Энтони Смит

Энтони Дэвид Смит ( англ. Anthony D. Smith ; Нар. 1939 года) - британский исследователь феноменов нации и национализма, профессор-пенсионер в области национализма и этничности Лондонской школы экономики. Считается основателем междисциплинарной области исследований национализма. Самым значительным вкладом Энтони Смита теории национализма считается различия гражданского и этнического типов наций и национализмов, а также мнение о том, что все нации имеют господствующее "этническое ядро". Соглашаясь с другими исследователями, что национализм - это современный феномен, он вместе с тем считает, что нации имеют прежнее происхождения.


1. Биография

Энтони Смит получил свой первый диплом бакалавра классических языков и философии в Оксфордском университете, а степени магистра и доктора социологии - при Лондонской школе экономики. Именно в последней он преподавал курс этничности и национализма при Европейском институте, а сейчас находится в статусе профессора-емерита. Кроме того, Е. Д. Смит вице-президент Ассоциации исследований этничности и национализма и главный редактор научного журнала "Нации и национализм".


2. Научная деятельность

Научное наследие Энтони Д. Смита чрезвычайно богат. Главная тема его книг - разные проблемы теории наций и национализма. Ему принадлежат, в частности, работы "Теории национализма" (1971), "Понятие социального изменения: критика функционалистичнои теории социальных изменений" (1973), "Национализм в XX веке" (1979), "Этническое возрождение в модерном мире" (1981), "Государства и нации в" третьем мире ": западное государство и африканский национализм" (1983), "Теории национализма" (1983), "Этническое происхождение наций" (1986), "Национальная идентичность" (1991), "Нации и национализм в глобальную эпоху "(1995)," Национализм и модернизм "(1998)," Мифы и память нации "(1999)," Нация в истории: историографические дебаты о этничность и национализм "(2000)," Национализм: теория, идеология , история "(2001)," Избранные народы: священные источники национальной идентичности "(2003) и" Давность наций "(2004)," Культурные основы наций: иерархия, завет и республика "(The Cultural Foundations of Nations: Hierarchy, Covenant, and Republic) (2008), "Етносимволизм и национализм: культурный подход" (Ethno-Symbolism and Nationalism: A Cultural Approach) (2009). Вместе с Джоном Гатчинсоном он редактировал справочники "Национализм: ключевые понятия" (2000) и "Этничность" (1996), а вместе с Атеной Леусси - "Энциклопедию национализма" (2001).


3. Понимание национализма

В каждой своей студии Энтони Смит делает новый шаг на пути к созданию общей теории наций и национализма, каждый раз охватывая своей объяснительной схеме новые феномены, периоды и проблемы. Существенно опираясь на идеи своего соотечественника - британского социолога Энтони Гиденса, которые тот изложил в своей центральной труда "Последствия модерности" (1991), Смит пытается усовершенствовать свою теорию национализма. Он сводит национализм к так называемой ключевой доктрины, которая, будучи одной из выявленных (disembedded), затем деконтекстуализованих или путешествующих форм, достигает укоренения (embeddedness) в локальность благодаря наложению на локально присущую этничность. По сути, "ключевая доктрина" - это шаблон, который потенциально можно наложить на любую культурно-историческое сообщество и таким образом привлечь локальные структуры в макросистемы. От такого симбиоза выигрывают обе стороны: макросистема, частью которой является "ключевая доктрина", получает еще одну порцию легитимизации и подкрепление снизу, а локальная этничность добывает себе место в системе макроструктур, что гарантирует ей лучшие шансы на сохранение и выживание среди глобальной однообразия. Как раз об этом говорится в авторовому заключения в книги "Нации и национализм в глобальную эпоху": "Именно нацию следует воспитывать, защищать и делать эффективной, а любое обрамление, которое может предоставить такую ​​защиту и наделить такой эффективностью, рассматривается как приемлемое. Территориальная государство - наиболее очевидный и выгоднее размещен кандидат на роль защитника, но он далеко не единственный. Отсюда следует, что тяга к соответствия между государством и нацией - частый и мощный, однако в любом случае неизбежен, составляющая национализма" .

