Надо Знать

добавить знаний



Собор святого Юра



План:


Введение

Главный вход в храм

Архикафедральном соборе Святого Юра во Львове - греко-католический собор Галицкой митрополии, до 1817 при монастыре Чина св.Василия Великого, барокково - рококовой монументальный архитектурный ансамбль с выразительными национальными чертами ( 1744 - 1762). Считается главной святыней украинских греко-католиков.

Расположенный на Святоюриивський горе, по адресу: площадь святого Юра № 5. Высота над уровнем моря - 321 метр [1].

С 1998 года Собор вместе с Ансамбль исторического центра Львова относится к Всемирного наследия ЮНЕСКО. Собственно собор является частью комплекса : барочного собора ( 1745 - 1770) с колокольней ( колокол с 1341), рококовой с классицистической портиками митрополичьей палаты ( 1761 - 1762), домов капитула, террасы с двораменнимы лестнице, ажурной ограды вокруг соборного двор с двумя воротами во дворе ( 1771) и стен, что обводят капитульные дома и владычий сад ( 1772).

Многовековую архитектурную историю Святоюрского монастыря условно можно разделить на два больших периода согласно истории его главного здания. Первый период, длившийся почти полтысячелетия - от начала монашеской дома примерно до середины XVIII в., - Завершился разрушением старого храма. Второй период начался со строительства нового собора, который впоследствии стал новой точкой отсчета в целенаправленном формировании будущего ансамбля. Завершился он в XIX в., Когда появилась последняя из существующих ныне зданий.


1. Предыстория

1.1. Княжеский период

Согласно древней легенде, это место было заселено примерно в 1280 г. Тогда же существовала пещера. До сих пор не выяснено: она была искусственной или естественной. В ней уединился монах Василий (Василиск), который в постоянных молитвах искупил земные грехи. Происходит эта легенда с давних пор, но впервые записана исследователем Львова Бартоломея в XVII в.

" На то время Василиск, стрий Льва, князь жестокого духа, но, как часто бывает у греков, через молодость, проведенные беззаботно, на старости постригся добровольно в монахи и поселился в наижений терном пещере, стояла отверстием на склоне холма, который возвышался над спиной города. Был больше похож на фавна, чем к человеку - щетинястий, нечесаный, с большими бровями, худой, заросший, с запущенной до колен бородой, закрывавшей наготу тела, как щит или ковер. Такой нечеловеческой строгостью жизни искупил он нечеловеческую резню пленников, до которой дошло за его руководством перед двадцатью годами в Судомир, так обще говорено. По его совету Лев построил на верху того холма буковую церковь, обвел ее монашескими кельями и отдал под опеку святого Юрия, старейшины войска святых, вождя для себя против поляков и сотоварища для дяди, который боролся с призраками ада [2] "

Как считал Владимир Сичинский, в легенде о загадочном василиска странным образом перепутались во времени отдельные события и лица. Действительно, хорошо известный из летописей князь Василько Романович в 1259 г. не по своей воле сопровождал в Судомир вражеские отряды монголо-татарского полководца Бурундая. Случилось это после того, как князь вынужден был добровольно сдать чужакам и даже "разбрасывать" и сжечь городские укрепления Владимира на Волыни. Как сообщает летописец, в результате похода татар на Судомир погибли почти все его население [3]. Однако не подлежат сомнению летописные свидетельства о том, что князь Василько Романович умер значительно раньше указанного в легенде дату и еще в 1269 г. погребен в храме Успения Пресвятой Богородицы в Холме [4] Поэтому лицо загадочного василиска имеет разные, неоднозначные толкования. Например, польский исследователь О. Чоловский вслед за историком И. Шараневич идентифицировал василиска как Лавриша Римонта, сына Тройденового [5]

Существуют и другие версии относительно первой церкви на Святоюрский горе. В частности, существует версия, что Юрьевский церковь и монастырь основал галицкий князь Лев Данилович, который в 1282 г. к уже существующему монастыря перенес из Галича тело своего отца - князя Даниила Романовича [6] Хотя и Святоюрская гора не выделялась так активно, как Замковая гора на противоположном берегу Полтвы, - а также с учетом абсолютные высотные отметки, а также с учетом общую территорию, пригодную для строительства, однако, согласно информации М. Груневега, услышанной им от старожилов, именно эта гора привлекла внимание княжеских слуг, когда они начали строить замок. Затем по распоряжению князя здесь была вимурувани церковь в честь святого Юра. М. Груневег даже сделал вывод, что "... церковь Юра была первым зданием города после замка" [7].

Среди других вероятных основателей монастыря также имя князя Юрия Львовича [8], но однозначных документальных подтверждений ни одной из этих версий нет.

По посвящения, большинство исследователей склоняются к мысли, что посвящение храма изначально была связана с именем святого Юрия, хотя история храмовой архитектуры подает нам неединичные примеры перепосвят, которые случались при различных обстоятельствах, особенно при изменении конфессиональной принадлежности. Вообще, храмы во имя святого Георгия были достаточно распространены среди православных, а впоследствии и греко-католических церквей, о чем свидетельствуют исследования статистики храмовых посвящений львовской епархии восточного обряда [9].

По мнению новейшего исследователя И. Мицко, отравления последнего галицко-волынского князя Юрия II (Болеслава Тройденовича) состоялось именно в Святоюриивський церкви 7 апреля 1340 года [10]. После смерти Юрия II, Казимир Великий захватил Львов. Во время нападения, по древним преданиям, в огне большого пожара сгорел первый храм святого Юра и перед гибелью храма монастырские монахи якобы течение определенного времени защищались от нападавших, но силы были неравными [11] Другие авторы видели в этой информации вымысел, не подтвержден фактами, а ответственность за масштабные разрушения в городе возлагали на литовские отряды, которые тоже претендовали на княжескую наследство в Галичине [12]

Первым неоспоримым доказательством фактического существования храма святого Юра можно считать информацию, представленную в виде меморативного надписи на старинном медном колоколе, который и поныне размещается в соборной колокольне. Древний кириллический текст отмечает:

" В ле [то] 6849 [1341] сольян Был колокол сей святому Юрыю при князе Дмитрии игумений Евфимьем. А писал Скорая Ияков [13] "

С этой надписи можно сделать по крайней мере два важных вывода: во-первых, упоминание имени князя Дмитрия, скорее, указывает на его непосредственную причастность к изготовлению колокола в роли патрона и жертвователя, во-вторых, с точки зрения хронологии эта информация свидетельствует о том, что через год после вторжения Казимира храм функционировал при монашеской дома, которую возглавлял игумен Евфимий.

