Сердюцкая дивизия (1918)

Сердюцкая дивизия - военная формация, созданная в июле 1918 правительством гетмана Павла Скоропадского вроде российских гвардейских полков Российской империи. Формировалась из добровольцев (18 - 25 лет) и призывников 1899 года, в основном за состоятельного крестьянства Левобережья. В октябре 1918 насчитывала около 5000 бойцов, командир дивизии - полковник Клименко. Во время восстания против гетмана некоторые части сердюцкими дивизий перешли на сторону Директории, из них часть вошла позже в состав Осадного Корпуса Сечевых Стрельцов.


1. Предпосылки

Павел Скоропадский, гетман Украинского Государства.

Необходимость формирования нового армейского подразделения была осознана руководством Украинского Государства сразу после прихода к власти. Тогда оказалось, что большинство вооруженных формирований Центральной Рады были либо расформированы, как обе дивизии Синежупанников генерал-поручика Виктора Зелинского, или были достаточно ненадежными, как полк Сечевых Стрельцов Евгения Коновальца, который по переворота отказался присягать Гетману, из-за чего этот отдел был разоружен. Некоторое время достаточно неопределенным было политическое положение в Запорожской дивизии генерала Александра Натиива, и в начале также ставился вопрос о ее расформировании, однако Гетман итоге сохранил эту формацию.

Уже через несколько дней после провозглашения Гетманства, в Павла Скоропадского с аудиенцией посетил съезд земледельцев. Во время этой встречи земледельцы выразили желание, чтобы у гетмана был собственный охранный отряд, набранный исключительно из их детей [1]. Через месяц, по предварительной договоренности с немецким командованием, Павел Скоропадский с детей земледельцев начал формировать новую дивизию, которая была названа сердюцкими, в память о четырех сердюцкие полки гетмана Ивана Мазепы, которые храбро обороняли и почти все погибли при осаде в 1709 году российскими войсками Батурина [2]. На первое время в дивизию планировалось завербовать 5000 человек [3].

В состав дивизии по завершению комплектации входили:

По замыслу Гетьмана, дивизия должна была формироваться как гвардейская, на которую не имели влиять революционные настроения и большевистские тенденции. Поэтому определенные надежды в этом вопросе Павел Скоропадский связывал с состоятельными слоями населения, из представителей которых и планировалось формировать часть. Он считал, "что это единственное средство обезопасить себя от большевизма" [4].


2. Начало формирования

Генерал-хорунжий Виктор Иванович Клименко, командир дивизии

24 июля 1918 года был утвержден закон "Об обязательности воинской повинности и о призыве 5000 мужчин для комплектования Сердюцкой дивизии", произведенный военным министром и государственным секретарем. Комплектование начиналось с 31 июля в Киеве. Однако набор в дивизии начал осуществляться еще задолго до утверждения соответствующего закона об этой формации. 3 июня был издан Гетманский приказ о начале формирования дивизии [2].

Все офицеры и казаки, поступали в этой дивизии, обязательно должны были принадлежать к классу земледельцев, о чем был издан особый приказ: [5]

" Казаки должны быть набраны из крестьян-земледельцев, имеющих большое земельное хозяйство, причем сыновья земледельцев, призываются, обязательно должны соответствовать условию неотлучно проживания в своих семьях и ни в коем случае не быть в это время на заработках в городах или городках, все они должны быть украинского, православными "

18 июня 1918 Гетман издал приказ о начале досрочного призыва, в котором установил срок службы: в пехотных и артиллерийских частях (кроме конной артиллерии) - 2 года, в других - с года. Обращалось внимание на то, чтобы набор делали "из таких семей, отсутствие в которых одного рабочего в жатву НЕ отразится на их благосостоянии" [6].

Уже 22 июня были назначены командиры полков и часть офицеров [7] :

Формирование Сердюцкой инженерной сотни происходило на основе старых кадров сто четвёртому инженерной роты бывшей Российской армии. Ранее эта рта входила в состав сто четвёртому (первое украинское) дивизии 34-го (1-го Украинского) армейского корпуса, которым в свое время командовал генерал Скоропадский. Лубенский сердюцкими конно-казачий полк разворачивался по кадрам 8-го гусарского Лубенского полка, украинизированного еще в сентябре 1917 года [2].

Призыв новобранцев осуществлялся на основании особой инструкции, созданной 30 июня министерствами военных и внутренних дел. Главное внимание уделялось социальному происхождению призывников. Отмечалось, что "казаки для укомплектования Сердюцкой Гетманского дивизии выбираются при близкой соучастия и контроля уездных организаций земледельцев, исключительно из семейств землевладельцев-земледельцев, имеющих большее количество земли". Списки избранных утверждались губернскими организациями Союза земледельцев [6].

Прежде до призыва избиралась возрастная категория от 18 до 25 лет. Норма набора уезда составляла 125 мужчин, каждый из которых должен был иметь персональное удостоверение от ответственной организации земледельцев. Предпочтение отдавалось добровольцам. Если таковых не хватало, остальные избиралась жеребьевкой. В 8:00 6 июля новобранцы должны были явиться в своей уездной управы для проверки и медицинского осмотра. О количестве новобранцев, принятых на службу, уездные комиссии вынуждены были немедленно доложить по телефону в Главную управу воинской повинности [6].

Относительно других воинских частей Украинского Государства обеспечения этого соединения осуществлялось намного лучше. Дивизия подлежала первоочередном вооружению и материально-техническому снаряжению за счет всех существующих на то время в Украине резервов. На вооружении ее личного состава было [8] :

По распоряжению инспектора технических войск в дивизии передавались два легковых и грузовой автомобили, 11 мотоциклов. Для передвижения личного состава, оружия и имущества дивизии предполагалось 246 повозок и 1641 лошадь. Штатным должностям личного состава дивизии отвечали повышенные военные звания и плата. Так, командир дивизии - генеральный значковый - имел ежегодно получать 13 800 руб., Командиры всех полков - полковники или генеральные хорунжие - 9600 руб., Командир отдельной инженерной сотни - войсковой старшина - 7200 руб., Казаки-надстроковци - 1320 - 1560 руб., а призывные - 1080 руб [8].

