Сказание о населенных местностях Киевской губернии

"Сказание о населенных местностях Киевской губернии" - статистические, исторические и церковные заметки о города, города и села в пределах Киевской губернии выданные в 1864 году Лаврентием Похилевича.


1. Рукопись

Первый вариант книги был готов уже к концу 1860 -го года. 10 августа 1861 года Киевский цензурный комитет духовных книг предоставил разрешение на печать "Сказаний ...". Частично сохранившимся является рукописный экземпляр "Сказаний ...", содержащий на себе рецензию и пометки Цензурного комитета. На титульном листе содержится название и сведения о составителя, которые отличаются от известных печатных экземпляров:

"Киевская губерния и Епархия в своих частях, или Подробное описание городов, поселков, сел, поселков, их церквей и монастырей, как те, что существуют на просторах губернии, так и существующие в прошедшее время, с указанием бывших и нынешних владельцев имений, пространства их земель и других подробностей ".
Составлен чиновником Киевской Духовной Консистории Лаврентием Похилевича.
Часть 2-я
1861 года.

На обороте титула помещено известную цитату из летописи Величка :

... Проходя Украины, видел много городов и замков безлюдных и пустых, валы как горы и холмы насыпаны и только зверям диким для приюта и проживания пригодны ...

Далее содержится предисловие, подписанное инициалами "Л. П.", обозначенная Киевом и датирована 23 январем 1864 года. Структура сохранившейся части рукописи такова:

Листы Название части рукописи
10 -95 Киевский уезд
96 -97 Реестр наименований, находящихся в этой тетради. а) наименование городов, сел, поселков, хуторов, урочищ
97 - 98 Список лиц, упоминаемых в этой тетради
99 - 163 Радомышльский уезд
163 - 164 Содержание. Имена городов, сел и поселков
165 - 213 Сквирский уезд
214 Алфавитный список сел и поселков Сквирского уезда
214 - 256 Бердичевский уезд
257 - 286 Липовецкий уезд
287 - 288 Алфавитный список сел и поселков Бердичевского и Липовецкого уездов
289 - 315 Уманский уезд
316 - 317 Алфавтний список населенных мест в уездах Уманском и Звенигородском
318 - 344 Звенигородский уезд
345 - 381 Таращанский уезд

Рукописи о поселении Таращанского уезда хватает около четверти от напечатанного объема. Текст заканчивается сведениями о селе Бурковцы. На последующих листах (382-390) помещен фрагмент текста без начала и конца, в котором рассматриваются взгляды различных авторов о украинском духовенство 16 - 17 веков и его взаимоотношения с Константинополем и Москвой.

Рукопись содержит немало приписок и исправлений, некоторые страницы полностью или частично перечеркнуты. На некоторых страницах рукописи сохранились пометки карандашом "Набрано", которые свидетельствуют, что именно из него были набраны гранки и издана книга.

Учитывая, что в приложениях к опубликованному тексту содержатся сведения о фактах, которые произошли после 1861 года, можно предположить, что утвержденный Цензурному комитетом рукопись претерпел определенные изменения. В частности, эти изменения произошли и в названии труда.


2. Структура статей

Статьи о населенные пункты Похилевич старался излагать по единой структурой, а именно:

  • географическое положение;
  • предания о происхождении названия населенного пункта;
  • древнейшие документальные сведения и данные об известных древности и археологические находки;
  • сведения о событиях 14 - середины 19 века (чаще речь идет о событиях первых казацких восстаний, Хмельницкой и Руины, гайдамацких движений 18 века, в частности Колиивщины 1768 года, польских восстаний 19 века;
  • данные о владельцах с древних времен до конца 1850-х годов включительно; статистика выкупа земель крестьянами после реформы 1861 года, общая статистика распределения земель по состоянию на середину 19 века;
  • статистические сведения о населения 17-19 веков;
  • сведения о православных храмы и другие культовые сооружения, о выдающихся архитектурных и фортификационные памятники, садово-парковые ансамбли и т.д..

К использованию краеведческой литературы автор относился критически, поэтому многие переводов, объясняли название насенленого пункта с точки зрения народной этимологии, не вошедшие в книгу, поскольку, по мнению составителя, они имели очень наивно характер.


3. Рецензии

Осенью 1864 Лаврентий Похилевич подал ходатайство на имя киевского военного, подольского и волынского генерал-губернатора М.М. Анненкова в котором он ходатайствовал о заступничестве в печати книги [1]. В своем обращении он указывал на то, что собранные им и помещены в книге сведения уменьшат многие организации и сохранят значительные средства, которые ими тратятся на проведение подобных исследований.