Не все исследователи согласны с мнением, что первый храм был деревянным. В частности, есть другая версия, которую достаточно пространно обосновал Ю. Дыба: первый храм был не деревянным, а вимурувани из тесаных каменных блоков [14].

Старая церковь не раз подвергалась разрушениям и реконструкций. Так, в частности М. Груневег в начале XVII в. по этой церкви записал: "в мои времена она была полностью перестроен" [15]. С подачи А. Петрушевича узнаем, что в 1608 г. "... В воскресенье по Пасхе гром ударил в церковь святого Юра и крест церкви сверху и камень, на котором крест стоял, и образы внутри церкви сжег и престол надвое разбил" [16]. Сообщалось также, что "года 1643 ... святой Юрий Погорелый", а в 1648 г. "Киев, защищаясь, пригород сами все сожгли округом ... в церкви святого Юрья трупа 54 забитых людей, и татарин, на самый престол упав, разбился" [17]. Известно также, что значительный ущерб нанесли храма турки в 1672 г.


1.2. Польский период

Кароль Ауэр. Собор святого Юра
Кароль Ауэр. Ярмарка возле Собора святого Юра (1846-1847)

Первые упоминания о сооружении каменного собора св. Юра в древних литературных источниках находятся в работе львовского историка, советника и бургомистра XVII в. Бартоломея "Тройной Львов" ("Leopolis Triplex"), которую иногда еще условно называют "хроникой Зиморовича". Автор хроники дает информацию о строительстве храма в разных местах текста двумя разными датами: сначала - 1363, а затем - 1437 г. Следующую память о церкви св. Юрия в "Тройственному Львове"

Известно, что Б. Зиморович не был свидетелем тех далеких событий, поэтому его труд, как и любая компилятивная хроника, конечно, не была защищена от неточностей и ошибок. В пользу такого подозрения относительно приведенной характеристики старой церкви св. Юрия может быть то, что в этой хронике Б. Зиморовича, но в другом месте, находим еще одно, почти аналогичное сообщение, поданное под значительно более поздней датой, а именно под 1437:

" Строятся церкви - Армянская и св. Юрия. Армяне и русины, воспользовавшись услугами того же строительного, в те времена строили два одинаковых храмы, одного размера и вида. Армяне - в стенах города в честь Девы, в лоно небес взятой; русины - в предместье в честь древнего воителя своего народа св. Юрия [18]. "

Очень трудно и практически невозможно в двух хроникальных представлениях выделить твердую истину от искажения или домысла. Поэтому в дальнейшем исследователи и комментаторы труда Б. Зиморовича по-разному объясняли эти два противоречивые сообщения.

Доминируют два взгляда. Первый, сформулированный еще в XIX в. Денис Зубрицкий в его известной работе "Хроника города Львова" и воспринят со многими историками, основывался на предположении, что Б. Зиморович допустил в своей хронике ошибочное дублирование одного и того же события, поэтому достоверной следует считать лишь первую дату, т.е. 1363 г. А вторую память под 1437 г. Д. Зубрицкий расценил как ложную, повторенный об одном и том же событии [19]. Впоследствии предположение Д. Зубрицкого было поддержано Владиславом Лозинским в книге "Львовское искусство в XVI-XVII веках. Архитектура и скульптура", где еще раз повторено устоявшуюся XIX в. информацию о том, что именно эти две церкви - Армянская и Святоюрская - стали первыми новостройками после знаменательного для города 1370 Отдельно отмечено, что обе церкви были не только творениями одного мастера, но и были возведены, по словам Б. Зиморовнча, "quod schema unifonne fabricae utrinsque facit manifestuin", т.е. имели подобный конструктивный устройство и внешний вид [20]. Такой упор давал определенные основания для хотя бы приблизительного представления об архитектурном виде первого каменного храма св. Юра, поскольку древний армянский храм неплохо сохранился и мог служить реальным объектом для сравнений и определенных архитектурных выводов. Пристав к этой версии также И. Мыцько в своем комментарии к новейшего перевода "Тройного Львова" [21].

Другой взгляд был впервые представлен в так называемой "Святоюрской хронике" ("Книга деяний ...") [22] и неоднократно повторен позже в трудах В. Сичинского [23], И. Крипякевича [8], В. Вуйцика [24] и др.. Оба сообщения в хронике Б. Зиморовнча эти исследователи связывали с реальными событиями. Следовательно, они нуждались обоснованного объяснения. Суть объяснения сводилась к тому, что в хронике Б. Зиморовича зафиксированы два разные моменты из истории Святоюрской церкви: в 1363 г. новостройку только начало, а в 1437 г. после многих лет, неблагоприятных для продолжения строительства, ее наконец доведена до полного завершения. В. Сичинский в монографии "Архитектура кафедры св. Юра во Львове" даже указал на возможность позднего приспособления двух различных дат, указанных Б. Зиморовичу, до конкретных имен древних игуменов Святоюрского монастыря, которые якобы поочередно занимались нелегким и длительным строительством храма. Упомянуто имена игуменов Евфимия, Партените, Гедеона и Лаврентия [25]. Определенная предвзятость этого искусственного разделения дат на начало и конец строительства легко просматривается, поскольку из текста хроники Б. Зиморовича такое разграничение не следует. Но следует признать, что и для категорического отрицания этого также нет достаточных оснований. Свою особую позицию относительно определения даты начала и продолжительности строительства первого каменного храма сформулировал польский исследователь Т. Маньковский в критической рецензии на монографию В. Сичинского [26]. Скептически оценивая фактографическую точность работы Б. Зиморовича и одновременно пользуясь мало известными ранее документальными первоисточниками, связанными с деятельностью армянской общины во Львове в древние времена, он определяет 1363 датой не начала, а скорее завершения строительства армянской церкви. Тем самым он поставил под сомнение не только заявленную Б. Зиморовичу синхронность выполнения строительных работ, но и принципиальную архитектурную родство двух храмов.