Документы свидетельствуют, что, несмотря на суровые приказы, не удалось довести численность дивизии установленной и полностью заполнить предусмотрены штатные должности. Согласно штатному расписанию соединения, утвержденного гетманом 27 июня 1918 года, в состав отдельной Сердюцкой дивизии входили [9] :

  • Управление - 16 старшин, 9 чиновников, 62 муштре и 89 немуштрових казаков;
  • 2-х куренной сердюцкими пеший полк (32 рядного состава) - 70 старшин, 5 чиновников, поп, 967 муштре и 362 немуштрових казаки;
  • 3-х сотенный сердюцкими Лубенский конно-казачий полк - 32 старшины, 4 правительства, поп, 608 муштре и 169 немуштрових казаков;
  • 3-х батарейный легкий сердюцкими пушечный полк - 28 старшин, 3 правительства, 603 муштре и 144 немуштрових казаки;
  • Отдельная инженерная сотня - 17 старшин, 2 правительства, 228 муштре и 89 немуштрових казаков.
Казак 2-го полка Сердюцкой дивизии. Август 1918

В общем, личный состав дивизии по этим штатам насчитывал НЕ 5000, как требовал закон от 24 июля, а 3509 человек. Чтобы довести численность сердюков до 5000, военный министр назначил на 30 сентября призыв второй очереди новобранцев [9].

В это время тщательность отбора сердюков в дивизии была значительно снижена. 31 октября мариупольский уездный староста был вынужден констатировать, что "из-за отсутствия в союзы земледельцев кандидатов для пополнения недобора дивизии, пришлось начать составление перечня всех молодых людей в уезде, которые удовлетворяют условиям приема в Сердюцкой дивизии, по истечении составления которого будет сделано их засвидетельствования и отправка " [10]. К концу сентября 1918 дивизия была укомплектована по полному штату. В ней насчитывалось не более 5000 офицеров и казаков [11].

Павел Скоропадский вспоминал [12] :

" "Сердюцкая дивизия ... несмотря на всю ту недоброжелательность, которая ощущалась в российских кругах, ее формирование шло прекрасно, подбор офицеров был прекрасен, а новобранцы молодец к молодцу, большинство из них были дети зажиточных крестьян ... Некоторые части я осмотрел, и должен сказать, мое сердце радовалось, глядя на то, как быстро, при правильной постановке дела, наша молодежь воспринимает военную дисциплину. Отделы, которые я осмотрел, ничем, в смысле подготовки новобранцев, не отличались от частей старой императорской гвардии ". "

Генерал Михаил Емельянович-Павленко, старший брат полковника Ивана Емельяновича-Павленко (первого командира Лубенского конно-Коач полка) вспоминал так об этом формирование [13] :

" ".... Что до украинских сердюков, то к оценке нужно подходить с совершенно другим мерилом. Собственно, была это бывшая Гвардия, которой хватало бы еще закаленных традициями кадров. Это не значит, что там не было боевих старшин, наоборот, но этого еще мало: - общие переживания критических моментов в конце способствуют творению в частях военного духа, в основе которого все полнее лежит ясный и сильный своей очевидностью национальный идеал. А на все это нужно время или бесконечно фанатичной веры масс в свои идеалы и ... - вождей. Кто хочет других зажечь, должен сам гореть.

Помимо того - это было войско украинское, хорошие ростки, с хорошими перспективами.

В самом Киеве сердюки имели симпатии, их молодецкая песня, упорная осанка всем нравились. Особенно элегантно выглядел Конный сердюцкими полк, артиллерия и конный дивизион полк. Аркаса. Насколько я себе схватывал ведущую мнению генерала Рогозы, сердюки должны были сыграть роль образца для других военных организаций, расположенных по губерниям ".

"

3. Униформа

Старшина Личного штаба Гетьмана. Такую же униформу имелось ввести в сердюцкими дивизии (только без булав над кокардой и аксельбантов), однако в действительности ее носила только незначительное количество сердюцких офицеров.

Разработкой униформы и новых орденов занималась комиссия в составе трех человек: знаменитого украинского художника Георгия Нарбута, историка Владимира Модзалевский и капитана генштаба Вишневского. Скорее всего, именно им принадлежал проект униформы для Гетманского штаба, Конвоя, Сердюцкой дивизии и Лубенского Сердюцкого конно-казачьего полка [14].

Проектируемый военное жупан должен быть защитного цвета с краповым кантом по нижнему краю воротника и с такого же цвета випушкою на погонах. По нижнему краю, по бортам, на спине, груди, по обшлага и верхнему краю стоящего воротника жупан обшивался бутылочным шелковым шнуром. На кафтане было 5 внутренних пуговиц, на рукавах - 5 кнопок с внутренней стороны обшлага. На рукава (расширенные в локтях и сужаются к низу) нашивались обшлага особой формы в виде треугольников, называвшиеся "чехлами". На левом борту кафтана нашивалося 9 пуговиц на бутылочных петлях. Жупан указанного типа носили офицеры конвоя и Личного штаба Гетьмана, есаула гетмана (их жупан имел отдельные особенности) [14].

Serdyuk division Cossack uniform 1918.png Serdyuk division Officer uniform 1918.png Serdyuk division chynel 1918.png Serdyuk division lampas 1918.png
Казаки.
Старшины.
Шинель.
Типы галунного лампасов.

31 августа 1918 г. такая же униформа, но с некоторыми отличиями, была установлена ​​и в сердюцкими дивизии [14].

  • а) По верхнему краю воротника уезжал синий кант, а по нижнему - кант из приборного сукна цвета соответствующего рода оружия.
  • б) Погоны для офицеров - подбитый и просвещения прикладного цвета. Погоны для казаков - прикладного сукна с кантом рода войск.
  • в) Казачий жупан обшивался бутылочным гарусный, а не шелковым шнуром. Брюки-бриджи с кантом прикладного цвета у казаков.

Генералы и офицеры носили на штанах лампасы:

  • 1) генералы - двухрядный (каждая из половинок толщиной 18 мм), цвета приборной металла, с випушкою прикладного цвета.
  • 2) штаб-офицеры - однорядный в 22 мм.
  • 3) обер-офицеры - однорядный в 18 мм.

