Белоцерковец Наталья Геннадьевна

Наталья Геннадьевна Белоцерковец (* 8 ноября 1954, Куяновка) - украинский поэтесса и переводчица.


1. Биография

Родилась Наталья Белоцерковец на Сумщине в селе Куяновка. Родители - учителя украинского языка и литературы, поколения той сельской интеллигенции, которая, по словам поэтессы, сказанными еще в начале 90-х, "вымирает как явление".

В родословной - известная фамилия Гамалей (линия бабушки по отцу), а также Лисивец, которое также встречается в казацких реестрах. Отец родом из Сумщины, мама - из Березани на Левобережной Киевщине. Отец писал прозу (в 1960-е вышли два сборника рассказов), мама обнародовала двумя изданиями воспоминания о пережитом Голодоморе и принудительные работы в гитлеровской Германии. Ее "Воспоминания. Великий голод. Великая война" переведены на французский и румынский. Французское телевидение еще не успело снять в Киеве свидетельство Анастасии Лисивец для фильма об украинском Голодоморе незадолго до ее смерти.


2. Творчество

Наталья Белоцерковец начала писать очень рано. В некотором смысле, она - дитя века (enfant du si?cle): так или иначе, по времени рождения - ребенок советской эпохи, которую тогдашний режим программировал на посредственность, приспособленчество, ренегатство. Но своим творчеством сначала интуитивно, а затем сознательно Наталья сказала эту советскости, упорно втовкмачувану соцреалистичнисть. Рано и очень успешно начала печататься не только в "Звезде" - "пионерии" и районной газете, но и в "Литературной Украине", журналах "Днепр", "Украина", газете "Вести из Украины", многочисленных альманахах вроде "Паруса "(еще школьницей). Впрочем, яркие дебюты случались не раз, другое дело, что из этого вышло дальнейшем [ ].

Чрезвычайно интересная и поучительная ситуация - перечитывать книги одной автора от времени появления первого сборника. Наглядно, отчетливо появляются закономерности, проявленные в начале творчества интуитивно, а затем развиты сознательно и последовательно. Это - "поэт с историей", говоря известной формуле Цветаевой. Процитирую еще любимого с Наташиной юности Александра Блока: "Писатель - растение многолетнее. Как в ириса или лилии рост стеблей и листьев сопутствует периодическое развитие корневых клубней, так душа писателя расширяется и развивается периодами, и произведения его - только внешние результаты подземного роста души. Поэтому путь развития может казаться прямым только в перспективе ... Первой и основной чертой того, что писатель не является величиной случайной и временной, есть ощущение пути ". Итак, ощущение личного пути. Уверена: Наталья Белоцерковец все-таки находится вне четкой поколенческая парадигмой - это по-своему "пограничная" фигура. Издав первые две книги в 1970-х, она стала выразительницей, по сути, следующего поколения поэтов, пройдя путь от формирования структуры художественного сознания в "неонародницькому" духе - до творения вполне самобытного стиля, который, видимо, можно было бы обозначить, по известной формуле учредителей МУРа, как "национально-органический" [ Источник? ].

В момент, когда Н. Белоцерковец уже активно печаталась в периодике 1980-х с подачи тогдашнего молодого критика Я. Мельника развернулась во многом надумана и некорректная дискуссия сводилась к противопоставлению так называемых "метафористив" и "исповедников". Поэтесса скептически отнеслась к такой "бинарной оппозиции". Вообще она всегда старалась держаться собственного мнения, что базировалась прежде всего на хорошей начитанности, информированности, которая только была возможна в те глухие времена. Недаром Николай Ильницкий не раз подчеркивал: Наталья Белоцерковец - как "вещь в себе". Создавалось впечатление: она всегда точно знает, что ищет, чего хочет достичь и каким образом. Тем самым стояла бы в стороне определенных тенденций, очевидно или вяло вырисовывались, в частности, в 1970-х - 1980-х (речь идет всего печатные произведения: доступа к самиздата фактически не было) [ Источник? ].

Здесь было бы уместно вспомнить об отношении НБ в "неонародництва". В ранний период творчества к нему склоняла ее мама: "народной учительнице" прежде говорилось о сохранении определенной аутентичности, уже тогда очень осаждаемых. В частности, мать не раз упрекала, почему Наталья пишет стихи, не поймет "даже директор сахарного завода": так сказать, передовая сельская интеллигенция образца 1960-1970-х годов. Попав в Киев, Наталья - студентка филологического факультета университета им. Тараса Шевченко - хоть и не очень была (и остается) желающим в "тусовок", несколько раз появилась на собрание литстудии, которую вел В. Забаштанский. Среди поэтического молодняка эта студия была очень популярной: старший поэт с героической судьбой любил подробно анализировать стихотворения младших, позволяя себе определенное свободомыслие или хотя прибегая к достаточно прозрачной эгоцентрической речи. Во времена подцензурные, в пору государственного сохранения Навуходоносор это было поучительно и не могло не импонировать. Однако Наталья, вежливо отбыв несколько заседаний, в конце перестала наведываться туда. Причиной, думаю, стало в частности то, что В. Забаштанский вполне искренне агитировал писать "просто и понятно", воспроизводя народный дух: именно это он видел как обязанность патриотически настроенного поэта, который, впрочем, вынужден был тот дух определенной степени советизировать. Такая "двойная бухгалтерия" не устраивала поэтессу, хотя в ту пору ей самой приходилось впадать в такой грех. Главное же, неоромантические иллюзии 1960-х годов, в частности идеализация народа, прежде всего крестьянства как носителя высоких этических и эстетических ценностей, показались ей непродуктивными. Здесь, кстати, сыграл роль авторитет отца, - в противовес Наташиной матери - больше склонялся не до "народничества" XIX века, а к отечественному модернизма 1920-х годов. НБ во многом уже тогда определилась, внутренне сформулировав, какой именно должна быть ее поэтика в самом широком смысле слова. Прежде она должна была быть модернистской, опираться на лучшие образцы мировой лирики, что, разумеется, предполагало пренебрежение требованием "писать так, чтобы было ясно и конюху". А именно такую ​​установку вполне вменяемой внушали "юным талантам" достаточно серьезные тогдашние критики [ Источник? ].

Среди сборников и книг писательницы:

  • "Баллада о непокоренных"
  • "В стране моего сердца"
  • "Подземный огонь" (1984)
  • "Листопад" (1989)
  • "Аллергия" (Киев: Критика, 1999)
  • "Отель Централь" (Львов: Кальвария, 2004)
  • Natałka Biłocerkiweć R?ża i n?ż (Rzesz?w, 2009)
  • Литературно-критическая книга "В контексте эпохи".

Наталья Белоцерковец является автором текста популярной песни "Мы умрем не в Париже", которую выполняет группа "Мертвый Петух" [1].

Некоторые произведения Натальи Белоцерковец переведены на немецкий [2], английский, польский, шведский, белорусский и русский языки.


3. Переводы

4. Премии

  • Лауреат премии Грузии имени В. Маяковского.

5. Семья

  • человек Николай Рябчук (1953) - культуролог, журналист;
  • дочь Анастасия (1984) - аспирантка;
  • сын Юрий (1988) - студент.

Источники

  1. Песня в исполнении "Мертвого Петуха" и Каши Сальцовой
  2. Hans Thill (Hrsg.). Vorw?rts, ihr Kampfschildkr?ten: Gedichte aus der Ukraine. Wunderhorn 2006. ISBN 3-88423-259-2.

7. Публикации