Несмотря на такие предостережения, информация Б. Зиморовича дала повод для приблизительной архитектурной характеристики первой каменной церкви св. Юра. Учитывая возможность существования близкого аналогии между старым Святоюрской храмом и Армянской церковью, большинство исследователей высказывали предположение, что первый каменный храм св. Юра тоже принадлежал к довольно распространенного византийского типа трехнефный, четырехстолпный, Крещатый-купольных, одноэтажная распланированную-пространственной системы. Предположение это небезосновательно, поскольку уже М. Груневег в своих заметках сообщил, что она "построена на украинских образом" [15]. В. Сочинский охарактеризовал ее как украинские-византийский тип здания и даже сравнил со многими известными образцами древнерусской архитектуры - например, с Юрьевской церкви в Каневе [27]. Аналогичные определения распространились в специальной литературе как аксиома и нередко встречаются даже в новейших публикациях обзорного характера [28]

Неизвестным точно сей день остается имя архитектора. Оно выступало в разных источниках, в том числе и у Б. Зиморовича, как Доре. Такую транскрипцию В.Лозинский считал механическую описку и на основании архивных исследований идентифицировал его с тем строителям, чья фамилия в версии "Doringus murator" неоднократно упоминалось в старых городских книгах Львова, занимающих хронологический отрезок с 1382 до 1389 г. В такой транскрипции, как Доринг, имевшая удостоверять, очевидно, его немецкое происхождение, это фамилия впоследствии неоднократно приводилось в исторической литературе. По мнению Лозинского, загадочный мастер Доринг умер около 1384, поскольку именно в Дави иих актовые их документах появляются отдельные упоминания о составе его имущественной наследия и его дальнейшую судьбу [29] [126, с. З]. Время авторство Доринг опровергал Т. Маньковский [30]. Согласно найденным им архивным свидетельствам, это должен быть архитектор-итальянец Дорхи или Дорки (Dorchi). По логике Т. Маньковского, следует также признать маловероятной архитектурную родство двух храмов, хотя участие одного и того же архитектора на обоих строительных объектах он не отвергал. Поэтому, учитывая гипотетическую архитектурную родство этих двух храмов, Т. Маньковский допускал, что "... средневековый собор св. Юра также мог иметь извне баню в виде многогранного барабана, накрытого палаточной крышей". [30] По другим архитектурно-распланированную признакам церковь св. Юра, в отличие от армянского храма, должна быть гораздо ближе к местной храмобудивнои традиции, а не к импортируемого из Кафы армянского прототипа. В чем конкретно заключалась эта близость, автор не уточнял. Можно предположить, что речь шла о бесстолпной, тридильна, однобаневий тип сооружения.

Поскольку в хронике Б. Зиморовича упоминается "murator", то логично предположить, что старый Святоюрский храм тоже был возведен из камня. Маловероятно, что это была лишь кирпич, как о том говорит Б. Зиморович, учитывая несоответствие статуса загородного храма дороговизна этого строительного материала в тогдашних условиях. Очевидно, использовался также природный камень, поставки которого из многочисленных окрестных каменоломен не было проблематичным. Информативная ограниченность письменных источников и отсутствие убедительной иконографии причиной появления еще одной гипотезы относительно архитектурно-пространственной морфологии старой церкви св. Юра. Истоки этой гипотезы имеют предысторию, которая связана с анализом гравюры общего вида Львова, выполненной Ф. Гогенберг на основании рисунка А. Пассаротти и напечатанной в 1618 г. в шестом томе издания Георга Брауна "Civitates Orbis Terrarum" [31]. Этот дорогостоящих и широко известный иконографический документ считается первым панорамным изображением львовской застройки состоянию на начало XVII в. Несмотря на очень приблизительный, обобщенный характер изображения отдельных сооружений, в целом он имеет огромную познавательную ценность и достаточно информативно воспроизводит градостроительную ситуацию. Еще в 1930-е годы польский исследователь Януш Витвицкий выразил по этой гравюры смелое предположение, что сооружение в виде ротонды с пристройкой, которая изображена слева на переднем плане панорамы, это и есть церковь св. Юра. Правда, он отметил: поскольку Пассаротти выполнял свой рисунок, очевидно, с крыши Святоюрской церкви, то сама она не могла попасть в воспроизводимой панорамы. Объясняя это несоответствие, Я. Витвицкий утверждает, что церковь на этом изображении "было дорисованной средневековым способом" из чисто творческих, композиционных соображений художника [32]. Это кажется очень маловероятным, если учесть цели приезда А. Пассаротти во Львов (строительство фортификационных сооружений) и его рациональный, "инженерный" способ воспроизведения городской застройки. Наверное, именно поэтому это предположение Я. Витвицкого долгое время оставался проигнорированным и в трудах о соборе св. Юра не упоминалось. Но через много лет эту версию, хотя и очень осторожно, принял современный польский исследователь Витольд Шолгиня, который, правда, не прибегал к далеко, категоричных выводов [33] Воспринимая именно такую ​​трактовку неизвестного объекта на гравюре, в последние годы собственную версию событий выстроил львовский исследователь Юрий Дыба. Главная его тезис заключалась в том, что с самого начала, то есть еще в 1280 г., князь Лев Данилович построил церковь св. Юрия в виде каменной ротонды, которая в последующие столетия, вплоть до ее окончательного разборке в 1743 г., лишь испытывала определенные трансформации [34]. Строительные работы по сооружению каменного храма, о которых шла речь в хронике Б. Зиморовича, квалифицированные исследователем как устройство новой базиликальной пристройки к уже существующей церкви-ротонды. Дальнейшие усилия исследователя также направлены на защиту "ротондоподибнои версии" старой церкви св. Юра. Приходится признать, что аргументы по идентификации изображенной на гравюре сооружения как старой церкви св. Юра все еще оставляют значительный простор для здорового скептицизма. В его основе - дискуссионность исходной тезисы Я. Витвицкого о том, что А. Пассаротти сознательно трансформировал рисунок, дополнив изображения тем фрагментом, которого он в действительности не мог видеть из Святоюрской горы или даже с крыши самой старой церкви. Неприятие этого тезиса должно означать, что на гравюре видим сравнительно точное изображение какой-то реальной, но впоследствии утраченной сооружения, которая действительно была перед глазами художника и размещалась значительно ниже по рельефу (об этом свидетельствует ее ракурс), скорее всего, непосредственно у подножия горы. В таком случае возникает вопрос: что это могло быть? Ведь даже на старых планах застройки Львова - изображениях А. Пассаротти сооружение действительно не имеет убедительно атрибутированы соответствия. Этому может быть только одно объяснение: это здание на момент выполнения известных нам фиксационных планов города уже не существовала. Есть основания утверждать, что это была так называемая зимняя епископская резиденция с часовней, расположенная в нижней части епископского сада. Это предположение подтверждает информация одного из свидетелей в судебном деле между василианами и светским духовенством. В 1766 г. этот 80-летний свидетель показал:

" Внизу под горой от севера были зимние покои, в которых жил епископ Шумлянский, а напротив того зимнего проживания была часовня в покоях рисованная, а на беседке - два колокола во крышей. Зимнюю резиденцию под горой напротив монастыря и часовню с колокольней после смерти епископа Иосифа Шумлянского разобрал Дионисий Синкевич, официал львовский, и хозяйственные здания выставил [35] "

Итак, "под горой напротив монастыря", - а это примерно там, где теперь расположено здание цирка, - размещалась резиденция епископа с пристроенной к ней часовней типа ротонды с палаточным навесом и колоколами под ним. Именно ее, очевидно, и изобразил А. Пассаротти, а в процессе гравировки она приобрела монументальнее черт, вполне могло произойти с художественно-композиционных соображений исполнителя граверной доски.

