Надо Знать

добавить знаний



Ураган Кость Степанович



План:


Введение

Кость Ураган

Кость Ураган (псевдонимы - Эдвард Стриха, Кость Соколовский, Варвара Жукова, Нахтенборенг) [1] (* 2 августа 1888 - ? 15 декабря 1934) - украинский поэт, драматург, театровед и литературный критик; русский революционный деятель ( рус. К. Буревой ). Участник литературной дискуссии 1925-1928 и автор брошюры "Европа или Россия - о путях развития современной литературы". Приговорен к казни смepти, был расстрелян после процесса 13-15 декабря 1934


1. Жизненный путь

Кость Степанович Ураган родился 2 августа 1888 года в селе Большие Меженко на Воронежской в украинской семье. Формировался в русскоязычной среде. Отец Костя - Степан - имел много детей и мало земли. Поэтому Кость смог закончить только сельскую четырехлетку. Дальнейшее образование получил самостоятельно, преимущественно в тюрьме и на каторге. К. Ураган стал членом российской Партии социалистов-революционеров и корреспондентом нелегальных российских эсеровских газет уже в 15-летнем возрасте (Воронеж был признанным центром эсеровского движения, вместо информации о деятельности украинских политических организаций на южную Воронежской почти не поступало). При первой ссылки за революционную деятельность товарищи К. Буревия по неволе (преимущественно студенты), которые были в восторге от таланта простого сельского парня, помогли ему подготовиться к гимназии экзамена на аттестат зрелости. Тогда же он выучил польский и французский языки. Все время, что провел в местах лишения свободы, много читал. После второй ссылки учился на Высших коммерческих курсах в Петербурге.

Ураган был активным деятелем обеих революций - 1905 и 1917 годов. 1905 впервые арестован по обвинению в участии в аграрных беспорядках. Арест приблизил Костя в подполье и к участию в покушении на воронизького генерал-губернатора. 1907 Кость становится членом Острогожского уездного комитета ПСР. В 1911 г. вновь арестован Ураган сидит на скамье подсудимых среди 300 крестьян. Приговором суда сослан в Олонецкую губернию на остров Большой Куганаволок. Из ссылки едет не домой, а к Петербурга, где сдает экзамены на аттестат зрелости и выполняет ответственную работу в полулегальной газете "Мысль". В июле 1914 года - третий арест. Сначала Петербургская тюрьма, потом ссылка на Енисее ( Восточная Сибирь). Оттуда К. Ураган убегает за помощью Григория Петровского (будущий президент Советской Украины). Красноярск, Москва, и снова Петербург, где он становится организатором рабочего обеспечение - больниц, страхкас, забастовочных комитетов. Подполья, постоянная смена паспортов, помещений, фамилий ... Участие в подготовке покушения на Кабинет министров. Вместе Ураган учится на высших коммерческих курсах. В октябре 1916 года - четвертый арест и ссылка в Сибирь на 5 лет. Длинные арестантские этапы, тот же Туруханский тракт и глухая сибирская тайга. Подготовку нового побега "сорвала" Февральская революция 1917

В марте К. Ураган по амнистии возвращается домой. С весны до осени 1917 г. Ураган находится в [Воронеж] и, где исполняет обязанности председателя совета рабочих солдатских и крестьянских депутатов, члена губкома ПСР, депутата Всероссийского Учредительного собрания, члена бюро эсеровской фракции Собрания. Четвертый съезд ПСР в декабре 1917 избирает его членом Центрального комитета Партии социалистов-революционеров. Он активно борется против большевистской диктатуры, становится одним из руководителей восстания в Поволжье. В это время Ураган работает в самарском комитете Учредительного собрания. В борьбе с имперско-реставраторские наклонностями ПСР Ураган с единомышленниками организует группу "меньшинство ПСР", которая просуществовала до 1922 г.

В настоящее время Буревия впервые арестован органами ЧК. Убедившись, что демократические силы могут противостоять диктаторскому режиму "всеимперства", на грани 1922-23 гг Ураган прекращает активную политическую деятельность. В этот период он заканчивает книги "Колчаковщина", "Поэт белого знамени", "Распад". Некоторое время писатель работает редактором-экономистом в "Сельхозсоюзе", откуда выходит на пенсию по инвалидности из-за туберкулеза костей.

