Надо Знать

добавить знаний



Информационное общество



План:


Введение

Информационное общество (англ. Information society) - теоретическая концепция постиндустриального общества, историческая фаза возможного эволюционного развития цивилизации, в которой информация и знания продуцируются в едином информационном пространстве. Главными продуктами производства информационного общества должны стать информация и знания.

Характерными чертами теоретического информационного общества, являются:

  • увеличение роли информации и знаний в жизни общества;
  • рост числа людей, занятых информационными технологиями, коммуникациями и производством информационных продуктов и услуг, рост их доли в валовом внутреннем продукте;
  • рост информатизации и роли информационных технологий в общественных и хозяйственных отношениях;
  • создание глобального информационного пространства, обеспечивающего (а) эффективное информационное взаимодействие людей, (б) их доступ к мировым информационных ресурсов и (в) удовлетворение их потребностей в информационных продуктов и услуг.

По состоянию на конец 2005 года европейские исследователи статистики "информационного общества" сделали вывод, что "концептуальное определение информационного общества остается неясным. Это видно практическими работами: не гармонизированы форматы данных, разное количество и диапазоны показателей, различные методологические подходы в сборе данных" [1 ]. Поэтому понятие "информационное общество" и концепция требуют уточнения и сейчас пригодны для описания лишь теоретически возможных будущих изменений в обществе.


1. Определение

Существует много вариантов определения смысла "информационного общества", например:

  • общество, ориентированное на людей, открытое для всех и направленное на развитие, в котором каждый может создавать информацию и знания, иметь к ним доступ, пользоваться и обмениваться ими, позволяя отдельным лицам, общинам и народам в полной мере реализовать свой ​​потенциал, содействуя своему устойчивому развития и повышая качество своей жизни [2].
  • общество, экономика которого базируется на информационных технологиях и которое социально трансформируется с целью помочь индивидам и сообществам использовать знания и идеи, помогает людям воплотить их потенциал и реализовать их стремление [3];
  • общество, которое создается в результате новой индустриальной революции на базе информационных и телекоммуникационных технологий и на базе информации, которая является выразителем знание людей. Благодаря технологическому прогрессу в обществе обработки, накопления, получения и обмена информацией в любой ее форме - звуковой, письменной или визуальной - не ограничены по расстоянию, времени и объемами. Эта революция добавляет больших возможностей человеческому интеллекту и создает ресурсы, меняют образ общественного труда и общественной жизни [4];

Считается, что в "информационном обществе" создания, распространения, использования, обобщения и манипулирования информацией составляет часть экономической, политической и культурной деятельности. Экономика знаний становится экономической копией этой деятельности, поскольку благосостояние общества создается через эксплуатацию знаний или понимания сути вещей и процессов. Люди которые имеют средства и возможности для участия в обществе получают определенные дополнительные выгоды по сравнению с теми, кто таких возможностей или средств нет. "Информационное общество" считается преемником "Индустриального общества".

Поскольку современные информационно-коммуникационные технологии работают с информацией в дискретной, цифровой форме, то часто для обозначения "информационного общества" используется синонимический термин "цифровое общество", а различия между членами в возможностях и средствах участия в обществе обозначают как "цифровой разрыв".

Bизначено большое количество признаков, которые могут характеризовать наступление "информационного общества" [5]. Признаки новых быстрых изменений в обществе могут иметь технологический, экономический, трудо-ориентированный, пространственный, культурный или комбинированный характер [6].

Тесно связанными с концепцией ?информационного общества? являются концепции "Постиндустриального общества" (Дэниел Белл), "пост-фордизму", "Постмодернизма", "общества знаний", "телематические общества", "информационной революции", "революции белых воротничков" и "Сетевого общества" [7].


2. История появления и применения термина

Можно считать, что история возникновения концепции "информационного общества" [8] берет свое начало с работ австрийско-американского экономиста-исследователя Фрица Махлупа, который в 1933 году начал изучать влияние патентов на научные исследования. Его работа достигла вершины в 1962 году прорывной публикацией "Производство и распределение знаний в США" [9]. Махлуп ввел понятие "индустрии знаний", в которую он включил пять секторов информационной деятельности в обществе: образование, научные исследования и разработки, средства массовой информации, информационные технологии и информационные услуги. Основываясь на этой классификации и статистических данных США, Махлуп вычислил, что в 1959 году 29% валового национального продукта США было произведено индустрией знаний.