Существование резиденции в этой низменной области подтверждает также древний фиксационный план Святоюрской горы, найден В. Вуйцик в Центральном историческом архиве Львова [36], хотя она изображена здесь очень обобщенно. Можно думать, что на момент заключения этого фиксационные плана зимнее помещение утратило свое значение и, видимо, был отстроен заново в значительно упрощенном виде по сравнению с тем, что видим па гравюре Ф. Гогенберг. Но вместе с тем, само существование резиденции в середине XVIII в. в том же участке, что и в начале XVII в., свидетельствует определенную традицию в ее пространственной локализации. Исторические корни такого "низменного" расположение резиденции могла достигать гораздо более древней эпохи правления епископа Гедеона Балабана, поэтому на время выполнения рисунка А. Пассаротти она уже могла существовать в полном функциональном измерении.

Пока убедительной остается все-таки и версия, согласно которой старый храм за своими принципиальными архитектурными чертами и физическим масштабом приближался к первоначальному виду Армянской церкви в Львови1. Именно такой, относительно небольшой однобаневий храм мог занять очень ограниченный участок на скалистой и неудобной для строительства вершине этого холма.

Такое консервативное представление о старый храм св. Юра недавно обогатилось новым весомым аргументом в свою пользу. В начале 1990-х годов неутомимый разведчик архивных фондов и музейных запасников В. Вуйцик натолкнулся на неизвестный портрет Афанасия Шептицкого - основателя нового собора [37]. Во погрудное изображение еще молодого епископа неизвестный художник поместил рисунок церкви, окутанный символической лентой с патетическим надписью "Romanum capies facile hoc de monte galerum". Как видим, в этом не только метафорически засвидчувалася вероисповеданию принадлежность святыни и епископа к римскому престолу, но и делом признавалось ее расположения "на горе" - видимо, что Святоюрской. Кроме того, воспроизведения старой кафедральной церкви на портрете лица, которая впоследствии стала инициатором строительства нового храма, тоже достаточно убедительным. Рисунок старой церкви символически дополняет развернутую портретную композицию. Поэтому он получился несколько обобщенным, но достаточно реалистичным для конкретных выводов. Старая церковь изображена с северо-востока с воображаемой обзорной точки, которая соответствует линии горизонта, проходит чуть выше главного карниза. Хорошо просматривается алтарная часть храма с большой центральной апсидой и гораздо уже боковыми апсидами. Апсиды ривновисоки с основным объемом здания, накрытым двускатной крышей. Посередине конька крыши изображен цибулясту баню на небольшом граненых подбанниках. Похоже, что подбанниках имел восемь граней. В наружных стенах на одном уровне показано равновеликие оконные проемы - три на северной стене и по одному на апсидах. Такое количество окон может быть косвенным признаком тридильности внутренней пространственной структуры. Небольшие окошки изображены также на каждой грани подбанниках. Наличие верхнего освещения может свидетельствовать о существовании в структуре храма четырех внутренних опор, которые должны поддерживать подбанниках. Небольшой диаметр подбанниках относительно основного объема сооружения можно объяснить или неточностью передачи пропорций художником, или бесстолпной характером свода на перекрестных подпружных арках. Торцевые поверхности двускатной крыши прикрыты фронтонами. Они едва выступают за плоскость черепицы, которая, по сообщению М. Груневега, уже в начале XVII в. была жестяной [15]. Итак, на картинке есть все принципиальные признаки того, что старая церковь св. Юра по своей объемно-пространственной структуре и по физическим масштабом действительно была близка к армянского храма. Некоторые подозрения в существенных видоизменениях может вызвать форма верха (баня, подбанниках, крыша) - той части здания, которая всегда больше подвержен риску потерь и переделок. В этом, предположение В. Вуйцика [38] о возможности существования под скатами крыши невидимой бане тоже имеет определенные основания. Менее вероятной является его версия о триконхове планировка храма, поскольку это опровергается характером объемных членений.

Похоже изображение неизвестной церкви находим на гравюре знаменитого украинского мастера Никодима Зубрицкого, проделанной им во время пребывания в Святоюрского монастыря, как иллюстрации к одному из изданий здешней типографии. Распространена среди тогдашних художников привычка наполнять агиографические сюжеты изображениями реально существующих сакральных сооружений, хотя и без документальной точности, дает повод утверждать, что львовские работы Н. Зубрицкого тоже не были исключением. Гравюра с сюжетом Покрова демонстрирует заметную родство ее с изображением храма на портрете А. Шептицкого не только за ракурсом и аналогичными пропорциями архитектурных масс, но и при наличии прилегающей застройки под северной стеной церкви, где располагались скромные монашеские кельи и епископские палаты. О некоторые характерные особенности расположения старого храма можно говорить уверенно. В частности, старый храм, в отличие от существующего, имел ориентацию по оси восток-запад, то есть его алтарная часть была ориентирована на восток, тогда как алтарь нового собора, наоборот, направлен на запад. Можно утверждать, что первоначальная ориентация алтаря предопределяла и другое направление главного подхода к храму, чем тот, что существует сейчас. Стоит заметить, что распланированную абрис старого храма, несомненно, находился в восточной части нового храма, а его физические размеры, если учесть масштабную аналогию с армянской церковью, были почти втрое меньше по длине и примерно вдвое - по ширине. Итак, старый храм нельзя считать монументальным, хотя его скромные габариты все же имели одно преимущество: они обеспечивали значительно больше свободного пространства вокруг сооружения. Общей чертой старого и нового храмов является выгодное местонахождение церкви на высокой отметке Святоюрской горы. Собственно, иного решения и не могло быть из-за очень ограниченной территории. Поэтому гипотетический вариант сооружения нового храма рядом со старым, как это иногда случалось в процессе развития монастырских комплексив1, в данном случае был бы очень усложнен. Нельзя было не учитывать и геологических особенностей участка - наличие отдельных фрагментов естественной скалы, которые впоследствии были открыты В. Сичинским под полом в ходе археологического зондирования. Оказалось, что в восточной части церкви скалистый природный материк располагается на расстоянии 65-110 см от поверхности пола [39]. Итак, сейчас можно только представить, что старый храм относительно прилегающей территории размещался на достаточно выразительном скалистом пидвинщенни рельефа, как на своеобразной природной платформе. Впоследствии, после сооружения нового храма, эта природная платформа-стилобат была нивелирована вокруг собора новым горизонтальным отмосткой, а для соединения значительно ниже предсоборного площади с нулевым уровнем храма пришлось по оси главного входа устроить парадные двомаршови лестницы.