31 октября генерал-губернатор обратился к попечителю Киевского учебного округа с просьбой предоставить свое мнение относительно возможной пользы тех выгод, на которых настаивает Похилевич, а в случае положительного отклика указать которое бы и в чем этому произведению стоило бы сделать покровительство.

Первым откликнулся на предложение попечителя профессор Киевского университета Николай Бунге [2]. Он указал, что по географическим и статистических сведений достоверность материалов могла бы быть оценена только на основании материалов собранных другими лицами и которых Бунге в своем распоряжении не было. Что же касается исторических и филологических сторон произведения, профессор ответил, что правильную оценку может дать Комиссия для разбора древних актов и специалисты по филологии. Всего книгу Похилевича он оценил как очень важный произведение, заслуживает внимания.

13 сентября 1865 года состоялось заседание историко-филологического факультета Киевского университета [3] на котором была заслушана и одобрена мысль заслуженного профессора Алексея Ставровского о произведении Похилевича [4]. Профессор отметил, что:

Это сборник различных данных, находившихся в распоряжении автора. Цель сборника и обоснование этих сведений с одной стороны и, чтобы сохранить остатки свидетельств о составе местного быта, существовал еще, что с каждым годом более и более теряет свой ​​исторический грунт, переступаеться, сглаживается и забывается, а с другой стороны, чтобы, как сам автор объясняет, ходатайствуя о предоставлении покровительства его изданию, уменьшить работу многих научных организаций, которые тратят на такие исследования значительные деньги. Таким образом господин Похилевич предъявляет один сырой материал. Степень достоверности этого материала обусловливается теми источниками, с которым заимствовал он, и теми способами, которыми автор пользовался для сбора его

Сам Похилевич в предисловии к книге приводит такие источники и способы сбора материалов к книге:

  • информация крестьян о прошлом своих сел, собранная автором во время путешествий по территории Киевской губернии;
  • собственные разведки;
  • статистические данные о количестве жителей в разные годы, а также показипро состояние приходов и церквей полученные из архивных дел Киевской консистории;
  • данные о владельцах и количество земли, числящихся за ними - из архивов казенной палаты и губернского комитета по обеспечение духовенства;
  • данные о количестве земли, приобретенной в собственность крестьянами на основании царского манифеста от 19 февраля 1861 - из журналов губернской присутствия по крестьянским делам, которые печатались "Киевских губернских ведомостями";
  • заметки о некоторых дворянские роды и о переходе имений - с рассказов жителей, записанных священниками, от которых различные отечественные научные учреждения через посредство епархального начальства получали список с на соответствующие запросы.

В случае отсутствия печатных известий по истории того или иного села автор указывал их прошлое на основании сохранившихся жителями переводов.

Ставровский указал, что данные, которые приводит Похилевич, заслуживают большого доверия, по крайней мере, они составлены точнее, чем те, которые предоставляются официальными лицами изданию "Материалов для географии и статистики России". Профессор отметил, что этим изданием Киевская губерния приобрела такую ​​подробную себе монографию, которых ни у одной из других губерний. Претензии, которые выдвигает рецензент, касались больше формы чем содержания произведения. В итоге Ставровский рекомендовал предоставить Похилевичуналежне покровительство и помощь со стороны правительства по печати "сказано ...".

Хотя ответ попечителя Киевского учебного округа по просьбе генерал-губернатора было отправлено лишь 23 октября 1865, книга уже была напечатана.


4. Недостатки

В Похилевича не характерны четкие ссылки на использованную литературу и источники, было общей недостатком того времени. Те же ссылки, содержащиеся в тексте, имеют довольно свободную форму и часто носят вторичный, а то и третичный характер. Кроме того большие объемы проекта не позволили ему критически подойти к всего материала. В "Сказаниях ..." случаются ошибки. Например графиня Александра Васильевна Браницка названа женой, а не матерью графа Владислава Ксавериевича Браницкого [5].

Гранки книги были плохо, или совсем не вычитанные. Об этом свидетельствуют опечатки. Некоторые из них в течение следующего столетия приобрели определенную исторического значения. Так битва на реке Роток между войсками Великого княжества Литовского и татарами перенесена из 1511 года на 1311 год [6]. Впоследствии эта ошибка появилась в некоторых десертацию и краеведческих публикациях.


5. Значение

Материалы "Сказаний ..." были использованы для "Słownika geograficznego Kr?lestwa Polskiego i innych kraj?w słowiańskich".

Почти через сто лет советская историкография отнесла книгу Л. Похилевича к трудам, которые имеют "некоторое справочное значение" [7] [8].

Многотомная "История городов и сел УССР" не умаляет значения "Сказании ...", а лишь дополняет этот труд историей столетия, которое прошло после ее печати.