Работа Махлупа вызвала широкий резонанс в научных и политических кругах, привлек внимание к растущей роли информации и знаний в современной экономике. Многие последователи идей Махлупа выполнили собственные исследования и обнаружили высокие темпы роста роли индустрии знаний в экономике. Например, исследования американского экономиста Марка Пората [10], завершено в 1977 году показало, что в 1967 году индустрия знаний ( "Информационная экономика") уже производила 46% валового национального продукта США.

Примерно в эти же годы американским социологом Дэниелом Беллом (Daniel Bell) в книге "Наступление постиндустриального общества" [11], была развита концепция "постиндустриального общества", в которой подчеркивалась важность информации и знаний в новой, постиндустриальной экономике. Позже, в 80-е годы Дэниел Белл, став уже классиком "постиндустриального общества", в свои статьях и выступлениях все чаще вместо термина "постиндустриальное общество" употребляет термин "информационное общество".

Термин "информационное общество", по данным венгерского университетского ученого-социолога Ласло Карваликса [12], возник в среде японских социологов в начале 60-х годов. Впоследствии, примерно до 1980 года, словосочетание "информационное общество" стало у социологов признанным и точным (как в описательном, так и в метафорическом смысле) термином-зонтиком для обозначения нового, быстро изменяющейся мирового социо-экономического комплекса в постиндустриальную эпоху.

В 80-е годы этот термин становится популярным среди широкого круга специалистов и политиков на фоне значительного прогресса в производстве компьютерных средств и в строительстве телекоммуникационных сетей (интегральные микросхемы, персональные компьютеры, цифровые системы связи, волоконно-оптические линии и т.д.).

Дальнейшее Экспоненциальное рост функциональных возможностей компьютерных средств и телекоммуникационных сетей и их удачный симбиоз (конвергенция) с информационными продуктами и информационными системами в форме всемирного Интернет (на основе гипертекстовой механизма - "Всемирной паутины") в начале 90-х годов создали иллюзию быстрого наступления реального "информационного общества" и вызвало настоящую эйфорию среди политиков, инвесторов и бизнесменов.

Японские инициативы (планы) построения ?информационного общества?, были подхвачены США в форме понятной американцам метафоры сенатора Ал Гора по построению ?информационная супермагистраль? (Национальной информационной инфраструктуры) для усиления американского лидерства в мире (в ходе избирательной кампании Билла Клинтона 1992 года). Главный конкурент США - Европейский союз в декабре 1993 года ответил на вызов США поручению Совета Европы группе ведущих специалистов под председательством члена Европейской комиссии Мартина Бангемана подготовить отчет по вопросам информационного общества и конкретных рекомендаций по необходимым действиям. В 1994 году по результатам одобрения Советом Европы рекомендаций отчета группы Бангемана [4] Европейской комиссией был разработан план действий европейского пути "информационного общества" [13]. Вопросы развития глобального "информационного общества" обсуждались на специальной конференции министров стран большой семерки (G7) 1995 года, организованной Европейской комиссией в Брюсселе.

В течение 90-х годов огромные средства (сотни миллиардов долларов США) по всему миру вкладывались в создание и развитие любых предприятий, так или иначе связанных с информационно-коммуникационной сфере, особенно занимавшихся развитием Интернета. Интернет становился реальным прообразом близкого "информационного общества" [ ].

Вполне логично, что на этом фоне использование термина "информационное общество" получило еще большее распространение. Апогей популярности этого термина пришелся на конец ХХ века и начало XXI века и третьего тысячелетия. В 1998 году на очередной Полномочной конференции Международного телекоммуникационного союза (ITU) была принята резолюция о проведении Всемирного саммита по вопросам информационного общества (WSIS) [14]. В 2000 году на саммите стран Большой восьмерки (G8) была принята окинавского хартия глобального информационного общества [3]. В 2002 году Генеральная ассамблея ООН принимает резолюцию об одобрении инициативы ITU о проведении двухэтапного Всемирного саммита по вопросам информационного общества, а в 2003 и 2005 годах наконец происходят Женевский и Тунисский этапы этого саммита [2].