Вокруг старой церкви располагались сооружения различного назначения. На фиксационные плане Клеменса Ксаверия Фесингера еще можно видеть часть этих сооружений, кроме попавших в пределы фундаментов нового собора и на момент выполнения плана уже не существовали. Среди них была и часовня Покрова Богородицы, пристроена к старой церкви [40]. В ней до последнего момента хранилась чудотворная икона Теребовлянской Богородицы.

Б. Зиморович подает под 1453 г. в связи с захватом восточно столицы Константинополя турками-сельджуками. Городская власть Львова была напугана этим трагическим событием и должна принять меры предосторожности:

" Поскольку разнеслась весть, что Константинополь был издан туркам греками, а многие из них, изгнанных из домов, бежали во Львов, то была в государственном прибытия, чтобы беглецов пускать в город только после присяги. Наконец посчитано русские церкви, и в то время их было восемь, а именно: городская, св. Юрия, св. Онуфрия, св. Николая, св. Федора, Богоявленская, Воскресенская и Благовещенская [41] "

Общественное и материальное положение Святоюрского монастыря в середине XV в., Очевидно, не было определенным, и, пожалуй, он довольно часто менял своего патрона. Отмечается, что в 1430 г. он якобы попадает в зависимость от армянской семьи Каленикович, против которой в судебных тяжбах "засветились" королевские чиновники и какой-то шляхтич Андрей с Малехова. Впоследствии, в 1442 - 1455 гг в старых львовских документах упоминается армянин - Петрус Гамладинович из львовского монастыря св. Юрия [42]

Конце XV в. Святоюрский монастырь владел огромными земельными наделами вокруг города, о чем свидетельствует запись Б. Зиморовича под 1497 г.:

" Сам король, прибыв в начале июня с многочисленными отрядами конных и пеших, разбил палатки па обширных полях св. Юрия, где оставался до 26 июня, ожидая провинциальные резервы ... [43] "

В 1537 г. "На долгосрочные полях святого Юрия" вновь были разбиты многочисленные палатки королевского войска [44] В 1539 году Святоюрская церковь стала центром вновь епархии, во главе которой стал купец, в то время игумен Святоюрского монастыря Макарий (Тучапский). Он приложил немало усилий к благоустройству церковных дел и своего соборного храма, в котором через опустошение, по его словам, "хвала Божия" не могла происходить [45] [37, с. 258]. От 1530-х годов древний храм, получив епископскую кафедру, получил того значения, с которым он традиционно выступает в истории.

После Люблинской унии 1569 года, православная церковь нередко втягивалась в острые противоречия с городскими властями и католическим клиром. Так, в частности, в первый день Рождественских праздников 1584 г. церковь св. Юра неожиданно, внезапно захватили слуги католического архиепископа Соликовского. Здешние священники были силой отстранены от обедни, а монастырские ворота опечатаны. Тогдашнем львовском владыке Гедеон Балабан пришлось начать судебный процесс для восстановления справедливости, который завершился в пользу истца.

Во время освободительной войны 1648-1657 года, гетманские отряды Богдана Хмельницкого расположились под Святоюрской горой на просторных пригородах и полях, принадлежавших монастырю. Сам Хмельницкий жил в монастыре. Здесь он принимал посла городской общины епископа Арсения Желиборского, уполномоченного при любых условиях предотвратить разрушительном штурма города и мирно договориться с казацким предводителем.

В письменном ответе городу было сказано:

" А что нам господин Бег помог страну нашу русскую (Галицию) заехать, при том стоим [46] "

Наконец, сторонам удалось договориться и "город Львове выкуп за себя дал орде и Хмелницкому [47] ". Впоследствии здесь проходили безуспешные переговоры с послами польского короля Яна Казимира.


2. Сооружение нового собора

2.1. Замысел о сооружении нового собора

Время строительства нового собора св. Юра почти совпал с годами сооружение иного архитектурного шедевра Львова - Доминиканского костела (архитектор - Ян де Витте, 1740-1764 гг.) В городе в эти годы появляется также ряд других сакральных сооружений - костелы св.Антония, св.Мартина, св.Николая, коллегиум ордена пиаров т.д..

Замысел нового строительства на Святоюрской горе принадлежал митрополиту Афанасий Шептицкому. По историческим источникам, это был человек, очень предана богоугодном деле, твердого характера, последовательная и целенаправленная в осуществлении задуманного. Занимая епископскую, а потом еще и митрополичью должности, А. Шептицкий инициировал многочисленные церковные новостройки в подчиненных ему епархиях на Галичине, Подолье. С течением времени старая Святоюрская церковь, служим кафедральным храмом, уже не могла соответствовать своему особому статусу, значительно поступаючнсь даже некоторым приходским церквам. Ситуация осложнялась еще и тем, что старый храм фактически находился в двойном использовании - светского духовенства и монахов василианского монастыря, - что приводило к недоразумениям и даже к конфликтным ситуациям. Эти обстоятельства и обусловили постановление о сносе старой церкви и сооружения новой, соответствующей требованиям времени.

Сначала владыка планировал обновить старый собор, во времени соотносится с его вступлением в должность киевского митрополита. Перед 1733 г. консистория приняла решение о сборе средств на "кафедральную фабрику". По поручению митрополита это осуществлял василианин отец Иероним Островский. Однако наместники (деканы) не спешили с отправкой средств и фактически проигнорировали призывы митрополичьего представителя. Поэтому митрополит сам взялся наводить порядок и 11 октября 1733 г. разослал пастырское письмо наместничеств, расположенных к югу от Львова, решительно требуя предоставления средств под угрозой отстранения от должностей. Как дальше развивалась ситуация - неизвестно. Брак конкретных свидетельств о тогдашних работы в соборе не позволяет утверждать их широкое развертывание.