Прикладной цвет и приборный металл в частях Сердюцкой дивизии [14].:

Офицеры Сердюцкой дивизии Украинского Государства: Слева - хорунжий первой Сердюцкого полка; Справа - Войсковой старшина Лубенского Сердюцкого конно-казачьего полка.
Полк Прикладные
цвет металл
1-й полк
краповый
желтый
2-й полк
краповый
белый
3-й полк
оранжевый
желтый
4-й полк
оранжевый
белый
артиллерия
черный
желтый
инженеры
черный
белый

Брюки образца "бридж" i фуражку изготавливали из сукна серо-синего цвета. На фуражке вместо кокарды носили звезду, однако чаще носили обычную общеармейские круглую кокарду. Для полков были определены пампасная сукно определенного цвета: 1-й i 2-й полки имели краповый, 3-й i 4-й - оранжевый, артиллерия и инженерные сотни - ярко-красный. Кроме того, сердюцкими Лубенский конно-казачий полк этой же дивизии имел свою форму. Парадный однобортный мундир для казаков полка изготовляли из синей ткани с погонами из белого шерстяного жгута, который нашивали по всему мундира. Для мундира старшины жгуты делали серебряные, с желтыми i голубыми нитями. Мундир штабстаршины i обер-старшины был такой же, как у старшин, только на воротнике и рукавах нашивали сердюцкий серебряный брузумент с зигзагом [15].

Фуражка к форме Сердюцкого полка имел синий верх с тремя белыми каемками i с желтой окраиной. Для казаков его изготавливали без козырька, для старшины - с крышей. К парадной формы, кроме фуражки, добавлялась еще и белая барашковая шапка, на которой вместе с зарей крепился белый волосяной султан длиной 20 см. Для старшины по швам сверху шапки нашивали узкий серебряный квасцы. У командира полка вместо султана на шапке крепились два страусиных пера. Брюки шили из крапового сукна. Ежедневная форма своему покрою ничем не отличалась от парадной. [15]

Однако новую историческую форму для дивизии сшить не успели. Лишь немногие офицеры носили заведений униформу. Дивизия использовала старую русскую униформу, но с украинскими погонами, кокардами и знаками различия [14].


4. Боевой путь

Сердючки Лубенского конно-казачьего полка на параде в Киеве, сентябрь 1918.

Сердюков немецкое командование начало привлекать к подавлению антивластных выступлений. Согласно докладу киевского губернского старосты от 28 августа "сердюками и немцами был обыскан Володарский лес и его окрестности. Особым отрядом в с. Марте взята контрибуция 130 тыс. руб. за убитых стражей, и арестованы 20 человек в Марте, и 29 человек в Пархомовке" [16].

В ноябре 1918 года в Украинском государстве началась ноябрьская революция и противогетманское восстание под руководством созданной 14 ноября Директории УНР. Оплотом республиканцев был Отдельный отряд Сечевых Стрельцов (пехотный шалаш из 4 сотен, пулеметная сотня конная разведка, орудийная Батерия и техническая часть; общее состояние - 59 старшин и 1187 человек), который первым предал Гетьмана и под влиянием политических лозунгов каталог 16 ноября начал наступление с Белой Церкви на Киев.

Одна стрелковая сотня разоружила в Белой Церкви отдел Государственной Стражи [17]. Вечером того же дня первый эшелон повстанцев, превращен в импровизированный броненосец, отправился из Белой Церкви в Фастова [18]. Вечером, остановившись в двух километрах от станции, стрелки добрались до нее пешим маршем и заняли без выстрела, неожиданно застав и отняв часть сердюков [17].

Республиканская пропаганда быстро распространялась. Уже в первые дни восстания на сторону Директории перешло большинство гетманских воинских частей: дивизия серожупанников, находившейся на Черниговщине, Запорожская дивизия, которая стояла на Харьковщине, Черноморский казацкий кош, формировавшегося в Бердичеве и другие. На Левобережье против гетмана выступили Запорожская дивизия и дивизия серожупанников. Главнокомандующим республиканских войск на Левобережье Директория назначила командира 2-го Запорожского полка полковника П.Болбочана. В ночь с 16 на 17 ноября в Конотопе власть захватил полковник Палий, возглавил 3-й полк серожупанников. Они распространили свою власть на Бахмач, Нежин, Чернигов. В ночь с 17 на 18 ноября Болбочан провозгласил власть Директории в Харькове, 29 ноября - в ​​Полтаве [19].

В этой ситуации, Сердюцкая Дивизия вместе с офицерскими женами и отделами Государственной Стражи оставались единственной военной опорой политического режима Гетьмана. Павел Скоропадский вспоминал: "Сердюцкая дивизия, прекрасно сформирована, подавала большие надежды, и я, несмотря на сомнения из всех сторон, знал, что на нее я могу положиться. Командный и офицерский состав был замечательный, жаль, что казаки были сами новобранцы" [20]


5. В боях за Украинское Государство

5.1. Бой под Мотовиловкой

Подробнее в статье Бой под Мотовиловкой

Сразу после того, как в Киеве стало известно о событиях в Белой Церкви, Гетман приказал организовать против восставших Сечевых Стрельцов военную поход. В состав гетманского отряда под начальством генерал-майора Святополка-Мирского, который был выставлен против сечевиков, входили:

  • Первый Офицерская жена Святополка-Мирского (600 штыков)
  • 1-й дивизион Лубенского Сердюцкого конно-казачьего полка (200 сабель)
  • 4-й сердюцкими пеший полк (700 штыков)
  • Бронепоезд

Ночью с 17 на 18 ноября гетманцы прибыли на станцию Васильков. Узнав, что соседняя за девять слоев станция Мотовиловка занята стрелками, Святополк-Мирский утром 18 ноября решил получить эту станцию. Свою ударную часть, русскую жену, Святополк-Мирский отправил в направлении Мотовиловку пешим маршем кратчайшим путем, по железной дороге, сопроводив ее бронепотягом. Флангами (слева - лесом, направлением на село Солтановка и справа - поля, направлением на село Плисецкой) шли разделены на две части сердюки, к которым было добавлено небольшие офицерские отделы. Две сотни конницы оставались в резерве, возле хутора Хлибча.