Сегодня уже можно считать, что именно WSIS стал последним всплеском популярности термина "информационное общество" [ Источник? ]. Одной из причин этого стало и то, что в итоговых документах WSIS не было прояснено ни сущности новых отношений в "информационном обществе", ни конкретных рекомендаций его построения и развития в разных странах мира в условиях растущих международных противоречий. Основными причинами спада популярности термина "информационное общество" стал крах иллюзий после мирового кризиса информационно-коммуникационной сферы 2001 - 2002 годов ( кризис "доткомов") относительно быстрого наступления такого общества и глобальный финансово-экономический кризис 2008 - 2009 годов.

Сегодня страны мира, и в первую очередь ведущие страны, заняты актуальными вещами, чем построение и развитие "информационного общества" - стабилизация банковских систем, ликвидация накопленных долгов, преодоления рецессий т.д.. Например, в Европейском союзе, термин "информационное общество" остался только в названии одного из Генеральных директоратов Европейской комиссии и в названии специального тематического (информационно-коммуникационного) портала этой комиссии. Реальная работа по развитию информационно-коммуникационной сферы (коротко - информатизации) Европы идет в рамках программ, в которых термин "информационное общество" используется очень редко в качестве альтернативного обозначения информационной инфраструктуры: e-Europe (2000 - 2004 годы), i2010 (2005 - 2009 года), Digital Agenda for Europe (2010 - 2020 годы).

Итак, 50-летняя история термина "информационное общество" демонстрирует типичный жизненный цикл: "зарождения - рост применения - спад применения", что свидетельствует о несоответствии этого термина реальным процессам в человеческом обществе.


3. Критика "информационного общества"

Несогласованности и противоречия концепции "информационного общества" не остались без внимания части специалистов, которые призывают к более взвешенного подхода к оценкам и перспектив развития современных информационно-коммуникационных технологий в обществе и их влияния на характер отношений в обществе.

Еще в начале 80-х годов некоторые специалисты, в отличие от Марка Пората, пытались более точно проверить оценки Махлупа по его же методике и получили другие результаты, чем результаты Пората - с течением времени доля ВВП страны создается отраслям знаний, практически не растет . Об этом пишет в уже упоминавшейся статье [8] Сюзан Кроуфорд, ссылаясь на результаты, полученные американцем Майклом Купером. Интересной в этом отношении мнение самого Купера, которую цитирует Кроуфорд: "Очевидно, что концепция информационной экономики является новой, однако многие продукции и услуг в ней не изменились. Неясно, произошел переход от экономики услуг к информационной экономике, или скорее произошло пере-маркировки существующих продукции и услуг. "

Подтверждение этой мысли можно получить также прослеживанием объемов продукции мировой информационно-коммуникационной сферы за последние годы. В таблице собраны из специализированных мировых статистических источников данные об объемах (млрд. долларов США) продукции отраслей, которые сегодня составляют основу информационно-коммуникационной сферы в мире [ источник? ].

Виды деятельности 2006 2007 2008 2009 2010
Услуги фиксированных телекоммуникаций 530,0 550,8 557,4 512,2 522,1
Услуги мобильных телекоммуникаций 634,5 740,8 834,6 823,5 915,0
Аппаратные средства 949,0 1003,2 1060,5 1003,2 1016,4
Программные средства 242,5 279,8 303,6 289,8 300,6
Услуги информационных технологий 494,9 551,5 595,5 559,0 563,3
Бумажная печатная продукция 228,8 252,2 253,5 233,3 316,8
Создание программ телерадиовещания 150,8 158,4 157,9 140,5 150,2
Рекламирование 392,1 411,9 410,6 365,3 390,6
Объем продукции информационно-коммуникационной сферы 3622,6 3948,6 4173,6 3926,8 4175,0
Мировой валовой внутренний продукт 49394 55702 61286 57920 62909
Соотношение доходов информационно-коммуникационной сферы
и валового внутреннего продукта (проценты)
7,3 7,1 6,8 6,8 6,6

Из данных таблицы вырисовывается довольно стабильная картина постепенного развития информационно-коммуникационной сферы мира пропорционально развитию ее экономики. Никаких признаков "революционных" зростан в этой сфере не наблюдается. Напротив, сфера отреагировала спадом на финансово экономический кризис 2008 - 2009 годов и показывает тенденцию к небольшому сокращению своей удельного веса в экономике мира. То есть об "информационной революции" в мире, где царит экономика "золотого миллиарда", сегодня говорить нет оснований.