В середине XIX в. над Святоюрской ансамблем нависла неожиданная и серьезная угроза. Австрийская власть рассматривала прилегающую к нему территорию как один из возможных вариантов создания мощной военной цитадели на основе новейших правил такого строительства - с мощными казематами, цейхгауз, артиллерийскими позициями и т.д.. При выборе именно этой территории ансамбль должен не только нежелательного соседа, но и опасность от возможных военных действий. К счастью, предпочли другом участке, и сооружения цитадели было начато несколько южнее собора.


2.2. Строительство современного собора

Сохранился подробный фиксационный план всего архитектурного комплекса состоянию на 1750-е годы, то есть на начало сооружения собора. Аналитическое описание этого плана представлены в публикации В. Вуйцика, его разыскал и расценил как документ, специально заключенный для судебного земельного спора между совладельцами Святоюрской горы - монахами-василианами и епископом Львом Шептицким. План дает достаточно полное представление о сооружениях и характер их расположения на горе в то время, когда строился новый храм св. Юра.

Первое, что кажется принципиальным с точки зрения функционально-пространственного планировки прилегающей территории, - выразительный ее деление на монастырские и епископские земли с заметным преимуществом на пользе, василиан. Монахам принадлежала преимущественно западная часть, епископу - восточная. Обход вокруг новой церкви был беспрепятственным, хотя и очень затисненнм с севера монашеским копус, а с юга - высокой стеной, устроенным по линии крутого обрыва, который можно считать остатками южной куртины.

Кроме того, по плану узнаем, что в то время существовали лишь три каменные сооружения: собственно новый храм, монастырский корпус вдоль северной стороны церкви со своим отдельным входом в восточном торце, а также небольшая каменная ворота с деревянной надстройкой для стражи - примерно там , где теперь размещаются верхние ворота. Остальные хозяйственных и жилых построек, в том числе и епископская резиденция, были деревянными. Старая Г-образная в плане резиденция епископа располагалась напротив главного входа в новой церкви, однако оси главных входов в резиденции и в новый храм не совпадали.

Кроме названных сооружений на прилегающей территории, преимущественно с юга и запада, было еще несколько небольших домов жилого и хозяйственного назначения, в частности дворик с конюшней и возивнею для епископских людей. У алтарной части нового собора схематически показаны две шестиугольные, очевидно, деревянные башенки, которые, возможно, определенным образом были связаны с несуществующими уже бастионами. Обращает на себя внимание также засыпана и заилена пруд, расположенной на западном подножии горы и свидетельствует о существовании здесь рыбного промысла. Всего пространственное группировки отдельных сооружений демонстрирует отсутствие четкой композиционной идеи и стихийную эволюцию комплекса на протяжении предыдущих столетий, продиктованную сугубо прагматическими и ландшафтными факторами.

При митрополите Афанасия Шептицкого ее разобрали и 1744 - 1764 построен современный собор с комплексом зданий по проекту и под присмотром в 1759 архитектора Бернарда Меретина, закончено 1764 архитектором и скульптором Себастьяном Фесингера за митрополита Льва Шептицкого. Отделка и раскрашивания интерьера продолжалось до 1780 и далее.

Строительство греко-католической кафедры началось в 1744 по проекту Б. Меретина, который до конца жизни, до 1759 года, работал над совершенствованием архитектурных особенностей храма. После смерти Б. Меретина продолжил строительство Клеменс Ксаверий Фесингер. Работы продолжались до 1764. Отделочные работы завершились до в 1770 или 1772 годах [48] [49] [50].

Пространственная композиция собора выражена крещатым объемом, образованным высокой навой и трансептом, но в плане, благодаря угловым помещения, воспринимается как трехнефный храм с удлиненным бабинцем и алтарем, имеющих одинаковую со средней навой ширину. Четыре опорных столба несут систему сводов с главной баней и меньшими куполами над сниженным помещениями в наружных углах простирнуть креста. Баня на массивном четырехгранник служит организующим элементом, которому подчиняются другие архитектурные объемы сооружения. На оригинальном проекте Б. Меретина (хранится в львовском Национальном музее), где изображен продольный разрез храма, куполом завершается не только центральный объем, но и алтарь и притвор. Такое композиционное решение сближало памятку с традиционными трибанна украинскими церквями [51]. Однако архитектор заменил боковые купола крестовыми сводами.

Храм стоит на террасе, к которой ведут двомаршеви лестница, украшенная балюстрадой и скульптурами гениев работы С. Стажевського. Фасад храма акцентирован монументальным порталом с статьям отцов восточной церкви Афанасия и Льва работы скульптора Й.-Г. Пинзеля.

Скульптурная группа "Юрий-Победоносец"

Скульптурная группа "Юрий-Победоносец", венчающий аттик - также работы Пинзеля [52]. Над внутренним убранством храма работали в 1768-1770-х годах скульпторы Себастьян Фесингер, Михаил Филевич, живописцы Л. Долинский, Ю. Радивиловский, Ф. Смуглевич [53].


3. Архитектура

О существовании на Святоюрской горе древнего укрепленного кладбища еще в середине XIX в. вспоминал Исидор Шараневич в своей книге "Древний Львов" [54]. По версии В. Вуйцика, на старом плане монастыря это кладбище занимал территорию, прилегающую к собору с южной стороны, но значительно ниже по рельефу [55].

3.1. Экстерьер

Собор Св. Юра заложен на греческом равнораменным кресте с четырьмя часовнями между ветвями креста и миниатюрными банями под кровлей, в центре с большим куполом на широком барабане, опирающегося на подпружных арки. Вверху сооружение охвачена карнизом. Многочисленные пилястры, парные (на барабане) и удвоенные на стенах собора, увенчанные каменными рококовой фонарями, придают строению стройности. На входе в кафедры построены парные лестница рококовой ажурной балюстрадой, украшенной вазами и путами. На фасаде вдоль главного входа статуи митрополитов Афанасия и Льва, над входом балкон, высокое окно, порог с гербовым щитики Шептицких и Аттика, завершенной конной статуей св.Юрия-Победоносца работы украинских скульптора Иоганна Пинзеля. Двор перед кафедрой замыкают две рококо ворот, украшенные аллегорическими фигурами, символизирующими Веру и Надежду и Церковь Рима и Церковь Греции.