Гетманцам противостояли такие силы Сечевых Стрельцов:

  • Первая сотня СС под командуваннм Ивана Рогульская
  • Вторая сотня СС под командованием Осипа Думина
  • 3-я сотня СС под командованием Николая Загаевича
  • Четвёртую сотня СС под командованием Мирона Маренин

Итого 59 старшин и 1187 воинов [21]. Большая часть сосредоточена в Мотовиловке.

Впереди ними находился авангард военной силы Сечевых Стрельцов под командованием сотника Федя Черника, который состоял из:

  • 3-й сотни СС Николая Загаевича.
  • Четы Романа Харамбура 2-й сотни СС Осипа Думина.
  • Импровизированного бронепоезда (4 пулемета и пушка Романа Дашкевича)

В общем, имея около 300 штыков, 5 пулеметов и 1 орудие, Черник решает получить Васильков, НЕ дожидаясь подкреплений. Стрельцы имели следующий план: половина сотни, имея два пулемета, под руководством Николая Загаевича должна была наступать лесом через хутор Хлибча справа от железной дороги. Другая часть, 45 стрелков с другом пулеметом, должна была наступать поля слева, а центром похода было определено импровизированный бронепоезд (сокращен до паровоза и двух вагонов) под командой самого Черника, с 15-ю стрельцами, двумя скорострилами и пушкой Дашкевича. При каждом отделении по несколько конников для связи, еще два конника ехали дозором впереди поезда.


5.2. Ход боя

План Мотовиловского боя

У восьми утра 18 ноября Сечевые Стрельцы отправились по плану Черника, чуть раньше из Василькова навстречу вышли гетманцы. Около девяти часов, на гетманском бронепоезде заметили приближения стрелкового поезда и выпустили несколько шрапнели. Между тем добровольческая дружина переформатировалось в три густые расстрельные и, достигая краем леса, двинулась вперед, обстреливая стрелковый поезд. Черник выслал конных связных в свои части приказу вернуться к поезду, а свой ​​небольшой отряд с двумя пулеметами, десантував с поезда, и открыл по офицерам огонь. Туда же были направлены и огонь единой пушки. Сразу понеся значительные потери в нескольких попытках атаковать в лоб, офицеры предпочли залечь и окопаться, открыв сильный пулеметный огонь, и рассчитывая на помощь сердюков на обоих флангах [17].

Однако сердюки правого гетманского фланга, не имея полевого опыта, вместо охватывать стороны сечевиков, пассивно залегли вместе с россиянами. Но на левом фланге, который шел через лес на солтановка, сердюки, растянувшись многочисленными рядами, настойчиво охватывали сечевиков. Против них выделили лишь 12 стрелков, которые огнем пытались сдерживать врага. К тому же единственная стрелковая пушка Дашкевича, была вынуждена, вместо непосредственно помогать пехоте, перестрилюватися с враждебным броневиком, сдерживая его на дистанции от позиций стрелков. Никакой связи с полусотней Загаевича пока не было [17].

Когда связной от Черника конце наткнулся на затерянную в дебрях полусотни, Загаевич делит полусотни на две части. Меньшая, с ним самим во главе, поворачивает к поезду Черника, большая, под командой Степана Козака, продолжает движение на хутор Хлибчу. Вскоре Загаевич наталкивается в лесу на сердюцкий отряд, шедший на фланг стрелков Черника и вступает в бой. Вся стрелковая следит погибает вместе со своим командиром, только двум стрелкам удается пробиться ручными гранатами [17].

Услышав стрельбу, Степан Козак разворачивает свой отдел и скоро оказывается позади гетманцев. Идя на помощь отдела Черника, стрелки дважды встречают гетманские отделы и дважды неожиданными атаками с тыла истребляют их, практически уничтожив весь гетманский левый фланг [17].

Однако общая ситуация становится для Сечевых Стрельцов критической. Их позиции обстреливали многочисленные офицерские пулеметы и броненосец, с которым сражалась почти ничем не защищена пушка Дашкевича и конце отогнала прямым попаданием. В стрелков заканчивались патроны, а от вражеской пули погиб Федя Черник. Офицерская жена, как на параде, идет в наступление на штыки [17].

Именно в этот критический момент Стрельцам подоспела помощь с Мотовиловки в виде еще одного стрелкового поезда с четой второй сотни СС четырьмя скорострилами и пушкой, под командой Романа Сушко. Под огнем шести пулеметов и шрапнели русские добровольцы были вынуждены снова залечь на поле, а тем временем левое стрелковое крыло укрепилось полусотней 2-й сотни СС под командованием Осипа Думина, а центр - первый сотней Ивана Рогульская. В качестве резервы заняла позиции 4-я сотня Мирона Маренин [17].

Святополк-Мирский пытается атаковать сердюками своего правого фланга, но безуспешно - они отступают, тогда как добровольцы, лежат под стрелковым огнем на поле. Князь бросает в бой сердюцкие резервы, они спешно идут из Василькова, поддержанные бронепотягом. Однако Дашкевич еще одним точным выстрелом из установленной на поезде пушки заставил вражеский броненосец окончательно выйти из боя [17].

Далее поезд Дашкевича с пушкой и пулеметами врезается внутрь сердюцкого резерва, который пешком направлялся вдоль железнодорожного пути и практически уничтожил врага огнем. Вместе запорожцы по всему фронту двинулись в штыковую атаку. Сердючки на правом фланге разбежались, а офицерская жена почти полностью погибла от штыков стрелков. Последний резерв гетманцев - две сотни конницы, простояли все время на хуторе Хлибчи покинул поле боя. Бой закончился около 15 часов 18 ноября. На поле боя осталось более 600 убитых гетманцев, потери Сечевых Стрельцов составили 17 человек убитыми и 22 тяжелоранеными. Под вечер стрелки заняли Васильков [17]. Разбитый сердюцкий полк отступил к Дарнице [22].