Семью (жену Клавдию и дочь Оксану) содержит только литературными гонорарами. В 1925 г. в "Красном пути" появляется отрывок из его романа "Хамы", а также очерки о жизни многочисленной украинской колонии в Москве, об Украинском клубе, связанную с "Березоля" украинский театральную студию (в ней Кость Степанович преподавал историю театра), об издательстве "Село и город", в организации которого Ураган сыграл ведущую роль. К. Ураган ведет борьбу за то, чтобы правительство РСФСР взял на бюджет культурные учреждения украинского меньшинства в Москве, как сделало правительство Украины для русского меньшинства. 1925 года, далек от подлинного понимания украинского вопроса, К. Ураган вмешался в литературную дискуссию написав книгу "Европа или Россия", где выступил оппонентом Хвылевого, забрасывая последнем идеализацию Европы и недооценке стоимости русской художественной литературы. Эта работа вызвала решительный протест Николая Хвылевого (см. его памфлет "Апологеты писаризму").

Объектом бескомпромиссной сатиры Буревия становится панфутуризм, лидером которого был М. Семенко. Панфутуристив тогда выступали против неоклассиков и ваплитян, как "буржуазных националистов", еще большей упорством, чем партия. В пародийной "Зозендропии" Кость Ураган выводит мифический образ Эдварда Стрихи - тип советского карьериста, ездит дипкурьера правительства СССР по линии Москва - Париж и пишет ультралевые коммунистически футуристические стихи. Этот персонаж сочетает в себе качества беспардонного нахала и жалкого приспособленца требованиям компартии, "обпльовувача" всех ценностей и мастера саморекламы. Полная пустота Е. Стрихи дополняется страшной шумностью, примитивизм - претензией на сверхсовременную "европейскость", безграничный эгоизм и эгоцентризм - большим желанием делать революции и улучшать общество. Формально это была пародия на "комункультивський панфутуризм", фактически же - сатирическая пародия на большевистский строй и пропагандируемую им "пролетарскую" литературу и критику. Свое произведение автор подписал именем литературного образа - Эдвард Стриха. Интересно, что М. Семенко поверил в то, что Эдвард Стриха реальный футурист и дипкурьер, а не вымышленный герой, и на протяжении 1927-1928 лет печатал в своем журнале сокрушительные пародии на самого себя.

Со временем из под пера "Эдварда Стрихи" появляются и другие острые сатирические произведения: театральные ревю для "Березоля": "Опортуния" (1930) и "Четыре Чемберлену" (1931). Последние произведения не остаются незамеченными в ЦК партии, и партийная критика начинает методически развенчивать отступника от партийной линии - "Е. Стриху". Когда же выяснилось, что Э. Стрихи, как такового, собственно и не существует, К. Ураган, чтобы вывести из-под удара коллег-журналистов, был вынужден выступить с самокритичным заявлением. Она называлась "Автоекзекуция", и было подписано тем же псевдонимом - "Эдвард Стриха". Так, во времена поголовной самокритики, появляется пародия на нее.

В драме "Павел Полуботок" (закончена 1928) освещены трагический период в истории Украины, наступил после выступления гетмана Мазепы против колониальной политики Московии. Гетман Полуботок, который пытался быть равноправным союзником Москвы, на глазах царя умирает в петербургской тюрьме, проклиная московское вероломство: "О, я теперь хорошо знаю, что свобода находится на конце сабли!" В этих словах прозвучал вывод, который сделало целое советское поколение украинских из своего свежайшего опыта сотрудничества с большевистской Россией. Такой дерзости урагана простить не могли. Он лишен всех заработков, а пресса активно готовит общественное мнение к аресту писателя.