С наступлением кризиса "дот.комив" в 2001 - 2002 годах, критика концепции "информационного общества" усилилась. Обстоятельнее в этом отношение является уже упоминавшаяся работа американского социолога Фрэнка Уэбстера [6]. Он провел глубокий анализ десятков монографий, посвященных влиянию современных информационно-коммуникационных технологий и индустрии знаний на общественные отношения и пришел к выводу об отсутствии единства в аргументации авторов этих работ по сущности "информационного общества". Более того, он классифицировал авторов этих работ в две принципиально различные группы за их взглядами на сущность "информационного общества". К первой группе, которая является свидетельство нового типа общества ("информационного"), он отнес теоретиков постиндустриализма (Дэниел Белл и его последователи), постмодернизма ( Жан Бодрийяр, Марк Постер), гибкой специализации (Майкл Пайор, Чарльз Сейбл, Ларри Хиршхорн), информационного способа развития ( Мануэль Кастельс). Ко второй группе, пропагандирующих идеи социальной преемственности, Уэбстер отнес теоретиков неомарксизма (Герберт Миллер), регуляционный теории (Мишель Альетта, Ален Липиць), гибкой аккумуляции (Дэвид Харви), рефлексивной модернизации (Энтони Гидденс), публичной сферы ( Юрген Хабермас, Николас хорошее).

В результате своего анализа Уэбстер пришел к ряду важных выводов, основными из которых следует считать:

  • понятия "информационного общества" хотя и играло, в свое время, организующую роль в социологических исследованиях влияния информации и информационно-коммуникационных технологий на развитие общества, но оно вводит в заблуждение тем, что намекает на существование нового типа общества;
  • исследованию должно подвергаться не новый тип общества ("информационного"), а процесс непрерывного информатизации общества, который длится, возможно, несколько веков, а после индустриализации XIX века и в связи с процессом глобализации в ХХ веке он ускорился;
  • протяжении истории имел место взаимное влияние способов работы с информацией и исторических процессов в обществе, однако он всегда был направлен на сохранение существующих форм организации общества;
  • сегодняшнее развитие общества под влиянием процесса информатизации характеризует смешанная картина - что-то меняется, а в чем-то сохраняется преемственность. Следует учитывать как аргументацию сторонников "информационного общества" относительно значительного влияния современного процесса информатизации на общество, так и аргументацию сторонников наследственности по стабилизации общественных отношений. Однако следует признать, что преемственность в общественных отношениях перевешивает кардинальность ("революционность") изменений, вызванных процессом информатизации, а значение новаций не следует преувеличивать;
  • феномен современной информатизации можно лучше понять в контексте истории капитализма, но надо еще учитывать историю накопления теоретических знаний в обществе с развитием капитализма. Теоретическое знание составляет сущность сегодняшних общественных отношений и на основе накопленного теоретического знания сегодня можно управлять будущим общества;
  • роль информации в современном мире и влияние процесса информатизации на общество можно лучше понять, если выяснить, какого типа информация появилась, зачем она была нужна, какие группы в обществе ее использовали и для каких целей.

4. Апологетика "информационного общества"

Сторонники и защитники концепции "информационного общества" признают наличие противоречий и неясностей в этой концепции и в ее терминологии, но считают эту концепцию в целом верной и адекватным обобщением общественных трансформаций в постиндустриальную эпоху.

Наиболее последовательно и логично эту позицию пытается отстаивать уже упоминавшийся Ласло Карваликс. В 2010 году он выступил [15] с резкой критикой работы Фрэнка Уэбстера [6], отстаивая целесообразность концепции "информационного общества" и предлагая свой ​​взгляд на проблематику данной концепции.