5.3. Бои против серожупанники

Сердюцкие и добровольческие отделы 24 ноября 1918 года под Бахмачем имели неудачный бой с частями серожупанники [23] :

Еще издали серожупанники увидели дымок бронепоезда, который подходил со стороны Бахмача. "Соломенный" броненосец повстанцев стоял на станции Калиновка, спрятавшись за тополями. Вот и противник. "Сотник Ковшар снял шапку, перекрестился, сам привел пушку и сам выпалил". И первым же выстрелом поразил котел вражеского паровоза, сбив трубу. Гетманский броневик сердито зашипел и остановился. Во все стороны с шипением брызгала горячая вода и шипела пара. Ковшар послал еще несколько снарядов ... Когда гетманцы выскочили в поле, заговорили пулеметы опытного пулеметчика Пузицького. Добровольцы и сердюки в панике бросились наутек. Расстрельный серожупанников пошла вперед. За полчаса вражеский бронепоезд уже был в руках повстанцев, а второй без боя оставил Бахмач. Прошло полчаса, и полковник Пузицький с "соломенной" броневиком "Палий" и двумя сотнями серожупанников получил Бахмач, оттеснив гетманцев до станции Плиски и заставив капитулировать сердюков, полтора десятка которых после боя пристали к серожупанников. Других, обезоружив, отпустили. Было это 24 ноября.


5.4. Оборона Киева

Полковник Юрий Отмарштейн, командир Лубенского Сердюцкого конно-казачьего полка. 20 ноября у Красного трактир вместе со своим полком перешел на сторону Директории.

За 19 - 20 ноября Сечевые Стрельцы заняли Глеваху, Гатное, Юровка под Киевом. 20 - 21 ноября под Киев прибыли из Бердичева подразделения Черноморского коша. Одновременно артиллерия Сечевых стрельцов начала обстрел южных районов Киева. Столица оказалась в осаде [24].

20 ноября У Красного трактире на сторону Директории результате агитации перешел Лубенский сердюцкими конный полк под командой подполковника Юрия Отмарштайн. Для перехода этого полка на сторону Директории главным образом заслужився полковой священник Матиюк [25].

Павел Скоропадский вспоминал: "Сердюцкая дивизия ... держалась хорошо, и кроме отдельных случаев перехода на сторону Директории, как выяснилось, из-за нескольких недостойных подпрапорщиков, другая молодежь, когда приспособилась к артиллерийского огня, держалась хорошо. Не стоит забывать, что все это были новобранцы" [26].

Республиканские части вели бои с подразделениями Киевской офицерской добровольческой дружины под командованием генерала Л. Кирпичова и сердюцкими частями обороняли город на линии Юрковка - Крюковщина - Жуляны-Красный Трактир. Особенно ожесточенные бои происходили 21 - 23 ноября, во время них обе стороны понесли большие потери. Впрочем, уже скоро боевые действия под Киевом перешли в фазу позиционной войны [24].

Бои на линии Жуляны -Юрьевка были подготовкой общего наступления войск Директории, и к 22 ноября они завершились тем, что Юрьевка взята и был отбит гетманский наступление на Жуляны, кроме того было добыто село Крюковщина и особо ожесточенной борьбе была занята станция Жуляны [25].

Типичными газетными известиями о результатах этих жестоких боев были такие заметки [27] :

Киевская добровольческая жена с глубокой скорбью извещает о смерти доблестных своих сотрудников, погибших в бою с неприятелем. Полковников: Сухонина, Галятовский; подполковник Урбана; штабс-капитана Петриченко; поручиков: Дорохова, Константинова, Волицкого; ротмистра Свенткевича; прапорщиков: Винтер, Журавский, братьев Езерский, Павлушенко, Мазур, Торчевского, Нагорного; казака 1-го Сердюцкого полка Глушко; юнкера Якубенко и 16-ти других, Которые с обезображением их трупов неприятилем опознать не удалось. Вынос тел со станции Киев-Товарный 27 сего месяца в 8 ч. утра. Заупокойная Литургия и отпевание в 10 ч. утра во Владимирском Соборе, погребение на Лукьяновский кладбище. Отпевание будет совершено с участием артиста Московского державного Большого театра Куржиемского с хором Владимирского Собора под управлением Гончарова.

На долю Сердюцкой дивизии выпал основной груз этих боев. Постоянные поражения от опытных сечевиков, имевших большой фронтовой опыт, известие о переходе в состояние Директории Юрия Отмарштайн конечно заломили дух в дивизии. Национально сознательные среди сердюков переходили к Сечевых Стрельцов, а бессознательные дезертировали домой. Стрелковые Следите часто выбивали штыковой ударом и почти без потерь цели сердюцкие сотни и курени с их позиций [25].

Директория УНР считала, что решительное наступление на Киев заставит немецкие войска принять участие в обороне города. 29 ноября 1918 г., согласно договоренности между представителями штаба Директории УНР и немецкого командования о оттяжки республиканских войск из-под Киева, Сечевые стрельцы отступили на линию Подгорцы-Глеваха. На этих позициях сичовострилецьки части и находились в течение нескольких следующих недель [24].

За это время Сердюцкая дивизия разложилась окончательно. Как вспоминает писатель Константин Георгиевич Паустовский (который в те дни и сам был мобилизован в Сердюцкой дивизии), чтобы компенсировать тяжелые потери, в дивизии начали мобилизовать всех желающих: "Большинство мобилизованных составляли" бойкие ребята ". Так называли в городе хулиганов и воров с лихих окраин - Соломенки и Шулявки ... Они охотно шли в гетманскую армию. Было ясно, что она доживает последние дни, - и "бойкие ребята" лучше всех знали, что в скорой заваруси можно будет не возвращать оружия, свободно грабить и нагреть руки. Поэтому "бойкие ребята" пытались пока не вызвать подозрений у начальства и, насколько могли, изображали из себя прилежно гетманских солдат " [28].

В одном из сердюцких полков по свидетельству современника событий Р.Б. Гуля через тяжелые потери и постоянные дезерцию осталось лишь 80 сердюков [29].

Для дивизии все это в стало роковым. Сердюцкие полки до последнего участвовали в защите Киева, однако дивизия уже теряла дисциплину. Дошло до того, что одно время некоторые казаки отказались понимать русский язык своих старшин и продолжали вести всю переписку на украинском языке. Они старались не стрелять в сечевиков, стали избегать столкновений. Некоторые сердюцкие отделы даже договорились с сечевиков, что стрелять друг в друга не будут [22].