В 1932-33 годах писатель напрасно пытается найти работу в Украине. Время от времени под псевдонимами "Варвара Жукова" или "Нахтенборенг" ему удается напечатать какие-то мелкие статьи, а в ящиках накапливаются новые работы о театре и драматургии, без надежды на публикацию лежат "Мертвые петли. Тюремные мемуары". Прессинг власти и бедность становятся слишком ощутимыми, и в сентябре 1934 г. Ураган оставляет семью в Харькове и едет в Москву искать заработка и спасения от ареста. В октябре семья получила от него письмо, а дальше - молчание, прерванная правительственным сообщением, помещенным в большинстве советских газет за 11 декабря об аресте украинской группы "террористов-белогвардейцев". Тех "28", среди которых, наряду с К. ураганом, было упомянуто фамилии Алексея Влизько, Григория Косынки, Дмитрия Фальковского и других. 13-15 декабря 1934 выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР в Киеве по обвинению "в организации подготовки террористических актов против работников Советской власти" К. Буревой был приговорен к расстрелу.

Приговор был выполнен 15 декабря 1934 года в Октябрьском дворце Киева. Похоронен в братской могиле на Лукьяновском кладбище.

В 1949 году его семья эмигрировала в США, где его дочь Оксана Ураган-Яценко выдала отдельным сборником часть спасенной наследия отца [2].


2. Литературное наследие Костя Буревия

2.1. Сборника стихов

  • "Поэт белого знамени"

2.2. Сатирические и пародийные произведения

  • "Хамы" ( 1925)
  • "Зозендропия"
  • "Опортуния" ( 1930)
  • "Четыре Чемберлену" ( 1931)
  • "Мертвые петли. Тюремные мемуары"

2.3. Другое

2.3.1. Публицистика русском языке

  • Как создать крестьянскую организацию (1917)
  • Тюремные песни (1917)
  • Колчаковщина (1919)
  • Распад (1923)

Примечания

  1. В российском справочнике "Политические деятели России. 1917" он фигурирует как Клим Ураган (все приведенные в этом справочнике факты свидетельствуют, что речь идет об одном и том же лице), и указано, что настоящее его имя - Константин Степанович Сопляков. Из других источников это имя неизвестно. Украинские исследователи В. В. и С. М. Олифиренко также отмечают, что в 1917 году он отказался от своей фамилии (но не указывают, какой именно) и стал принимать партийный псевдоним "Ураган"
  2. Burevii, Oksana. "Kost Bureviy" / Oksana Bureviy. The Black Deeds of the Kremlin: a White Book. Toronto: Ukrainian Association of Victims of Russian Communist Terror. 1 (1953): 381-384.

Источники

  • Шорох Ю. История одной литературной мистификации [Текст]: (Эдвард Стриха (Кость Ураган) / Шорох Ю. / / Украинское слово: Хрестоматия укр.лит. И лит.критикы ХХ ст.: В 4 кн. Кн.4. - К ., 2001. - С.702-707.
  • Дражевська Л. Как был спасен "Павел Полуботок" / / Свобода: украинская дневник. - 1992. - 8 января. - С. 2-3 [1] - www.svoboda-news.com/arxiv/pdf/1992/Svoboda-1992-004.pdf
  • Переписка Михайля Семенко с Эдвардом Крышей (на страницах журнала "Новая Генерация") [2] - novamova.org/2010/10/kost_burevii /
  • И. Ф. Драч. Ураган (буровая) Кость / / Украинская литературная энциклопедия. Киев: Главная редакция Украинской советской энциклопедии им. М. П. Бажана, 1988, т. 1, с. 250.
  • И. В. Чубыкин. Буревой Клим / / Политические деятели России. 1917. Биографический словарь. Москва: Большая российская энциклопедия, 1993, с. 51-52.
  • В. В. Олифиренко, С. М. Олифиренко. Слобожанская волна. Учебное пособие-хрестоматия по украинской литературе Северной Слобожанщины. Донецк: Восточный издательский дом, 2005, с. 137-171.
  • Институт истории Украины НАН Украины [3] - www.histans.com/index.php?termin=Burevij_K
  • Ураган-Яценко А. Воспоминания о спектакле "Опортуния" / / Слово и время, 1994, № 8
  • http://ukrcenter.com/Література/19296/Кость-Буревій - ukrcenter.com/Література/19296/Кость-Буревій
  • С порога смерти: Писатели Украины - жертвы сталинских репрессий / Авт. кол.: Бойко Л. С. и ин.-К. Советов. писатель, 1991.-Вип.1/Упоряд. О. Г. Мусиенко.-С.86-87.

код для вставки
Данный текст может содержать ошибки.

скачать

© Надо Знать
написать нам