Во введении к работе [12] Карваликс признает, что в конце ХХ века использование концепции "информационного общества" получило широкое распространение и стало не только обыденным сроком в словаре социологии, но и излюбленным термином политиков, бизнеса, печатных и электронных СМИ. Однако, раз в результате такой популярности, содержание этого выражения "растворился" и использования сегодня сопровождается противоречиями и неопределенностями. Более того, были предложены некоторые контр-концепции "информационного общества", с помощью которых было прояснить спорные вопросы и структурировать круг проблем этой концепции, поскольку в профессиональной и научной литературе по тематике "информационного общества" не было сформулировано в-согласованных определений и интерпретаций сущности "информационного общества". Хаос проблематики "информационного общества" рос, поскольку многочисленные теории "информационного общества" возникали из разных частей науки и строились на различных научных традициях. Вместо систематизации, должна базироваться на общепризнанных положениях, идет постоянная борьба между оригинальной (першоджерельною) и вновь концепциями "информационного общества".

Как пример, Карваликс приводит интерпретацию "информационного общества" политиками Европейского союза, сначала под "информационным обществом" понимали просто либерализацию в телекоммуникациях, а затем добавили к этому еще и отрасль информационных технологий, не выходя за рамки технологической точки зрения на сущность "информационного общества".

Ситуация осложнилась также тем, отмечает Карваликс, что концепция "информационного общества" развивалась отдельно от практической реальности, то есть от самого "информационного общества". А когда, наконец, произошло сочетание теории с практикой через многочисленные альтернативные толкования, то публично "информационное общество" было уже воспринято как набор разнообразных свойств. Вот почему исследования "информационного общества" стали осуществляться на очень поздней стадии, в конце ХХ века. Одной из первых задач этих исследований является выполнение удовлетворительной "логической систематизации" самого предмета исследований. Все это может стать базой для серьезных научных обсуждений и дискуссий.

По мнению Карваликса, термин "информационное общество" является точным, с элементами афоризма обобщением десятков подобных терминов, которыми разные специалисты пытались характеризовать новое, постиндустриальное общество, акцентируя ту или иную его характеристику ("постиндустриальное общество", "революция белых воротничков", " информационная революция "и др.). Этот термин используется для обозначения новейшей стадии социальной истории. В ХХ веке наиболее развитые страны постепенно вошли в состояние "информационного общества" и ожидается, что в течение нескольких десятилетий большинство населения мира будет жить и работать в глобальном "информационном обществе".

По концепции "информационного общества" Карваликс считает, что она должна быть не просто расширенным или уточненному определению типа нового общества, а должно быть сложной модели социо-экономического общественного комплекса, который создается в постиндустриальную эпоху. Такую модель Карваликс предлагает представлять как совокупность трех видов описаний ("narratives"):

  • "Большой описание" на макроуровне в контексте цивилизационной теории;
  • "Малый описание" на мезо-уровне в контексте теории развития;
  • "Мини описание" на микро-уровне в контексте практики и проявлений.

Описания различных уровней не являются обособленными, а тесно связаны, дополняя друг друга при анализе отдельных аспектов "информационного общества". Их взаимосвязь лучше представлять как последовательную вложенность низшего уровня в верхний уровень.

Карваликс считает, что задачей адептов концепции "информационного общества" является восстановление ее першоджерельного, целостного смысла, который должен применяться в контексте цивилизационной теории. Достичь этого можно в рамках исследований по тематике "информационного общества", которые начались во второй половине 90-х годов и должны быть дополнены исследованиями в социальной информатике, которая имеет дело с анализом микро-и мезо-уровней этого явления наряду с социальными вопросами, имеют отношение к технологиям информации и знаний.

По мнению Карваликса, не существует определений, которые откроют истинное значение "информационного общества", а есть лишь возможность тщательных анализувань, распространяющиеся на все подсистемы общества. Именно таким путем можно измерить и определить, когда отдельная страна "переключается" с предыдущего состояния в состояние "информационного общества". Три уровня таксономии ("большой описание", "малый описание" и "мини описание") создают каркас для работ по тематике "информационного общества", при этом фундаментальные проблемы возникают на уровне анализа вопросов цивилизационной теории.