14 декабря Республиканское войско перешло в атаку и через Борщаговку, Соломенку и Куреневку вошло в город. Гетман Скоропадский отрекся от власти, правительство передало полномочия Городской Думе и Городской Управе, генерал Долгоруков издал приказ о прекращении сопротивления и немедленную демобилизацию [18].

При занятие Киева частями УНР 1-й, 2-й, 3-й сердюцкими пехотные и артиллерийский полки находились в городе, а 4-й вместе с командиром дивизии генералом Клименко - в Дарнице на левом берегу Днепра. Начальник артиллерии Осадного корпуса Директории и командир артиллерийской бригады сечевиков генерал Роман Дашкевич вспоминал [30] : "Пять легких батарею СС 1-я гавбична Батерия СС и тяжелая 6-дюймовая пушка въехали в Артиллерийской Школы в Кадетской Роще. На воротах школы стояли сердюцкие пушкари на страже. Их никто не разоружал, а сот. Дашкевич приказал им дальше держать стражу. сердюцкими пушкари оправдывались, что они не должны, что старшины покинули их. Эти оправдания были не нужны, потому что никто не хотел им делать чего-то плохого " . Когда в четвёртого сердюцкими полка, стоявшего в Дарнице, узнали, что Киев в руках войск Директории, он объявил о переходе на сторону УНР и даже разоружил некоторые офицерские жены [22].


6. На службе Директории УНР

6.1. Переформатирование и бои в начале 1919 года

Сердюцкие полки почти в целом составе перешли на службу новой украинской власти. С остатков 1-го, 2-го и 3-го полков был заключен 3-й Мочевой полк, а с 4-го - 4-й Мочевой полк. Офицерский состав этих полков также почти полностью состоял из бывших сердюцких офицеров. Командовали полками также сердюки: 3 м - бывший помощник командира 3-го Сердюцкого полка войсковой старшина Савва Пищаленко, 4-м - сначала полковник ЛАЗАРСКИЙ, а затем - войсковой старшина Архип КМЕТЬ. Чаще численность полков достигала 800-900 штыков. Весной-летом 1919 г. полки воевали с РККА под Киевом, а осенью - на Волыни. [22].

3-й полк Сечевых Стрельцов был как копией 1-го пешего полка. Этот полк был определенно надднепрянского характера. Больше похож на хороший полк старой русской армии со всеми ее приметами и недостатками был 4-й Мочевой полк, по упорядочению вышел из Житомира и присоединился к Корпусу Сечевых Стрельцов [31].

Сердюцкий артиллерийский полк поступил в сечевиков в полном составе и стал 3-м Сечевым артиллерийским. Причем с сердюков были полностью сформированы седьмой, восьмой, девятый и конно-Горная батареи. После этих переформировании остался даже сверхкомплект офицеров-сердюков, которых запорожцы направили в другие свои части [22].

Однако, новый год начался для армии УНР, и, Сечевых Стрельцов частности, очень неудачно. Северная группа войск УНР была разбита. В конце января 1919 года 3-й Мочевой полк стоял в столице, обеспечивая порядок в городе. 4-й сечевой полк вместе с конным Дубне полком, сначала входили в Ударной Группы, вели с переменным успехом бои под Гребинкой [32]. Сердюцкие отдела в составе группы полковника Романа Самокишин неудачно защищали Синельниково. 22 января 1919 года началась оборона станции Синельниково от наступления большевистских частей [33] :

Бой продолжался в течение дня, красноармейцы отбили не одну контратаку сердюков [...]. Некоторые из бойцов уже сомневался в правильности тактики красных командиров [...] Сердючки держались крепко, имея выгодные боевые рубежи, заливали смертоносным огнем наступающих, отбивали яростные атаки красных. Но вечером бой утих, и красные остались на своих восходящих для атаки позициях.

Однако потом большевистским частям удалось занять выгодные позиции, и атаковать группу Самокишин со всех сторон одновременно [33] :

На вокзале началась паническая эвакуация петлюровских штабных организаций и военного снаряжения. Курени, которые прикрывали этот, с позволения сказать, отступление, пали замертво, и только полк сердюков и двести охочекомонникив вырвались из окружения и отошли на станцию Илларионово.

Позже, все эти части входили в группу Ивана Рогульская (командир 1-го Сечевого полка), неудачно защищали подступы Киева. Мочевой корпус захватил дух апатии, он часто отступал перед появлением незначительных враждебных сил. После оставления Киева 3 - 4 февраля войска отступили на реку Ирпень, в район станции Буча, и в район Гореничи для обороны пути из Киева в Житомир. Последняя залога Киева выступила на линию Крюковщина - Гатное [34].

Заняв Киев, большевики продолжали наступление. В двух боях в районе Крюковщина - Боярка ночью с 12 на 13 февраля и 16 февраля большевики разгромили 3-й пеший полк Сечевых Стрельцов, который потерял более 500 стрелков убитыми, пленными, ранеными. В это же время понесли большие потери и другие части сечевиков [35].

26 февраля 1919 г. части Сечевого корпуса были переброшены в тыл, в район Проскурова и Староконстантинов. На фронте оставались только 3-й и 4-й Сечевые полки, соответственно в составе групп атаманов Оскилка и Романа Сушко. 4-й полк защищал Коростень и Житомир, 3-й сражался под Коростенем, Олевском и Мозырем. Эти полки затем также было отведено в район дислокации других частей корпуса [36].


6.2. Боевые действия весной и летом 1919 года и дальнейшая судьба сердюцких соединением

Бои за Бердичев в марте 1919 г.

Закончив пополнения, дивизия, а с ней и бывшие сердюцкие полки приняли активное участие в дальнейших боевых действиях. В начале марта 1919 г. корпус получил задачу захватить Бердичев. Для операции готовились три полка сечевых стрельцов, из числа которых был 3-й сечевых-стрелковый полк, три сечевые артиллерийские полки и конный дивизион [37].