3.2. Интерьер

Интерьер Собора

Интерьер собора расписывал С. Фабянський ( 1876 ​​), Ю. Радивиловский проделал большую композицию "Архиерей" и "Появление апостолам", М. Смуглевич - завивтарну композицию "Проповедь Христа" и "Христос Пантократор" в бане, Л.Долинський - наместные иконы, овальные иконы пророков и 16 сцен празничкив. Скульптурные обрамления двух входных ворот и отделка входов и многочисленные фонари принадлежат М. Филевич. М. Осинчук 1942 выполнил общую консервацию и раскрашивания стен и отчистке образов. При построении комплекса работали разные художники в разных стилях: барокко, рококо, классицизм, однако они сумели достичь органического синтеза барочной архитектуры и скульптуры, деталей причудливой рококовой орнаментики карнизов, балюстрад, аттик, капители, скульптур, ваз, лестницы, портиков, подчиняя все составные элементы сохранности на подобие изобразительной культуры тогдашней Европы.


4. Наследие

Ансамбль занимает своеобразное место в художественной культуре украинских земель еще и потому, что он сохранил и сейчас прячет в своих стенах немало выдающихся исторических и художественных памятников разного времени, в частности таких, которые относятся к важнейших и наиболее представительными для своей эпохи. Однако, в силу исторических обстоятельств, большинство из них сейчас находятся за пределами храма: в Национальном музей им. Андрея Шептицкого, архивных фондах Онуфриевского монастыря, Центрального государственного исторического архива Украины во Львове и Львовской научной библиотеке им. Василия Стефаника.


4.1. Колокол

На колокольне Собора святого Юра - старейший в Украине колокол, вылитый, согласно надписи на нем, 1341 года.

5. Крипта

С тех пор Собор Юра стал главным центром галицкой православной, а с 1700 года - греко-католической епархии, в крипте хоронили епископов, а с 1808 года - митрополитов. Крипта открыта для посещения. В ней похоронены выдающиеся деятели УГКЦ, в частности, кардинала Сильвестра Сембратовича, Митрополита Андрея Шептицкого, Патриарха Иосифа Слепого. Во время археологических раскопок, которые проводил Ярослав Пастернак в Галиче на Крылос, в 1937 году были найдены саркофаг с телом князя, который был идентифицирован как Ярослава Осмомысла. В канун Второй мировой войны, в 1939 году, для сохранения и дальнейших исследований его останки перенесли во Львов в крипту собора Св. Юра. Останки князя вдруг нашла там специальная археологическая комиссия Научного общества имени Т.Шевченко 18 сентября 1991 в деревянном сундуке.


6. Значение Собора в истории Украины и УГКЦ

После заключения Украинской Греко-Католической иерархии с Митрополитом Иосифом Слепым на лбу и незаконного "Собора Греко-Католической Церкви 8-10 марта 1946 г." собор передан православной архиепархии в юрисдикции Московского патриархата.

В августе 1990 Собор Св. Юра был возвращен только легализованной УГКЦ.

Григор Лужницкий в статье "Город св. Юра":

" Кто хочет узнать истинный Львов, то Львов, всегда был украинским, что всегда боролся за принадлежность к своей родной земле, то Львов, никогда не зневирювався - пусть узнает Львов св. Юра.

Львов св. Юра был всегда тот же: или тогда, когда во время праздников не свободно было вести процессии по улицам города, а украинские граждане города сидели в закрытых проживания и плакали, или тогда, когда молодой крилошанин Святоюрской консистории или впоследствии Капитулы, выезжал на коне с крестом на Рынок святить воду; ли тогда, когда московская жандармерия вывозила митрополита Андрея Шептицкого с его Святоюрской Палаты, тогда, когда под Святоюрскую палату подступало польское студенческое пены, крича: "господин Шептицкого на лятярнен!" - Львов св. Юра был всегда тот же: сознательный своей силы и величия, сознательный своих задач и посланничество, сознательный своей речи к Богу и своему народу. [56]

"

