Философия истории

Исторические теории

Философия истории или историософия - раздел философии, занимающийся проблемами смысла истории, ее закономерностями, основными направлениями развития человечества и историческим познанием. [1] Философия истории призвана ответить на вопрос о том, что является история.

С одной стороны, философия истории является неоспоримым и полноправной частью системы философского знания, с другой - на весомых основаниях входит в число форм исторического познания и есть, в некотором смысле, найпохилишою из всех теоретических дисциплин исторического плана.

Содержание, структура и функции философии истории существенно модифицировалась на разных этапах ее развития. Только с разрушением мифологического мировоззрения, субъектом и носителем философских представлений об истории становится уже не только и не столько народ в целом, но и отдельная личность. Конечно, последним обстоятельством обусловлено то, что движение исторического времени толкуется неоднозначно, или как вечное возвращение или как восходящая линия поступательных общественных изменений, или, наоборот, как нисходящая линия изменений регрессивных. Согласно этому еще в древнем обществе формируются три важнейших направления линейной философии истории: прогрессистский, регресистський, циклический.

Философия истории можно разделить на две основные сферы. Первая сфера - онтология истории изучает вопрос о движущих силах, основные этапы исторического процесса, его смысл и цель, роль и место человека в истории. Вторая - гносеология истории (критическая философия истории, аналитическая философия истории) изучает условия, возможности, способы и формы исторического познания, воспроизведение исторического процесса таким, каким он происходил на самом деле. Онтология истории достигла наивысшего расцвета в XIX - начале ХХ в., Когда была предложена целый ряд самых разнообразных по подходами, но одинаковых по своей глобальности моделей "всемирной истории". От 1930-х гг благодаря трудам Р. Арона, А. Данто, Г. Уайта фокус исследовательского внимания сдвинулся в сторону гносеологической проблематики. Следствием этого стала формулировка принципиальной невозможности установления объективного течения исторического процесса, а лишь его условной, субъективной реконструкции.

Философию истории не следует путать с историографией, изучающая историю как академическую дисциплину и таким образом касается методов и практик познания, а также их развития на протяжении исторического развития.


1. Украинская историософия

Историософия украинский является одной же форме памяти о прошлом, особым видом философско-исторического знания. Представляет собой систематизированные субъективно спекулятивные взгляды на самостоятельность и самобытность истории украинского народа, его государства, культуры и Церкви. Предпочтительный способ историко-познавательной деятельности в украинской культуре.

В XI XXI в. осуществляется циклическое идейное обращение украинской историософии. Украинская историософия эволюционирует от постановки вопроса о обособленность украинского истории относительно всемирной истории человечества к заключению все более украиноцентричных схем отечественной истории, но на современном этапе развития возвращается к интеграции так созданных схем современным представлениям о мультукультурну историю мировой цивилизации.

Одновременно в теоретико-методологическом плане Украинская историософия постоянно колеблется на относительно том же уровне - уже не исторической мифологии, еще не философии истории. Выразительная тенденция к повышению научного уровня компенсируется ростом уровня спекулятивности и субъективности разрабатываемых ею концепций украинской истории.


1.1. Основные системные признаки украинской историософии

1.1.1. Написание самостоятельной истории Украины

Украинская историософия имеет своим объектом написания отрубной, самостоятельной истории Украины (предмет в конкретной историософии может видоизменяться, но в ограниченных вариациях - народ, государство, культура, Церковь).

1.1.2. "Большая Историософская Миссия"

Почти любая отечественная историософия всегда выстроена на определенной "Большой историософской Миссии" судьбоносного всемирно-исторического назначения Украины - от "новы мьхы, новы языкы!", Благодаря которым "и законное Езеро пръсъше, евангельськыы же источникъ наводнився и всю землю покрывъ" в терминах "христианской историософии" митр. Илариона, к "великой задачи" творить "живую синтеза" западной и восточной культур, в терминах современной историософии И. Лысяка-Рудницкого.

В идейной плоскости считалось, что реализация "Большой Историософская Миссии" должна привести к внешнему признание украинства, его отнесение к числу "исторических народов". Иными словами, поможет наверстать недостаток смысла и значимости украинства, возникшую или через объективную "извращенность" течения его истории, то ли из-за необъективности отношение к Украине привыкших к культурно-политического доминирования и цивилизационного миссионерства европейцев. В плоскости теоретической, постоянство присутствия "Большой Историософская Миссии" служила ли не важнейшим мысленным показателем универсальности и целостности истории украинского народа.

Реализация "Большой Историософская Миссии" призвана компенсировать весь исторический путь Украины - от древности до современности, полон трагических перипетий - восстаний, войн, пожарищ, голода, набегов, интриг, ссор, подкапывания, территориального роздерття между мощными соседями, о котором, по насмешливым выражением В. Винниченко, надо "читать с бромом". В классической украинской историософии все это хронический исторический трагизм оформится во внешние симптомы страшной болезни Украины - ее безгосударственности, как производное - "неисторичности".


1.1.3. Близость к "психологической Европы"

Всемирно-историческое призвание Украины является ее объективной эссенциальных признаком, естественной или геополитической "преференции". Зачастую, оно считалось укорененным в антеистичних, самокреативних свойствах украинской территории, ментальной специфике и чрезвычайной духовной воодушевлении украинского "души". Например, в романтической и классической историософии XIX - начале ХХ в. говорилось о врожденных "правдолюбие", демократический индивидуализм. В своей совокупности, это опять-таки делало Украина и украинский народ ближе к "психологической Европы" (М. Волновой), чем к "малороссийства" (Е. Маланюк).