Национализм заземляется в конкретный локальный контекст путем перепривласнення этнической культуры, прошлого и символов, т.е. институционализуючы этничность. Так, ключевой для "етносимволичнои" теории Смита есть этничность и ее носитель - этнос, которые позволяют ему снять старый спор о давности или модерность наций. Проблема заключалась в отсутствии в английском языке существительного, который бы прилагательном ethnic (этнический). Наконец, учитывая нехватку английского соответствия, Энтони Смит вынужден был прибегнуть к французского термина ethnie (этнос), чтобы как-то обозначить этническую общность. Введение понятия "этнос" в англоязычный научный дискурс позволило ему внести ясность в спор о "возраст" наций. Разногласия в этом вопросе вызывало то, что одни исследователи склонны были называть нациями даже этносы, которые предшествовали возникновение наций, а другие обозначали термином ?нация? только современный период институционально оформленного существования "названы совокупностей людей" с общими мифами, исторической памятью, общественной культурой, экономическими правами и юридическим равенством. То есть в далеком прошлом могли существовать этносы, ядром которых была уснонародна культура, а не нации, которые появились в новое время, использовав предыдущий этнической субстрат. Это дает основания Е. Смиту сравнить нацию с палимпсестом: под ее нарративом действительно скрываются следы старых надписей, сделанных прежнее этносами в анналах истории.

Успешность национализма заключалась в том, что он лучше и эффективнее Другие идеологий использует психологические потребности людей, преуспевая на плодотворной почве первичных этнических уз. Именно из своих прежнее этнических корней нация черпает мощь. При отсутствии предварительного субстрата, которым питался национализм, он вряд ли мог бы так действенно мобилизовать страсти, как это ему удавалось в действительности. Очевидно, он апеллировал к чему-то глубинному, привлекал на свою сторону могущественные сантименты, укоренившиеся в повседневной жизни и транслируемые через первичную социализацию от поколения к поколению.

Таким образом, успех национализма состоит в его способности прочно внедриться в локальном контексте и обеспечить выход психологическим потребностям (чувству безопасности, принадлежности, сочувствие, потребности в ориентирах) членов конкретной локальности. Изложенная Энтони Смитом "ключевая доктрина" освобождена от любого контекста, однако она способна эффективно использовать социальную топологию любого контекста, учитывая фактически повсеместно имеющиеся локальные социальные структуры: более или менее четко очерченные человеческие объединения на основе принадлежности к общей территории и эпико-символической традиции. До появления национализма эти структуры выглядят недоразвитыми и смутно обозначенными, смешанными, нечетко отграниченными друг от друга, но они эмоционально очень близки людям, ведь составляют непосредственное социальное окружение их деятельности и психологический микроклимат их жизни, непременную предпосылку психологического комфорта. Размытость этих объединений созвучна текущего и самоорганизующаяся характера локального социальной жизни, которое редко вступает формально четких форм, а допускает существенную неопределенность на своей периферии. Для преобразования этноса в нацию нужен субъект, который увидит в этом этносе конкретную нацию и назовет его нацией: это может быть аристократия или национальная интеллигенция - в зависимости от того, как складываются конкретные местные обстоятельства. Однако это не историческая непременность - чтобы все этносы превратились в отдельные нации, поэтому, неудивительно, что за одну этническую общность могут спорить несколько националистических проектов, скажем, русинский, украинский и русский, имело место на Галичине в середине XIX в.

Фактически, национализм - макронадбудова или макросоциальных выражения этничности, поэтому его можно искать и находить в разные эпохи и в разных регионах, но в основном там и тогда, где политическая жизнь переступает границы коммуникативно непосредственной локальности и порождает потребность понадлокальних структур в простонародной поддержке и лояльности. В этом смысле национальные истории действительно нелинейные, конгруэнтные и неравномерно распространены территориально, ведь преодоление локальности происходило в разное время в разных регионах. С упадком государственных образований или социальных слоев, которые его поддерживали, политическая жизнь снова спускались до уровня относительно изолированных локальности, а "нации" сворачивались, время оставляя после себя "героический" материал, который по время используют преемники в процессе "перепривласнення" " своего "прошлого. Именно из этого материала активно черпали создатели современных наций.