5. "Информационное общество" в Украине

Концепция и терминология "информационного общества" получили широкое распространение в Украине вслед за их распространением в мире с теми же, характерными для мира, противоречиями и неясностями в их применении. Термин "информационное общество" в большинстве случаев используется как яркий синоним термина "информационно-коммуникационные технологии", а концепция "информационного общества", и сегодня, не получила глубокого осмысления и адаптации под украинские реалии результате упадка украинской науки.

Показательна в этом отношении является основательная доклад ученых Национального института стратегических исследований [16], в которой "информационное общество" трактуется просто как "феномен" (явление) без критического его осмысления, а термин "информационное общество" используется синонимично с терминами "информационные технологии" , "отрасль информационных технологий" и "информатизация". Однако у авторов доклада все же хватает объективности признать, что "для Украины, которая все еще находится в состоянии цивилизационной неопределенности, информационное общество, к сожалению, во многом остается скорее популярным лозунгом из лексикона европейских деклараций, чем реальной практикой".

Впервые ориентацию Украины на создание "информационного общества" было официально зафиксировано в Стратегии интеграции Украины в ЕС (глава 13), принятой в 1998 году. Стоит отметить, что одновременно, в 1998 году было принято два Закона Украины "О Концепции Национальной программы информатизации" и "О Национальной программе информатизации", которым определялись принципы и программа действий информатизации Украины, а не построения в ней "информационного общества". Такое противоречие в концептуальных основах между различными группами специалистов и политиков на самом высоком уровне принятия политических решений в Украине свидетельствует о некритичность восприятия иностранных новаций. Оно сильно повредило практике информационно-коммуникационного развития Украины.

Популярность употребление терминологии "информационного общества" снова выросла в Украине в начале 2000-х годов, в ходе подготовительных работ к участию делегации Украины в первом и втором собрании Всемирного саммита по вопросам информационного общества, а также в ходе попыток реализации Решений этого саммита после 2005 года. Согласно первой Решений саммита (Женевский план действий, 2003 год), Украина должна разработать Национальную стратегию развития "информационного общества" и приступить к ее реализации. Однако только в 2005 году в Украине были проведены Парламентские слушания по этому вопросу и по их результатам начале 2007 года был принят Закон Украины "Об основных принципах развития информационного общества Украины на 2007 - 2015 годы". В августе 2007 года был принят План мероприятий по выполнению задач этого закона (Распоряжение КМУ от 15.08.2007 № 653-р). Стратегия развития "информационного общества" в Украине осталась неопределенной. Более того, продолжают быть действительными указанные выше законы об информатизации Украины.

Практика реализации политических решений по построению "информационного общества" и информатизации Украины также является противоречивой, ситуативной и неэффективной, о чем объективно свидетельствуют материалы доклада [16]. Хотя и выполнен значительный перечень мероприятий намеченных программ и планов, однако они остаются фрагментарными, а действующая нормативно-правовая база информационно-коммуникационной сферы Украины остается неполной, неэффективной и противоречивой [ Источник? ]. Для улучшения положения дел, по мнению авторов доклада [16], необходимо разработать и ввести в действие три системные документы: "Информационный кодекс Украины", "Стратегия развития информационного общества" и "Национальная система индикаторов развития информационного общества". Авторы доклада считают, что именно эти документы помогут устранить фактическую несоответствие между содержанием термина "информационное общество" и практическими делами, которые больше направлены на решение технологических, а не социальных вопросов.

Общий вывод авторов доклада [16] по развитию "информационного общества" в Украине является позитивным - в стране стремительно формируется массовая интернет-аудитория и специфическое сетевое социокультурная среда, что по своим параметрам будет подобным таких в развитых странах. Продолжается диверсификация аудитории, формируются новые модели информационного потребления, социальной и политической активности и т.д..

Вместе с тем наблюдается и ряд негативных явлений и процессов, которые тормозят развитие "информационного общества" в Украине, такие как: низкие темпы развития (ниже среднемировых) и, соответственно, низкие рейтинги Украины в международных сравнениях, отсутствие системной, многоуровневой, нормативно подкрепленной, основанной на определенной идеологии и стратегии государственной политики в информационно-коммуникационной сфере; значительный дисбаланс аудитории Интернета по региональным, возрастными и имущественным признакам; низкое развитие скоростных сетей доступа в Интернет; дефицит квалифицированных кадров, вследствие оттока талантливой молодежи в коммерческие структуры и в теневой, ориентированный на экспорт бизнес разработки программного обеспечения.