19 марта большевики начали движение вдоль железной дороги с Бердичева Шепетовку, в тот же день они достигли берегов реки Случь. 20 марта они начали теснить на этом направлении Отдельное Запорожскую бригаду, которая начала панически отступать. В 14 часов того же дня на станции. Романов прибыл первый поезд СС - третий курень 3-го мочевого полка, во главе с полковником Пищаленко. Курень разгрузился на ст. Гордеевка, где и обсадил обе стороны железной Бердичев- Шепетовка. Дальнейшее бой с большевиками шалаш выдержал до темноты. Стало известно, что подход основных частей Сечевого Корпуса запаздывает, и шалаш отступил на позиции Колодяно-Новый Мирополь. На следующий день туда прибыли еще два куреня 3-го полка СС. 21 марта большевики снова атаковали позиции 3-го полка, но были отброшены сильным огнем. Перейдя в контрнаступление, 3-й полк при поддержке бронепоездов "Мочевой" и "Гетман Дорошенко" получил станцию ​​печановка. Вечер 22 марта третий полк вышел на линию Волосов- Чуднов. 23 марта, полк, преодолевая сильное сопротивление большевиков и их бронепоезда "Гром" обсадил ст. Демчин. 24 марта корпус СС вышел в наступление на Бердичев, однако наступление не удалось, третий полк потерял 100 стрелков и 20 старшин. Наступление было повторено 26 марта, и Бердичев был взят, но вскоре под натиском большевиков, был оставлен. 3-й полк имел еще большие потери, он был отвергнут ст. Демчин. Наступление корпуса, состоялся 29 марта также был неудачен. 1 апреля корпус отступил на реку Хомору. [38].

В это же время, 22 марта 1919 года 4 полк СС в боях приобретает Житомир [39].

Бои за Шепетовку в апреле-мае 1919

Дальнейшие бои были связаны с обороной в. Шепетовка, которая производилась чрезвычайно успешно. 13 апреля 3-й сечевой полк был заатакований двумя советскими полками. В ходе боя большевики были разбиты, имея потери в 200 убитых, между ними и командир одного из полков. Командование корпуса СС решило перейти в наступление и выйти на линию реки Хоморы. 18 апреля, 3-й полк в ночной атаке получил в. Трацлин и Хролин. Вторая советская бригада была разгромлена, а украинское из Миргородского куреня 14-го советского полка перешли на сторону Сечевых Стрельцов. Был взят сотню пленных, три пушки и несколько пулеметов. Полк занял Ничпалы [40].

Дальнейшие бои проходили уже с переменным успехом. В начале мая главные бои шли до станции Шепетовка, что как железнодорожный узел имел стратегическое значение. На данный момент сюда был переведен и 4-й сечевой полк, к тому участвовал в боях под Мозырем и Сарнами. Через большевистскую преимущество, корпус СС, Шепетовки, наконец, не удержал, и должен отступать. Сечевые стрельцы имели большие потери, и к активным акциям могли быть готовы только после отдыха [41].

Позже третья и 4-й сечевые полки находились на линиях Хорол -Бродов- Черняхов и Острог - Смотри на соответственно. К 15 мая Корпус СС никакой активности не проявлял. Однако при скором наступлении большевиков, оказалось, что крылья корпуса открыты, а тыл был подвергнуться опасности поляками. В результате большевистского наступления корпус был вынужден отступать. Вместе с другими частями армии УНР он отступил на линию Шумск -Мосты-Мизоч, а уже в следующем месяце полки принимали активное участие в неудачном наступлении на Проскуров и Староконстантинов [42].

С 22 по 29 июня главные бои шли за переправы на реке Случь. Чтобы поддержать свою западную группу, понесла значительные потери, и оттянуть от нее внимание украинских войск, большевики форсировали Случь у Красилов и заняли последний. Многодневные бои войск УНР за переправу у Красилов не имели успеха. Однако на левом крыле седьмой дивизия с 1-м и 3-м полками Сечевых Стрельцов 24 июня вновь атаковали большевиков и разбили ее. Большевики в беспорядке отошли к Базалии. Сечевиков было захвачено много трофеев, среди которых - флаг 2-го Таращанского полка [43].

Хорунжий первый Лубенского полка имени Максима Зализняка, 1920 год.
Генерал-хорунжий Иван Емельянович-Павленко, первый командир Лубенского Сердюцкого конно-казачьего полка.

10 июля Корпус СС был развернут в две дивизии [44]. Вследствие пополнения и перемещения, следы бывших сердюцких формированиям потерялись окончательно. 3-й и 4-й Сечевые полки были одними из лучших во всей украинской армии 1919 г. Именно эти два полка описывает в своей повести "Как закалялась сталь" Николай Островский. Свое существование оба полка и артиллерийские батареи закончили в начале декабря 1919 Они были распущены вместе с частями Сечевых Стрельцов по особому решению офицерской совета Сечевого корпуса [22].

В 1920 г. сердюки продолжали службу в украинской армии. Только офицеров-сердюков в рядах армии оставалось около 70 человек. Один из них, бывший войсковой старшина 3-го Сердюцкого полка Николай Янчевский даже стал генерал-хорунжим. Однако отдельной частью сердюки больше не восстанавливались [22].

Особое историю имел Лубенский сердюцкими конно-казачий полк. После перехода конного дивизиона на сторону УНР, новый командир полка полковник Генштаба Конради, забрал полковой штандарт и переместился в Добровольческой армии. Осенью 1919 года большая часть полка также перешла к белым, на сторону 3-го армейского корпуса генерала Я. А. Слащева. Этот полк продолжал службу сначала в Слащева при отступлении в Крым и на Перекопе, затем - в Врангеля, но уже в составе одного из сводные конных полков. В армии УНР также осталась конная сотня Лубенского полка, которая затем была объединена со 2-м конным полком имени Максима Зализняка. Был составлен новый полк - 1-й Лубенский имени Максима Зализняка, который воевал до конечного поражения войск УНР в 1920 году. Этот полк входил в состав Отдельной конной дивизии, которой командовал бывший командир лубенчан - генерал-хорунжий Иван Емельянович-Павленко (младший) [22].