Национализм - важный социальный ресурс, родство которого с модернистами и его функциональность для нее заключается не только в том, что он приводил к конституирования политического устройства современного мира, вроде созвучного потенциалу тогдашних коммуникаций и потребностям экономики, как настаивают некоторые модернисты; национализм наделял макросоциальные институты значимости для индивидов, делал их продолжением непосредственного окружения и понятным индивидам социальных кодов, тем самым вдыхая жизнь в эти высвобожденные социальные формы. Как адепты коммунизма планировали использовать русскую крестьянскую общину ("общину") как "избирательно родственный" материал для построения коммунизма в селе, так же национализм привлекал на свою сторону имеющиеся локальные социальные структуры (этнические узы и уснонародну культуру), чтобы на их фундаменте построить свою топологию социального пространства - мир наций и национальных государств. Характерно, что национализм шел не путем насилия над локальными структурами, а наоборот, усиливал, закреплял и продолжал их, обеспечивая тем самым доверие - связную звено между высвобожденной политической организацией и сообществом.


4. Ключевая доктрина национализма

Энтони Смит не считает национализм четко сформированной идеологией в духе социализма или либерализма. Это скорее шаблон, который может наполняться различными идеологическими смыслами зависимости от конкретных обстоятельств. Поэтому вместо определения национализма он предлагает "ключевую доктрину национализма", которая содержит следующие положения:

И. Мир разделен на нации, каждая из которых имеет свой характер и судьбу.
II. Нация является источником любой политической власти, и лояльность к нации превышает все другие лояльности.
III. Чтобы быть свободными, люди должны идентифицировать себя с определенной нацией.
IV. Чтобы быть самобытной, каждая нация должна быть автономной.
V. Ради мира и справедливости на земле нации должны быть свободными и защищена.

В этих положениях нет никакой связи с какими-то конкретными обстоятельствами. Так же "ключевая доктрина" не задает никаких критериев размера нации, то есть национализм не привязывает страну к какой-то обязательной численности населения. Главное, чтобы население, которому предоставляется имя конкретной нации, чувствовал себя культурно отдельную от других наций и обладало нужным мифосимвольним комплексом. По этой причине этнический национализм, который сейчас дробит принятые национальные государства, не опровергает принцип национальной организации мира, а продолжает его. Он может нанести вред конкретному национальному государству (например, Испании, Великобритании, Канаде), но не идеи национального государства и тем более не национализму. Активизацию этнонациональных движений Энтони Смит ставит в вину несостоятельности "научной" государства оправдать инвестированную в ней доверие этнических меньшинств, появление новых коммуникационных возможностей для формирования и сплочения сообществ, а также естественной защитной реакции людей на распространение глобального единообразия.


5. Определение нации

Энтони Смит предлагает такое "рабочее" определение нации, которое является частью его етносимвольнои теории:

"Нацию можно определить как названы совокупность людей, имеющая общие мифы и воспоминания, массовую общественную культуру, обозначенную отечество, экономическое единство и равные права и обязанности для всех ее членов" [1].

6. Библиография

  • Смит Энтони. Национальная идентичность / С англ. пер. Петр Таращук. - М.: "Основы", 1994. - 224 с., ISBN 5-7707-7050-3
  • Смит Энтони. Национализм: Теория, идеология, история / Пер. с англ. Роман Фещенко. - М.: "К.И.С.", 2004. - 170 с., ISBN 966-8039-42-4
  • Смит Энтони. Нации и национализм в глобальную эпоху / Пер. с англ. Николая Климчука и Тараса Цимбала. - К.: "Ника-Центр", 2006. - 320 с., ISBN 966-521-401-2
  • Энтони Д.Смит. Национализм и модернизм. Критический обзор современных теорий наций и национализма / Издательство "Праксис", 2004. - 464 с., ISBN 5-901574-39-7
  • Смит Энтони. Культурные основы наций: иерархия, завет и республика. / С англ. пер. Петр Таращук. - М.: ЕСЕМ Медиа Украина, 2010.

Источники