева "Миг", М. Руденко "За решеткой", М. Горбаля "Детали песчаного часов", В . Стуса "Палимпсест" и др..

Расшифровывая и разбирая переданы из лагерей материалы и превращая их в брошюры и книги, многочисленные передачи, Светличная выполняла невероятно тяжелую работу. Светличная занималась подготовкой к печати книги Василия Стуса "Палимпсест". Она упорядочила книги Ярослава Лесива "Миг", Николая Руденко "За решеткой", Николая Горбаля "Коломыя для Андрюши", Гелия Снегирева "Сочинения", брошюру Юрия Литвина.

  • Светличная Н. А. Откуда они взялись в Донбассе / Беседовал А. Неживой / / Наша газета. - 1997. - 23 авг. - С. 5.
  • Светличная Н. От составителя / / Стус В. Палимпсест. - Мюнхен: Современность, 1986. - С. 7-16.
  • Светличная Н. Несколько уточнений к жизнеописанию Юлия Лавриненко / / Березиль. - 2000. - № 11-12. - С. 183-186.
  • Доброокий: Воспоминания о И.Светличного / Составители Леонида и Надежда Светличная. - М.: ВРЕМЯ 1998. - 572 с.

5. Государственные награды


Примечания

  1. Указ Президента Украины № 937/2006 от 8 ноября 2006 года "О награждении государственными наградами Украины основателей и активистов Украинской Общественной Группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений" - zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi? nreg = 937/2006
  2. Указ Президента Украины № 1653/2005 от 26 ноября 2005 года "О награждении государственными наградами Украины бывших политических заключенных и репрессированных" - zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi? nreg = 1653/2005
  3. Указ Президента Украины № 70/94 от 2 марта 1994 года "О присуждении Государственных премий Украины имени Т. Шевченко 1994 года" - zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi? nreg = 70/94

Источники

Литература