Украина предстоит выполнить значительный объем работы по осмыслению и адаптации концепции "информационного общества" в украинских реалиях, разработки и реализации Национальной стратегии современного информационно-коммуникационного развития. Примером для такой работы является опыт Финляндии, освещен в книге по соавторством одного из классиков "информационного общества" - Мануэля Кастельса, бережно переведенной на украинский язык [7].


См.. также


Примечания

  1. Lauri Frank, Timo Hitvonen. Measuring the Information Society in Europe: from definitions to description. ERSA Conference Papers (ersa 06p764), 2006
  2. а б Всемирный саммит по вопросам информационного общества (Женева 2003 - Тунис 2005). Итоговые документы. Издание Министерства транспорта и связи Украины - Государственный департамент по вопросам связи и информатизации. Киев, 2006
  3. а б Окинавская Хартия глобального информационного общества. (Окинава, 22 июля 2000 года). Законодательство Украины, документ 998_163. (Okinawa Charter on Global Information Society. Okinawa, July 22, 2000)
  4. а б Европа и Глобальное информационное общество. Рекомендации Европейском совете. Брюссель, 26 мая 1994 г. (Europe and the Global Information Society. Recommendations to European Council. Brussels, 26 May 1994). В сб. "Европа на пути к информационному обществу. Материалы Европейской Комиссии 1994 - 1995 гг Киев, Государственный комитет связи и информатизации Украины. Изд." Связь ", 2000
  5. James R. Beniger. The Control Revolution: Technological and Economic Origins of the Information Society. Cambrige, Mass.: Harvard University Press, 1968.
  6. а б в Фрэнк Уэбстер. Теории информационного общества. Пер. с англ. р / Е. Л. Вартановой. М.: "Аспект Пресс", 2004. - 400 c. (Frank Webster. Theories of the Information Society. Second edition. London and New York, Routledge, 2002)
  7. а б Мануэль Кастельс, Пекка Химанен. Информационное общество и государство благосостояния. Финский модель. Киев, Изд. "Ваклер", 2006. - 232 c. (The Information Society and Welfare State - The Finnish Model. Oxford University Press, 2002).
  8. а б Susan Crawford. The origin and Development of a Concept: The Information Society. Bull. Med. Libr. Ass., 71 (4), October 1983.
  9. Махлуп Ф. Производство и распространение знаний в США. - М.: Прогресс, 1966. - 462 с. (Fritz Machlup. The Production and Distribution of Knowledge in the United States. Princeton: Princeton University Press. 1962)
  10. Mark U. Porat. The Information Economy. Nine volumes. Office of Telecommunication, US Department of Commerce. Washington, 1977
  11. Daniel Bell. The Coming of Post 'Industrial Society: A Venture in Social Forecasting. Harmondsworth: Penguin, Peregrine, 1973
  12. а б Laszlo Z. Karvalics. Information Society - what is it exactly? (The meaning, history and conceptual framework of an expression). Coursebook of Project NETIS - Leonardo da Vinci. European Commission. Budapest, March-May 2007
  13. Европейский путь к информационному обществу. План действий. Брюссель, 19 июля 1994 г. (Europe's way to the Information Society. An action plan. Brussels, 19 July 1994)
  14. World Summit on the Information Society. Resolution 73 of the ITU Plenipotentiary Conference, Minneapolis, 1998
  15. Laszlo Z. Karvalics. How to defend the original, multicriteria theories of Information Society? 3rd ICTs and Society Meeting; Paper Session - Theorizing the Internet; Paper 3. (Publication in "tripleC - Cognition, Communication and Co-operation", v.8, No2, 2010 / www.triple-c.at)
  16. а б в г Д. В. Дубов Д.В., Ожеван А., Гнатюк С. Л. Информационное общество в Украине: глобальные вызовы и национальные возможности. Аналитический доклад. Киев, НИСИ, 2010

код для вставки
Данный текст может содержать ошибки.

скачать

© Надо Знать
написать нам