Михаил (Рагоза)

Михаил Рагоза (* после 1540, Минск - ? 18 июля / 15 августа 1599, Новгород-Литовский) - митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси, который вошел в историю своим участием в Брестской унии, как один из ее организаторов.


1. Биография

Михало Рагоза происходил из белорусской шляхты Минского уезда. Как предполагает польский историк Лукашевич, Рагоза мог учиться в иезуитской коллегии в Свободные. В 1576 Рагоза писцом виленского воеводы князя Богуша Корецкого.

Впоследствии Михаил Рагоза вступает в Минский Вознесенского монастыря, а в 1579 становится его архимандритом. В это время дружит с новгородским воеводой Теодором Скумин-Тишкевичем, а также с князем Костянин Острожским. В 1582 получает в управление Слуцкий Свято-Троицкий монастырь, а в 1589 - Слуцкий Мороцький монастырь [1].

В 1588 князь Константин поручился за Михаила Рагоз как достойного кандидата на митрополичий престол перед патриархом Иеремией II, когда тот находился на Руси и отстранил от правительства митрополита Онисифора Дивочку. Поэтому в 1588 польский король Сигизмунд III именовал Рогоза митрополитом. А в 1589 в Успенском соборе Вильнюса Константинопольский патриарх Иеремия рукоположил Михаила Рагоз на митрополита Киевского, Галицкого и всея Руси [2].

На 6 октября 1596 митрополит Михаил Рагоза созвал собор в Бресте, во время якго было провозглашено Брестскую унию. После принятия унии митрополит начал визитуваты свою епархию. В некоторых городах и селах, в частности в Слуцке, Вильно, Львове и Крехове, против него збнтувались церковные братства. Например, когда митрополит Михаил проходил площадью в Слуцке, на него напала разъяренная толпа, однако верные, которые были сторонниками унии, защитили его [3].


2. Брестская уния

Митрополичьего служения Рагоза начал обновление падшего церковной жизни, в частности на епископских синодах от 1590 и впоследствии части православных епископов начал переговоры с польским королем Сигизмундом ИИИ об объединении (унии) православной церкви с католической.

28 октября 1595 митрополит выдал грамоту на созыв церковного собора, в которой он вспоминает, что князь Острожский требовал созыва собора до отъезда владык к Рима. Сам митрополит также этого хотел, но король не позволил собор учитывая "опасности", поэтому он не решился. Теперь, очевидно, разрешение было получено, поскольку собор предназначался для 25 января 1596 в Новогрудке.

По возвращении епископов Ипатия Потия и Кирилла Терлецкого из Рима, мотивы созыва собора значительно изменились. Свое видение и одновременно согласие папа Климент VIII выразил в ряде документов, подписанных в Риме 7 февраля 1596. Об этом было сообщено в бреве митрополиту Михаилу и епископам. В этом документе отмечалось созыве провинциального, есть поместного собора с участием епископата, который должен был принять веру Святого Петра в тот же способ, что и Ипатий Потий и Кирилл Терлецкий в Риме, то есть совершить "истинное послушание". Об этом митрополит и епископы должны были отчитаться в Рим. О собор также сообщалось в папском бреве королю, в связи с назначением на собор делегатов папы - латинских епископов Польши.

21 августа 1596 митрополит послал из своей резиденции в Новогрудке окружное послание христианской населения греческого обряда, в котором объявил о созыве собора в 6 октября 1596.

В противном недатированном послании митрополит обратился к духовенству с просьбой молиться за успешное проведение собора. В этом же послании митрополит подает догматически каноническое обоснование унии церквей. По мнению митрополита, единство церкви завещал Иисус Христос (известный библейское выражение "да будетъ единственно стадо и единъ пастырь"), развил Св. Апостол ("абысмо одни были"). Единство церкви, недопустимости раскола следовали также Господних заповедей о всеобщей любви (в отличие от учеников Магомета, желавших христианам несогласия). Митрополит также обратил внимание на роль церковного единства в поборення ересей, утверждении царской (т.е. государственной) власти, приумножении православных церквей, борьбе с "супостатами" и т.д. При этом он обосновывает одну из главных причин унии: распространение ересей, разорение храмов и алтарей, изгнание иереев, попрание святых церквей, что в свою очередь, является большим грехом, свидетельством упадка и притеснений Святой веры. Причиной этого митрополит четко называет - несогласие церквей, то есть раскол. Далее указывается и другая причина: упадок Святой Константинопольской столицы, " греческого царства ", как следствие расторжения церковного единства (а не завоевания турками, как утверждали римско-католические идеологи и публицисты).

Далее митрополит Михаил обращает внимание на то, что причин ненависти к западной церкви, фактически, не существует, поскольку обе церкви признают Бога в Троице хвалимого, а несогласие на них наслал антихрист, "князь тьмы" через своих слуг. Таким образом, митрополит сформулировал свое видение теоретических основ унии, основанное на православном понимании идеи (в пользу этого есть такой аргумент: митрополит даже не упоминает флорентийских идей). В нем ни словом не обвиняются ни папы, ни патриархи в расторжении единства. Как отмечает историк Леонид Тимошенко, высказанные идеи были развиты в основном документе Брестского униатского собора, возглавляемого митрополитом - декларации унии, текст которой полностью представлен в 22 главе произведения. Однако там появляются уже другие принципы: признание первенства Апостольской Столицы и обвинения патриархов в схизме, что было характерно для позиции Ипатия Потия и римо-католических идеологов унии, например, Петра Жалобы [4].