7. Собор в культуре и искусстве

8. Галерея

8.1. Собор святого Юра на открытках

См.. также


Примечания

  1. Львов. Туристический путеводитель. - Издательство "Центр Европы", Л., 2007, с. 166
  2. Перевод В. Сичинского : Сочинский В. Архитектура кафедры св. Юра во Львове. - М.: накл. Богословского наук, т-ва, 1934. - 96 с. + XXX с.
  3. Летопись русский / Перевод с древнерусского Л. Е. Махновца; Ответственный редактор В. Мишанич. - М.:, 1989. С. 422-423
  4. Летопись русский / Перевод с древнерусского Л. Е. Махновца; Ответственный редактор В. Мишанич. - М.:, 1989. С. 428
  5. Львов во времена русского владычества / Пер. с польского - Пб.: Тип. О-ва А. С. Суворина, 1915. С. 63
  6. Сочинский В. Архитектура кафедры св. Юра во Львове. - М.: Тираж Богословского научного общества, 1934, с. 36
  7. Груневег М. Описание Львова / / Октябрь. - 1980. - № 10. - С. 111
  8. а б Крип'якевич И. П. Исторические проходы по Львове. - Львов: Каменщик, 1991, с. 123
  9. Szolginia W. Ikonografia dawnego Lwowa. - Cz. 1: Najstarsze widoki Lwowa. - Warszawa: PAN Instytut Sztuki, 1991
  10. Мицко И. новонайденный исторические источники о церкви Галичины XII-XIII вв. / / Древние обители Украины. Архитектура: Темат. сб. Святопокровского монастыря Студийского устава. - Львов, 2002. - Вып. 13
  11. Сочинский В. Архитектура кафедры св. Юра во Львове. - М.: накл. Богословского научного общества, 1934. С. 37
  12. Чоловский А. Львов во времена русского владычества / Пер. с польского - Пб.: Тип. О-ва А. С. Суворина, 1915, с. 75
  13. Сочинский В, Архитектура кафедры св. Юра во Львове. - М.: накл. Богословского наук, т-ва, 1934. С. 38
  14. Дыба Ю. Неиспользованные письменные свидетельства о началах церкви святого Юра во Львове / / Вестн. Львов, университета. Сэр. "Искусствоведение". - 2005.-Вып. 5.-C. 152-160. - www.anthropos.org.ua/jspui/bitstream/123456789/2192/1/151-159. Dyba.pdf
  15. а б в Груневег М. Описание Львова / / Октябрь. - 1980. - № 10. - С. 111
  16. Петрушевич А. Сводная Галицко-Русская летопись с 1600 по 1700 ч. - Львов, 1874. С. 34
  17. Бевзо А. Львовская летопись и Острожский летописец: источниковедческих исследованиях. - М.:, мысль, 1971. - С. 120, 123
  18. Зиморович Б. Тройной Львов: Leopolis Triplex. - М.: Центр Европы, 2002. С. 80
  19. Zubrycki D. Kronika miasta Lwowa. - Lw?w: Staurop. inst., 1844., с. 88
  20. Lamski W. Sztuka lwowska w XVI-XVII wieku: Architektura i rzezba. - Lwow: Nakl. Ksiegarni H. Altenberga, 1901. С. 2
  21. Зиморович Б. Тройной Львов: Leopolis Triplex. - М.: Центр Европы, 2002. С. 200
  22. Ksiaga dziej?w ... w monasterze lwowskim pod tyt. Sw. Jerzego ... / / Lwowianin. -1841. - С. 81
  23. Сочинский В, Архитектура кафедры св. Юра во Львове. - М.: накл. Богословского наук, т-ва, 1934, с. 38-39
  24. Вуйцик С. Архикатедре Святого Юра во Львове: Архитектурный ансамбль / / Вестн. института "Укрзападпроектреставрация". - 2004. - Ч. 14. - С. 17
  25. Сочинский В. Архитектура кафедры св. Юра во Львове. - М.: накл. Богословского наук, т-ва, 1934, с. 38-39
  26. Mańkowski T. Z problem?w lwowskiej architektury kościelnej (Z powodu publikacji: Si?y?skyj Wolodymir, Dr. Architektury katedry Sw. Jura u Lwowi. - Lwiw, 1934) / / Ziemia Czerwieńska. - 1935. - T. 1, № 1. - С. 80-81
  27. Сочинский В, Архитектура кафедры св. Юра во Львове. - М.: накл. Богословского наук, т-ва, 1934, с. 42
  28. Памятники архитектуры и градостроительства Украины: Справочник Государственный реестр национального культурного достояния / Под ред. А. П. Мардера и В. В. Вечерского. - М.: Техника, 2000, с. 145
  29. Lamski W. Sztuka Lwowska w XVI-XVII wieku: Architektura i rzezba. - Lwow: Nakl. Ksiegarni H. Altenberga, 1901. С. 3
  30. а б Mańkowski T. Z problem?w lwowskiej architektury koscielnej (Z powodu publikacji: Si?y?skyj Wolodymir, Dr. Architektury katedry Sw. Jura u Lwowi. - Lwiw, 1934) / / Ziemia Czerwieńska. - 1935. - T. 1, № 1. С. 81
  31. Civitates Orbis terrarum. Theatri Preacipuarum totius Mundi Urbium. - Coloniae Agrippinae. - Anno 1618. - Liber VI. - Opus № 49
  32. WitwickiJ. ObwarowaniasrodmiesciaLwowa / / Kwartalnik Architektury и Urbanistyki. - T. XVI, zesz. 2-3. - Warszawa: PWN, 1971. С. 149
  33. Szolginia W. Ikonografia dawnego Lwowa. - Cz. 1: Najstarsze widoki Lwowa. - Warszawa: PAN Instytut Sztuki, 1991, с. 5
  34. Дыба Ю. Об архитектуре первоначальной церкви св. Юра во Львове / / Духовное наследие патриарха Иосифа Слепого и современные проблемы развития украинской науки и культуры: Сб. наук, трудов. - М.: Собор святого Юра. Львовская политехника, 2000. - С. 238.
  35. Вуйцик В. Неизвестный древний план Святоюрской горы / / Вестн. литературы института "Укрзападпроектреставрация". - 2002. - Ч. 12. - С. 216
  36. Вуйцик В. Неизвестный древний план Святоюрской горы / / Вестн. литературы института "Укрзападпроектреставрация". - 2002. - Ч. 12. - С. 213
  37. Вуйцик В. К вопросу о объемно-плановой композиции старой кафедры Св. Юра во Львове На основании иконографического материала / / Вестн. института "Укрзападпроектреставрация". - 2004. - Ч. 14. С. 25
  38. Вуйцик В. К вопросу о объемно-плановой композиции старой кафедры Св. Юра во Львове На основании иконографического материала / / Вестн. института "Укрзападпроектреставрация". - 2004. - Ч. 14. С. 27
  39. Сочинский В, Архитектура кафедры св. Юра во Львове. - М.: накл. Богословского наук, т-ва, 1934, с. 32
  40. Петрушевич А. С. Краткая роспись русским церквам и монастырям в граде Киеве / / Галицкий ист. сб. - Львов: Изд. О-ва Галицко-Русской Матицы, 1853. - Вып. 1, с. 24
  41. Зиморович Б. Тройной Львов: Leopolis Triplex. - М.: Центр Европы, 2002, с. 83
  42. Лабенский Ф. Русские церкви и братства на предградиях Львовских: Материалы по истории города Львова (Оттиск из "Вестн. Народ, дома"). - Львов, 1911. С. 13
  43. Зиморович Б. Тройной Львов: Leopolis Triplex. - М.: Центр Европы, 2002, с. 93
  44. Зиморович Б. Тройной Львов: Leopolis Triplex. - М.: Центр Европы, 2002, с. 106
  45. ГоловацкийЯ. Львовская руска епархия перед сотней литьи / / Зоря Галицкая яко альбум в год 1860. - Львов, 1860. С. 258
  46. Крип'якевич И. П. Исторические проходы по Львове. - Львов: Каменщик, 1991. С. 127
  47. Летопись Самовидца / Изд. подготовил Я. И. Дзира. - К: Наук. мысль, 1971. с. 53
  48. Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР: в 4-х томах. - Киев: Будивельник. - Т. 3. - 1985. - С. 94
  49. Вуйцик В. С., Липка Р. М. Встреча со Львовом. - Львов: Каменщик, 1987, с. 82
  50. Сочинский В. Архитектура кафедры св. Юра во Львове. - Львов, 1934
  51. Krasny P. Katedra Św. Jura we Lwowie a tradycyjna architektura cerkiewna Rusi Czerwonej / / Sztuka kres?w wschodnich. - T. 5. - Krak?w, 2003. - S. 54-84
  52. Вуйцик В. С., Липка Р. М. С) устрич со Львовом. - Львов: Каменщик, 1987, с. 82
  53. Вуйцик В. С., Липка Р. М. Встреча со Львовом. - Львов: Каменщик, 1987, с. 84
  54. Шараневич И. Стародавный Львов (Вот года 1260-1350) с. 112
  55. Вуйцик В. Неизвестный древний план Святоюрской горы / / Вестник литературы института "Укрзападпроектреставрация". - 2002. - Ч. 12. - С. 213-215.
  56. Наш Львов. - Нью-Йорк, 1953, с. 163

Литература


код для вставки
Данный текст может содержать ошибки.

скачать

© Надо Знать
написать нам