1.1.4. Непрерывность и преемственность

Украинская история является неотъемлемой частью всемирной истории, неразрывно протянутой от Киевской Руси (в современных версиях - от "протословьян, праславян, древних славян" с III тысячелетия до н. Э). Конечно, в каждую историко-культурную эпоху эта мысль была оформлена в адекватной тогдашнему состояния исторического сознания и исторического познания способ. Даже в наше время, преемственность между многими социально-политическими, экономическими и общественными институтами прошлого и современного украинского общества явно и неявно эксплуатируется в пользу большого потенциала и оптимистичных геополитических перспектив независимого Украинского государства. К сожалению, проведенный анализ традиционных и современных синтетических схем украинской истории и культуры свидетельствует - безусловная и безоговорочная континуальность (непрерывность) сконструирована в них в значительной степени искусственно.


1.1.5. Отсутствие научной строгости

Мотивы авторов историософских концепций всегда достаточно личные далеки от идеала классической научной объективности. Так может быть, скажем, ситуация поэта-пророка, как у Тараса Шевченко; греховность жизни, которую надо искупать общественным служением, как в М. Грушевского, или идея уплаты исторического долга от имени целой социального слоя, как в случае с В. Липинский. Правда, очень часто эти мотивы укоренены в социокультурных, исторических, общественно-политическими потребностями своего времени. Например, спикеры украинского романтической историософии испытывали в самом широком смысле, "собственную ущербность перед величием прошлого [родного края]", ведь другую сторону угольных для их мировоззрения системы двух лояльностей - "Большая Родина" (Российская империя) / "Малая Родина (Малороссия-Украина ) - давно превратился для них в обычную современность, в которой они занимали ниже сабли социальной иерархии.

Это обстоятельство в определенной степени объясняет полное отсутствие интереса историософской мысли Украины (за исключениями отдельных сугубо академических историософа) гносеологической проблематикой. Точнее говоря, в украинской философской культуре сложилась познавательная ситуация, очень схожа с положением дел в соседней русской философской культуре "серебряного" и "золотого веков". Конкретные историософские учения критиковались не столько за способ их построения, сколько за основные идеи и выводы. Им противопоставлялись не аргумент в духе критической (аналитической) философии истории, а другая историософских концепция.


1.1.6. Протестность

Обозначенная подсознательно скрытыми идеями великого исторического предназначения украинского народа, украинского историософия зато почти всегда сознательно противопоставлялась "меншовартистним" подходам к его истории (как правило, с позиции исторического доминирования соседних народов - чаще, поляков и русских).

Как точно подметила О. Забужко по современной украинской историософии на диаспоре, гносеологический аспект здесь ("Кто мы?") всегда был смещен в плоскость аксиологическая ("Чем мы хуже других?").

Словом, наблюдаем достаточно парадоксальную ситуацию "протестности, но не рефлексивности", смещение познавательного фокуса с самоосознания внутренних оснований на сублимацию личностных и общекультурных комплексов через предвзятую критику внешних взглядов на мировой и украинской истории и создание им украиноцентристской альтернатив.


1.1.7. Полиморфность

Украинская историософия является полиморфным феноменом, проявляли себя в многообразии светских / религиозных, академических / художественных форм, историко-культурных типов и личностным видов.

В подавляющем большинстве историко-культурных периодов она представила себя в нескольких ответвлениях, часто контрарных по форме и по содержанию, одновременно континуитивних и дисконтинуитивних относительно предыдущих "ветвей" (православно-религиозная, княжеско-династических, казацко-старшин альтернативы по социо-конфессия-этнополитической самоидентификации Украины через "Русь" в ренессансно-ранньобароковий историософии, "великорусский" и "малороссийской" направления казацко-старшинского летописания и т.д.).

Эволюция украинской историософии обеспечивала аккумуляцию национально-культурной памяти, расширение ее пространственно-временных горизонтов, а также устойчивость транслируемых ею представлений как "ядрища" самосознания ее носителей - до образования на протяжении XIX-ХХ вв. современного мемориального пространства, одновременно континуитивного и дисконтинуитивного по предварительной мемориальной традиции. Зато национально-культурная память выполнила наводящую функцию, оказало влияние на формирование историософской "Украиноцентризма", субъективизма и эклектизма, а также основных топосов для историософской переоформления.


См.. также

  • Законы истории

Источники

  • Кислюк К.В. историософия в украинской культуре: от концепта концепции [Текст] / К. В. Кислюк - М.: ХГАК, 2008. - 288 с.
  • Колесников К.М. Украинский историческая мысль и историософия на рубеже XIX-ХХ вв.: Автореферат диссертации ... канд. ист. наук: 07.00.06 / Н. Колесников. - Днепропетровский государственный университет. - Днепропетровск, 1999. - 18 с.
  • Потульницкий В.А. Украины и всемирная история: историософия мировой и украинской истории XVII-XX веков. [Текст] / В. А. Потульницкий. - М.: Просвещение, 2002. - 480 с.
  • (Рус.) Ницше Ф. О пользе и вреде истории для жизни / / Сочинения: В 2 томах. - М.: Мысль, 1990. - Том 1. - 829 с.
  • (Рус.) Тойнби А. Дж. Постижение истории. - М.: Прогресс, 1991. - 736 с.
  • (Рус.) Ясперс К. Смысл и назначение истории. - М.: Политиздат, 1991. - 527 с.