7. Смотрите также

Примечания

  1. Павел Скоропадский: Воспоминания (конец 1917 - декабрь 1918) - М.: Киев - Филадельфия, 1995., C. 175.
  2. а б в Я.Тинченко. Сердючки гетмана Скоропадского. Украина, 1918. / / "Цейхгауз" № 18/2002, C. 42
  3. Павел Скоропадский: Воспоминания (конец 1917 - декабрь 1918) - М.: Киев - Филадельфия, 1995., C. 179
  4. Павел Скоропадский: Воспоминания (конец 1917 - декабрь 1918) - М.: Киев - Филадельфия, 1995., C. 186.
  5. Павел Скоропадский: Воспоминания (конец 1917 - декабрь 1918) - М.: Киев - Филадельфия, 1995., C. 362.
  6. а б в Тимощук А.В. Охранный аппарат Украинского Государства (апрель - декабрь 1918 г.): Монография. - М.: Изд-во ун-та внутр. дел, 2000. - С. 192.
  7. Организация Украинского Войска во времена Украинской Державы в 1918 г. / / Известия комбатантов 1965, № 4, 1965, № 5
  8. а б Тимощук А.В. Охранный аппарат Украинского Государства (апрель - декабрь 1918 г.): Монография. - М.: Изд-во ун-та внутр. дел, 2000. - С. 195.
  9. а б Тимощук А.В. Охранный аппарат Украинского Государства (апрель - декабрь 1918 г.): Монография. - М.: Изд-во ун-та внутр. дел, 2000. - С. 193.
  10. Тимощук А.В. Охранный аппарат Украинского Государства (апрель - декабрь 1918 г.): Монография. - М.: Изд-во ун-та внутр. дел, 2000. - С. 194.
  11. Я.Тинченко. Сердючки гетмана Скоропадского. Украина, 1918. / / "Цейхгауз" № 18/2002, C. 43
  12. Павел Скоропадский: Воспоминания (конец 1917 - декабрь 1918) - М.: Киев - Филадельфия, 1995., C. 268.
  13. Емельянович-Павленко М. Воспоминания командарма (1917-1920)
  14. а б в г д Я.Тинченко. Сердючки гетмана Скоропадского. Украина, 1918. / / "Цейхгауз" № 18/2002, C. 43-45
  15. а б Виктор КАРПОВ форму УКРАИНСКОЙ АРМИИ (1917-1920)
  16. Тимощук А.В. Охранный аппарат Украинского Государства (апрель - декабрь 1918 г.): Монография. - М.: Изд-во ун-та внутр. дел, 2000. - С. 194-195.
  17. а б в г д е ж и к л Александр Северин: "И Мотовиловка - воровка ..."
  18. а б Дмитрий Адаменко. Директория против гетмана. / / "Украинская неделя", № 49 (58), 2008.
  19. Калиниченко В.В., Рыбак И. К. История Украины. ЧАСТЬ III: 1917-2003 гг: Учебник для исторических факультетов высших учебных заведений. Харьков: ХНУ им. В. Н. Каразина, 2004. [1]
  20. Павел Скоропадский: Воспоминания (конец 1917 - декабрь 1918) - М.: Киев - Филадельфия, 1995., C. 300.
  21. Дорошенко Д. История Украины 1917-1923 гг - Т. II в. - Нью-Йорк, 1954. - С. 248
  22. а б в г д е ж и Я.Тинченко. Сердючки гетмана Скоропадского. Украина, 1918. / / "Цейхгауз" № 18/2002, C. 46
  23. Роман Коваль.Тернистий путь кубанца Проходы
  24. а б в Украинский Освободительный Движение. Научный сборник. № 8. Львов - 2006. / / Михаил Ковальчук. Евгений Коновалец во главе Сечевых стрельцов (1918-1919) [2]
  25. а б в Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С.178.
  26. Павел Скоропадский: Воспоминания (конец 1917 - декабрь 1918) - М.: Киев - Филадельфия, 1995., С. 318-319
  27. Киевская Мысль., 27 (14) ноября 1918 года, № 225
  28. Константин Паустовский. Книга о жизни. Начало неведомого века. "Гетман наш босяцкого"
  29. [3] Р.Б. Гуль. Киевская эпопея.
  30. Ген.-хор. Роман Дашкевич. Получение Киева. Выемок из книги ген.-хор. Р. Дашкевича "Артиллерия Сечевых Стрельцов в борьбе за Золотые Киевские Ворота" / / Известия комбатантов, 1966, № 1
  31. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С.241.
  32. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С.228.
  33. а б К 90-й годовщине обороны Синельниково
  34. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С.229.
  35. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С.230.
  36. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С.231.
  37. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С.286.
  38. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С.286-298.
  39. Сумской курень Сечевых стрельцов воевал с "красными" и "белыми"
  40. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С. 305.
  41. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С. 308-311.
  42. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С. 312-324.
  43. Александр Удовиченко. "Украина в войне за государственность. История организации и боевых действий Украинских Вооруженных Сил 1917-1921" Глава 14
  44. Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967. Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов. Чикаго, 1969., С. 342.
  • институт истории Украины [4]

Литература

  • Павел Скоропадский Воспоминания (конец 1917 - декабрь 1918). - К.: Киев - Филадельфия: 1995.
  • Тимощук А.В. Охранный аппарат Украинского Государства (апрель - декабрь 1918 г.): Монография .. - М.: Изд-во ун-та внутр. дел, 2000.
  • Калиниченко В.В., Рыбак И.К. История Украины. ЧАСТЬ III: 1917-2003 гг Учебник для исторических факультетов высших учебных заведений .. - Харьков: ХНУ им. В.Н. Каразина, 2004.
  • Д-р. Олесь Бабий, Владимир Зарицкий, Дмитрий Герчанивський и инж. Богдан Белинский при сотрудничестве Романа Завадович. Корпус Сечевых Стрельцов. Военно-исторический очерк. Юбилейное издание 1917-1967 .. - Чикаго: Юбилейный комитет по празднованию 50-летия формации Сечевых Стрельцов., 1969.
  • Я.Тинченко Сердючки гетмана Скоропадского. Украина, 1918 / / "Цейхгауз". - (№ 18/2002).